Павел Раста: Братья по ненависти

Павел Раста 28.02.2019 15:35 | Важное в блогах 1

Природа не терпит пустоты. Когда в ней чего-то убывает — сразу же появляется что-то другое. К примеру, у декоммунизированных городов на Украине появляются новые названия. Был Днепропетровск — стал Днепр. Хотя, на мой взгляд, это довольно комично. Ведь «Днепром» называли этот город, так сказать, в слэнговом варианте. Чтоб вы поняли, в чём моя ирония, приведу пример. В моей родной Ростовской области есть город Зерноград, который местное население называет «Зерном». Так вот, переименовать Днепропетровск в Днепр — это всё равно, что переименовать Зерноград в Зерно. Да ещё и сделать это с предельно серьёзным выражением на лице. Но, увы, подавляющее число известий такого рода куда менее забавны.

Вот на днях в том же Днепропетровске (новым названием я его называть не хочу из чистого самоуважения) была озвучена инициатива местных «патриотичных» властей о присвоении одной из улиц имени чеченской террористки Амины Окуевой. Ну, справедливости ради, она такая же чеченка, как я — марсианин. Ну, или как Бабченко — украинец. Но дело ведь в другом — она террористка. Хотя, конечно, Украине это не впервой: во Львове уже какое-то время есть улица Джохара Дудаева. Как говорится, «лучше тысячи слов» (с).

Конечно можно было бы притворно изумиться тому, как «европейская держава» не стесняется называть именами террористов улицы. Вот только не хочу лицемерить, ребята — я не вижу в этом ничего удивительного. Ведь те самые бандеровцы, которые когда-то входили в ОУН* — это точно такие же палачи и террористы, как чеченские боевики Дудаева, Басаева, Масхадова и других не менее замечательных персонажей (в том числе и тех, кого нынче простили). А украинство — идеология этих палачей. Их политическая шляпа, которой они прикрывают растущие на голове рога. Так, что, как минимум, в этом они «родственные души». Но это действительно всего лишь «как минимум».

В свою очередь, уже для современных бандеровцев чеченская война отнюдь не чужая. Их участие в ней — широко известный факт, который они совсем не отрицают. Более того — бандеровцы добровольно участвовали в ней с самого начала. Причём, в самых мерзких её проявлениях. Все знают о нахождении в рядах боевиков таких персонажей, как покойный Сашко Бiлый и пока ещё не покойный Дмитрий Корчинский. Но куда меньше известно о роли таких персонажей, как Анатолий Лупинос — старый, ещё советский «украинский диссидент», отмотавший при Союзе срок за бандеровщину, а потом организовывавший отправку новых бандеровских боевиков сначала в Абхазию (где они резали абхазский народ на стороне грузинского правительства), а потом и в Чечню. И есть мнение, что это именно он является автором идеи и даже разработчиком плана нападения Шамиля Басаева на Будённовск, захвата роддома и взятия в заложники беременных женщин и новорожденных детей. Что ж, вполне по-бандеровски: ведь справжнiе украинцы всегда были крупными специалистами по войне против женщин, детей и стариков. Кстати, именем этого настоящего украинского героя уже названа улица в Киеве.

И это только один пример. А им, на самом деле, нет числа. Так как бандеровцы и чеченские боевики неразрывны с самого начала. Они всю новейшую историю были вместе. И они всю дорогу учились друг у друга. Чему? Ненависти и животной, психопатической жестокости. Они ведь этим очень друг на друга похожи. Бандеровцы, которые вспарывали животы беременным женщинам и, выкинув содержимое, зашивали туда живого кролика. Чеченцы, которые вывешивали на забор кишки своих русских соседей и это означало, что дом свободен (эдакие чеченские риэлторы начала 90-х). Я даже не знаю, кто из них больше учитель, а кто больше ученик. По мне, так те и другие — абсолютно одинаковые животные.

Но что их объединило так крепко, вот вопрос. Ответ на который прост. Более того — причина очевидна и озвучивалась бандеровскими идеологами на самой заре украинства. И суть этой причины в следующем: пока есть Россия — Украине не бывать. Любая Россия. Не важно, сильная или слабая, большая или маленькая, глобальная или региональная — украинский проект не может состояться, пока Россия существует в принципе. И в культурном смысле: не получится надёжно перевести большинство народа на убогую культурную подделку, пока оригинал перед глазами. И в геополитическом — пока есть Россия, все украинские притязания будут не более, чем анекдотом (а они у украинства есть и немалые, о чём, к примеру, Польша осведомлена отлично). И то же самое с чеченцами — дикая и зверообразная Ичкерия никогда не состоится, пока Россия есть. А об этих амбициях, кстати, тоже никто не забыл. Вот исток их единения. Причина их братства — в ненависти.

А значит нет поводов удивляться тому, что в честь чеченских террористов на Украине называют улицы. Полагаю, этот «почин» даже может быть подхвачен другими городами: ведь это вполне является частью их свiдомости.

Впрочем, причина не только в них. Есть в этой ситуации и наша «заслуга». Потому, что и у украинских небратьев, и у чеченских боевиков есть одна общая историческая черта: тех и других мы когда-то не добили. У нашего правящего сообщества вообще редкий талант «пролюбливать» выигранные войны. Причём, делать это там, где такого допускать особенно нельзя. Ведь врага, подобного и бандеровцам, и чеченским боевикам надо не просто побеждать — его надо именно добивать, ломать навсегда, вбивать в землю, а саму эту землю потом посыпать солью, как сделал Рим с Карфагеном.

А «добивать» — это может значить что угодно, но только не позволять зализывать раны. Иначе потом на карте будут появляться улицы Дудаева. Такие дела, ребята.

Всего вам доброго.

(с) Павел Раста.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора