Ода храбрости, некролог совести

TYURIN 22.09.2017 0:17 | Важное в блогах 79

«Война — это способ богатых людей защитить свои интересы, посылая детей среднего и бедного классов на смерть.» Джордж Карлин 

Моему соседу не повезло. В 15 лет он переболел тяжёлой формой ангины и стал инвалидом. С этими всевозможными пороками он прожил 20 лет. Синий, слабый, безжизненный он еле передвигался, стучал палочкой до второго этажа, а потом и вовсе перестал выходить. Мамочка не унывала, 20 лет смотрела на юного, но угасающего инвалида, носилась молнией, организовывала для него маленькие и большие радости, даже женила. Женила на девочке-инвалиде и организовывала радости уже двоим. Всегда подтянутая, нарядная, активная, казалось, она не уставала. Но сын был обречён. И умер, не дожив до сорока лет. А мама сошла с ума. Эта семья закончилась в 2013 году, а в 2014 началась война. 

И залили Донбасс слёзы мам. Слёзы мам погибших, слёзы мам инвалидов. И потянулись вереницы безногих, безруких, безглазых, и запестрели соцсети призывами: Помогите! Кто сколько сможет! Нужен протез! Нужна сиделка! Нужны деньги! Нужны сигареты! Нужна коляска! Нужна совесть! Да только кто сидит в этих соцсетях? Бедные да нищие. Богатые не сидят. И помогать не спешат. Да и лента обновляется слишком быстро для того, чтобы успеть оставить впечатление и растревожить сердце. 

Одно из наиподлейших явлений этой гибридной грязной войны-судьба инвалидов, начиная с причины их появления и заканчивая дальнейшей попыткой выжить второй раз. Людей Донбасса обманули и отдали на растерзание украинским маньякам. Людей Донбасса отстреливают и подрывают, как диких и опасных животных, устроив гибридное сафари для торгашей, называющих себя политиками. Сначала торгаши просто торговали руками и ногами донбассовцев, но затем, когда жизнь русского обесценилась и стала стоить меньше минской бумажки, подписанной самозванцами, убийство стало бесцельным, инерционным и привычным. Убийство ради убийства. И если погибшие уже оттащили крест чужого предательства в пункт назначения, то покалеченные продолжают его тащить. В одиночку. 

Мне думается, что если проложить кровавую дорожку из оторванных рук и ног донбассовцев, то её длины хватит до подножия Кремля и Верховной Рады, до самых главных кабинетов. И, по совести, этими чёрными ампутированными конечностями, надо бы забаррикадировать ненавистные проклятые двери, чтобы дьяволы оттуда больше не выходили. 

Люди, покромсанные на куски, никому не нужны. Они были нужны сильными, храбрыми и патриотичными. Они были нужны для песен «Вставай, Донбасс!» и лозунгов «Крым наш!» Для опеки, заботы и сострадания они не нужны. Денег нет, совести нет, русскости маловато. Русский-это здоровый, спортивный, в балаклаве и с георгиевской ленточкой в петлице. А безногий, слепой, беспомощный и побирающийся на протез,- это не русский, это недохохол, сам во всём виноватый. Такой не нужен. 

Ни одно государство, ни один институт власти этих партнёрских государств, ни одна общественная организация не намерена заниматься судьбами тысяч изувеченных людей Донбасса. Разрозненные волонтёрские организации не справляются, унизительно изворачиваются, пытаясь собрать хоть какую-нибудь копейку. И этот поток безногих уже захлестнул и потопил одинокие небезразличные голоса. Этот поток нескончаем, и те, кто остался без внимания, остаются и без жизни. Живыми без жизни. 

Наши красивые, смелые, трудолюбивые мальчики и мужчины, девушки и женщины, наши дорогие старики, у которых отобрали единственное 
их богатство — Родину и части собственного тела, выброшены за периметр человеческого участия, за периметр здоровых и кричащих о своем величии и «небросании» кого-то там… 

Мне доводилось слышать разговор двух мам изувеченных ополченцев. Они обсуждали, можно ли будет вырастить нос, искусственный глаз, сможет ли сын ходить на протезах слепым, почему какой-то девочке бионический протез дали, а их сыновьям нет. Это жуткий диалог. Это жуткие и обречённые планы обречённых людей. Обе мамочки понимают, что они и есть руки, ноги и глаза своих сыновей. Обеих мам накрывают нечаянные панические атаки, обе плачут невпопад, глядя на чужих здоровых детей. И обе не понимают — как жить дальше? Стало обыденным обсуждение — что лучше, быть слепым с руками, или зрячим без рук? Хорошо, если ноги ампутированы ниже колена, плохо, если выше. Если сохранилось колено, то ребёнок может самостоятельно ползать по квартире, если есть хоть одна рука, то он может сам кушать. А если нет обоих глаз и обеих рук, но есть ноги, то сынок ходит за своей мамой тенью, определяя ее по звуку и не может даже обнять. 

Но эти-то ходят, ползают, скачут, ковыляют, по звуку, по запаху, одной рукой, как Маугли, приспосабливаются к диким и жестоким джунглям.

А есть полностью обездвиженные. И глаза на месте, и руки, и ноги, а даже сесть самостоятельно не могут. Таскают их, огроменных, на себе маленькие Иры и Светы, рискнувшие смотреть им в глаза каждую минуту, день за днём. А мы трусливо и малодушно поглядываем на этих Ир и Свет, и думаем, ну надо же, какие молодцы. Я бы так не смогла. А они вот сильные женщины. И мы боимся, что такие Иры устанут, заболеют, пропадут. И верим, что эта Ира, и эта Света не сбежит. И вроде бы как все пристроены НА и ЗА чужими спинами. И облегчённо бежим в свои уютные жилища, глуша в себе слабый писк Совести. И все эти половинки человеков — Вань, Миш, Юль, Люб, все эти безликие позывные неизвестных полупавших героев с удовольствием заменяются лживыми, но такими раскрепощающими картинками в телевизоре. 

Легко и безвозвратно уходит внезапно проснувшаяся боль. А в это время плачут мамы, глядя на своих обрубанных красивых сыновей, выброшенных безжалостно из патриотического праздника , выписанных из общей квартиры русского мира. И изнашиваются сердца этих мам, трут их наждачкой стыдливо отворачивающиеся лица, напуганные тем, что могут побеспокоить призывами о помощи. Ведь вас, таких, убогих, уже столько много, всем не поможешь… И вот это отчаяние и одиночество в борьбе за честь детей, в муках созерцания страданий своих мальчиков и девочек, старит мамочек каждую секунду, мамочек, без которых этим детям ни покушать, ни попить, ни погулять, ни прожить… 

Я не хочу думать о том, что будет с покалеченными бойцами, с безногими стариками и простреленными детьми после восстановления украинской власти. Бойцов будут добивать. Беспомощным, им не укрыться. Старики вымрут от голода и нелечения сами. Детей-инвалидов отправят побираться. Ведь, укронацисты держат в тюрьме безногую слепую девочку, подорвавшую украинского маньяка-насильника. Никаких скидок ни детям, ни инвалидам нацисты делать не будут! 

Я призываю ЛЮДЕЙ, людей, не утративших человеческий облик. 

Не отворачивайтесь от изувеченных вашим предательством донбассовцев! 
Вам тоже не обещали, вас тоже погонят с берданками на танки, вами тоже будут торговать в интересах Газпрома и богатых детей правящего сословия. Донбасс первым проторил кровавую дорожку, вам по ней ползти на брюхе дальше. 

И сейчас от вас зависит, пройдёте ли вы эти испытания, выживете ли, не поникнут ли ваши безногие незрячие сыновья. 

Не отучайтесь сопереживать и помогать! Других ценностей у вас просто нет! Богачи всё отобрали, не отдавайте им свои души. 

Посмотрите на наших красивых покалеченных мужчин, они карабкаются вверх по нашим терриконам, они ползут на укороченных ногах, цепляются культями за каждый камешек, чтобы не потонуть в бездонной шахте отчаяния. 

Они остались сильными, они остались смелыми, они остались любящими, но просто немного укороченными. Они дышат, сердца их качают кровь, нервы реагируют на каждое движение вашей души. Не оставляйте их без внимания. Ведь, дальше будет больше, никто не намерен останавливать эту кровавую кашу, скоро она, кипящая, выльется на ваши улицы. И заковыляют по ней уже ВАШИ мальчики с палочками, в Горках и красочных нашивках… 

Не отучайтесь сопереживать и помогать! Других ценностей у вас просто нет! Богачи всё отобрали, не отдавайте им свои души. 

https://vk.com/narjour?w=wall-120367381_121497

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина