Приказ: В секретную цитадель — обеспечить закон и порядок. Часть 2

Александр Гуськов 11.08.2019 19:47 | Общество 129

Продолжение. Начало здесь

О них не говорили и не писали. Они мужественно сражались за Родину на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945гг. А после нее, будучи засекреченные, самоотверженно отстаивали законность и правопорядок, обеспечивали правовые условия становления и возрастания ядерной мощи нашей Отчизны. Но императив принципа исторической справедливости неумолимо требует сохранения памяти о них – верных служителей Родине, Закону, Народу и Миру на Земле

 «Кадры решают все!..» 

26 марта 1954г. по внутреннему телефону Генерального прокурора СССР Руденко раздался звонок: «Роман Андреевич, только что скоропостижно скончался прокурор Челябинска -40 Кузьменко…». Короткая пауза  и в ответ услышал: «Зайдите ко мне, Александр Макарович».

Это был звонок Начальника 4-го отдела Генпрокуратуры СССР государственного советника юстиции 2 класса Александра Сливина (в конце этого же года 4-й отдел будет преобразован во 2-е Управление, и Сливин возглавит его — авт.). Он уже просмотрел досье Георгия Кузьменко и подобрал кандидатуры на его замену, так как знал, что к шефу надо идти с предложениями и справкой на избранников. Ранее он служил под началом Заместителя Генпрокурора Союза ССР Константина Мокичева (уроженец г. Кыштым Челябинской области – авт.), ставшего впоследствии Первым Заместителем Генпрокурора СССР. У него и научился Сливин внимательно относиться к жалобам граждан и к прокурорским кадрам.

Руденко выслушал кадровика о судьбе чекиста и прокурора Кузьменко. Ему импонировали героические, отважные люди с прокурорскими погонами. «Похороните с воинскими почестями, а семье помогите, чем можете!» — тихо сказал Генеральный прокурор. «Ну, что там у тебя, какие предложения?» — продолжил Руденко. Сливин кратко изложил  сведения о кандидатурах и, предвидя вопрос, добавил: «Все достойны!».

Генпрокурор Союза ССР Роман Андреевич Руденко

Роман Андреевич знал, что Челябинск-40 – это детище Лаврентия Берия, флагман оружейного плутония и… огромная пороховая бочка! К тому времени выстраивалась система закрытых городов Атомного проекта СССР на Урале. После первого взрыва советской атомной бомбы 29 августа 1949г. активизировали свою подрывную и разведывательную  деятельность группа государств Запада во главе США. Особенный интерес проявляла СИС Англии.  Руденко было уже известно, что в этом же 1954г. руководство этой службы дало своим разведчикам указание добыть пробы грунта, воды, растений и деревьев вблизи всех атомных объектов СССР. Уже произведены аресты диверсантов и шпионов в Закарпатье, в Москве, в Свердловске, в частности английский резидент и его четыре агента, целью которых был как раз уральский «Маяк». Подбираются!..

Подумав о «пороховой бочке» он вспомнил что совсем недавно, в марте 1953г. заключенные-строители п/я 202 (ныне ЗАТО Трехгорный – авт.) взбунтовались и 70 дней буйствовали в этой закрытой зоне.  Пришлось применить оружие, а самого начальника лагеря Журавлева взять под стражу. (Прокурором п/я 202 в тот год только начал служить фронтовик Александр Мужжухин,  и реально он еще не смог обеспечить надлежащий надзор за лагерем – авт.).

В 1953г. все заключенные страны жили эйфорией мартовской амнистии и отчаянно рвались на свободу. А Челябинск-40 – это стратегическая зона, объект особой  государственной важности, где любое людское волнение чревато огромной разрушительной вспышкой. Там нужны прокурорские кадры весьма авторитетные и решительные, познавшие порох и нужду людей, такие, как отважный прокурор Кузьменко. Руденко пододвинул к себе, оставленные Сливиным красно-коричневые папки…

Опаленные огнем войны — соратники по Закону 

Афанасьев Владимир Никифорович, родился в 1907г. в рабочем поселке Кусинский Завод,  Челябинской губернии. В Красной Армии служил с начала Великой Отечественной войны военным следователем в прокуратуре 18-го танкового корпуса, 4-го Сталинградского корпуса и других армейских подразделениях. Имеет воинское звание гвардии майор юстиции. СМЕРШевец Афанасьев за боевые действия награжден  двумя орденами Красного Знамени и двумя орденами Отечественной войны 1941-1945гг., а также орденом Партизанской Звезды Югославии и многими медалями. После демобилизации в 1946г. он шесть лет, с августа этого же года служил под руководством Кузьменко, сначала старшим следователем ИТЛ и С № 859, затем помощником прокурора Челябинска-40. В 1952г. был переведен с повышением на Украину, в Ивано-Франковскую область, прокурором ИТЛ и Нефтеразведочной экспедиции.

Фронтовик Владимир Никифорович АФАНАСЬЕВ, старший следоватль и пом.прокурора Челябинска-40

«Хорош гусь, отважный! Но пусть еще послужит прокурором, наберется опыта, а там посмотрим» — подумал Роман Руденко и взялся за другую папку.

Справка: Афанасьев затем служил прокурором в других номерных прокуратурах страны. В 1955г. он окончил в Москве годичные курсы по повышению квалификации руководящих работников прокуратуры Союза ССР. И вновь он на прокурорских должностях в системе закрытых городов Атомного проекта страны. Младший советник юстиции Афанасьев – «Ветеран войны» и «Ветеран труда», в 1968г. он вышел в отставку персональным пенсионером республиканского значения.

Жулин Иван Максимович, родился в 1920г. в селе Хилково Торбеевского района Мордовской АССР. В 1942г. он призван в Красную Армию, в состав 258-й сибирской стрелковой дивизии. Гнал врага от Москвы. Заместитель политрука, сержант-стрелок бил фашистов и под Сталинградом в составе 991 стрелкового полка 96-й стрелковой дивизии, где получил   тяжелое ранение в ногу. После эвакуации и излечения в госпитале служил следователем прокуратуры ИТЛК по Новосибирской области, а в 1948г. был переведен на должность старшего следователя ИТЛ и С № 859, затем служил помощником и заместителем прокурора Челябинск–40. Именно его рекомендовал Кузьменко Генпрокурору СССР на должность заместителя или прокурора п/я 202 (ныне ЗАТО Трехгорный – авт.).

Фронтовик, старший советник юстиции в отставке Иван Максимович ЖУЛИН

Жулин был награжден орденом Отечественной войны 1941-1945гг. 1-й степени, медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» и др.

«Да, и этот не плохой кадр, тоже нет репрессированных родственников, боевой коммунист» — подумал Генеральный прокурор. – «Только совсем недавно он был переведен в Среднюю Азию на прокурорскую должность.  Зачем его обратно на Урал, пусть уж там осваивается. Посмотрим других».

Справка: Иван Жулин служил прокурором ряда закрытых поселений Атомного проекта в Средней Азии. С отличием закончил Ташкентский госуниверситет, после окончания которого он был направлен заместителем прокурора п/я 5 (ныне ЗАТО Северск), а затем прокурором п/я 9376 (Томск). В мае 1981г. старший советник юстиции Жулин вышел в отставку пенсионером республиканского значения. Иван Максимович Жулин умер 16 декабря 2003г., похоронен в Томске.

Тарханов Иван Михайлович, Родился 06.07.1915г. в многодетной крестьянской семье. Уроженец Челябинской области. В 1932г. по окончании средней школы работал секретарем сельского совета, а в 1935г. стал слушателем совпартшколы. Окончив её, работал завотделом райкома ВЛКСМ. С февраля 1935 по декабрь 1936 служил в РККА. С 1936 по 1940гг. учился на юридическом факультете 2-го Ленинградского университета, по окончании которого работал в органах прокуратуры. В июле 1941г. был призван  в Действующую Армию. Службу проходил сначала военным следователем военной прокуратуры 60-й Отдельной стрелковой бригаде 3-го Стрелковом корпусе 9-й Армии. Далее служил помощником военного прокурора 50-й Армии. Принимал непосредственное участие в боевых действиях по обороне Москвы и Кавказа. Получил двойное пулевое ранение. После войны майор юстиции Тарханов окончил Высшие Академические курсы Красной Армии. Служил в органах прокуратуры Новосибирской области. Он награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа», «За победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.» и др.

Сердечное решение 

Руденко почувствовал учащение сердцебиения. Перед ним лежали судьбы людей, реально сражавшихся за Родину, спасая её от злейшего врага человечества – треклятых фашистов. А в 45-м он сам  их главарей  пригвоздил в Нюрнбергском процессе…

Вставая со стула, Роман Андреевич подумал: «Мои ребята на войне пролили кровь, контужены, им бы, как ветеранам войны, пожизненно лечиться на Черноморских или Кавказских курортах, купаться в славе народной…».

Руденко подошел к приоткрытой форточке и, несмотря на запреты врачей, закурил. Два инфаркта он уже схватил на Украине при Никитке Хрущеве —  «Язвить его! Разбушевался, как и Нарком НКВД Успенский в 38-39. Слава богу, что челябинский энкэвэдэшник Сошников, впоследствии начальник кыштымского лагеря фашистских офицеров, этого киевского беглеца виртуозно арестовал в ресторане станции Миасс…

После легкого кашля возникла другая мысль: «Геббельс, гад,  улизнул от  моего возмездия, но успел в феврале 45-го в статье своей придумать «железный занавес», а Черчиль подхватил и развил его идею холодной войны. А теперь вот грядёт жуткая, война. Страна и народ надрываются… Атомный проект — спасение для всех! Еще Иосиф Сталин сказал в 49-м, что если бы мы опоздали с атомной бомбой на год-полтора, то нас бы просто смяли!»

Генпрокурор потер рукой по кителю в области сердца,  вернулся к столу потушить папироску и подумал: «Держитесь, ребята  атомных зон, крепите нашу мощь, чтобы за океаном, не по зубам была наша многострадальная Родина! Я за вас, прокуроров, ручаюсь!» Набрав номер, сказал: «Александр Макарович, зайдите!».

Иван Михайлович Тарханов, прокурор Челябинска-40 с 1954 по 1964гг

В кабинете Генпрокурора  Сливин понял, что тот рассматривает папку Алексея Золотова. И тут же услышал глухой вопрос: «Что Вы думаете  в отношении Тарханова?». Сливин чуть вздохнул и тихо ответил: «Была у него оказия, Роман Андреевич… До войны он женился, вместе учились на юридическом факультете, родили сына Валентина. Тарханов вернулся с войны, а его Александра живет с другим мужиком». Руденко впился глазами в кадровика и понял — в них защита фронтовика. «И на солнце есть пятна, однако все ему рады! – ответил Генеральный. — Александр Макарович, Вы знаете, что сейчас в ЦК и Совмине рассматривается новое Положение об ИТЛ и колониях, цель которого эффективно использовать труд заключенных и стимулировать их труд?  Будут установлены новые их права и обязанности, пересмотрены режимы их содержания. Прокурорский надзор на этом направлении совсем нелегкий. Да и «Маяк» наращивает мощность, растет и его соцгород! Готовьте приказ на Тарханова прокурором Челябинска-40, он более опытен в прокурорской и оперативно-следственной деятельности»…

Справка: Тарханов служил прокурором Челябинск-40 с 1954 по 1964гг., затем прокурором п/я 79 (ныне Иркутская прокуратура по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах). Старший советник юстиции Тарханов награжден вторым орденом Отечественной войны  1-й степени, медалями «За трудовое отличие», «Ветеран труда», «За отличие в службе» 1-й и 2-й степени и др. Именно на его долю придется в 1957г. первая в мире масштабная ликвидация последствий атомной аварии на Химкомбинате «Маяк». Ему присвоены почетные звания «Заслуженный юрист РСФСР» и «Почетный работник прокуратуры». Иван Михайлович Тарханов умер 26.09.1995г., похоронен в Ангарске.

Продолжение следует 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора