Русский лес уже нерусский

rusplt.ru 16.06.2019 13:38 | Экономика и политика 116

«Золотую» отрасль отдали на откуп Китаю и Европе

Из Красноярского края вывозят леса на 47 млрд рублей ежегодно. Из них 70 процентов идет в Китай, рассказала на сессии заксобрания региона глава местной Счетной палаты Татьяна Давыденко.

Красноярск — Пекин транзит

По ее словам, таковы данные официальной статистики, однако реальный объем вывозимого леса больше на треть. Бюджет получает и с «белой» и с «серой» части вырубленного 1,9 млрд рублей налогов — почти ничего. Причина — большинство лесничеств заготавливают лес через подрядчиков, которые вырубают «гектар за рубль». А «ниточки» схемы ведут в Москву, утверждает чиновница.

Особое негодование главы Счетной палаты вызвали скромные заработки тех людей, которые трудятся в лесной сфере. Их зарплаты можно назвать символическими: от 10-12 до 26 тысяч рублей.

«Президент все время говорит о бедности, — резонно напомнила чиновница, — Так вот те, кто занимается лесом и те, кто там живут, самое бедное население»

Откровения Давыденко так и остались бы исключительно красноярской историей, если бы темой не заинтересовалось  федеральное телевидение. Слезы чиновницы, болеющей за родной край и получающей за это угрозы, не оставили равнодушными слишком многих. О хищнической вырубке леса под Красноярском узнали повсюду в России.

Реакция местных властей наглядно показывает, что тема больная. Сначала автора телепередачи Андрея Караулова обвинили в шантаже — якобы он требовал «отступные», чтобы сюжет не вышел, и о красноярских безобразиях не узнали в Москве. А затем нашли в лесной теме и бизнес-интерес семьи Давыденко. С подачи губернатора Усса к делу подключились ФСБ и прокуратура.

Чем бы ни закончились местные «разборки», очевидно, что с лесной отраслью в России происходит неладное. «Вывоз леса в Китай» — эта фраза символизирует разграбление страны. Лес в Поднебесную гонят не только из-под Красноярска — отовсюду в Сибири. Рады китайским инвесторам и покупателям и в Омской области, и в Иркутской, и на Дальнем Востоке.

СибирьНеНаш

«Я работал на китайской фабрике, которая у нас в пригороде. Они перерабатывали лес с правого берега [реки], — рассказал РП на условиях анонимности житель города Тара Омской области. — Они неправильно утилизировали отходы. Многие гектары были завалены шпоном, который не пошел на фанеру. Называть фамилии не стану, но люди говорят, что много вырубки «черной».

«Экология вокруг завода плохая, — продолжает рассказчик, — Город наш из-за приезда в него большого количества новых людей страдает. Работают вахтовым методом и наши и китайцы. Их много. Это лишняя нагрузка на городскую инфраструктуру».

Как видим, без политического момента не обошлось. Чужих нигде не любят.

Можно ожидать, что после подписания Москвой и Пекином программы сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционных сферах на Дальнем Востоке РФ на 2018–2024 годы эксплуатировать наши лесные богатства китайцам стало удобнее. Напомним, ради этой программы Забайкалье и Бурятию даже переподчинили Хабаровску. Чего не сделаешь ради «товарища Си».

Кажется, единственные, кого до недавнего времени беспокоили масштабы вырубки российских лесов — это экологи.

Однако, разбор проблемы, например, от «Гринпис» выглядит странно. Нас пытаются утешить тем, что в самом Китае вырубается лесов больше, чем в России: 329 млн кубометров, против 212 млн кубов. Даже если это и так, к чему нам такие сравнения?

Русских должна заботить своя страна.

Ниточки тянутся в Москву

При всем засилии китайцев в лесной отрасли Сибири, не следует игнорировать другую сторону подобного бизнес-нашествия. В конце концов, граница между РФ и КНР на месте, российские законы никто не отменял, и раз чужаки столь вольно хозяйничают на наших землях, значит, в России есть те, кто в этом заинтересован. Партнеры китайцев.

Изначально проблема носит геополитический характер. Конфронтация с Западом, санкции привели к ситуативному развороту Москвы на восток. Усиление политических связей, кем-то было истолковано как возможность поживиться за этот счет. Некая мода на Китай привела к тому, что бизнесмены стали осваивать новое направление — усиленно продавать все, что можно, включая лес.

Как утверждают некоторые телеграм-каналы, в российском руководстве даже возникла своеобразная «китайская партия». Легко догадаться, что ее сторонники не очень-то верят в собственные силы русского народа и предпочитают решать экономические проблемы страны, следуя в фарватере Поднебесной. То есть торговля нашим лесом имеет пусть неформальную, но политическую «крышу».

Успокаивает лишь то, что такое положение вещей устраивает наверху далеко не всех. Среди тех, кто понимает проблему — Валентина Матвиенко. Ее настойчивое требование к Дмитрию Медведеву ввести мораторий на продажу леса-кругляка за рубеж до тех пор, пока в отрасли не будет наведен порядок, было даже продемонстрировано по федеральному телеканалу.

Глава Совфеда показала недюжинное знакомство с предметом, отметив, что лесная отрасль сегодня является убыточной, а продажу леса стоит признать «абсолютно теневым сектором экономики». Имея четверть мирового лесного богатства, Россия имеет долю в мировой лесопереработке лишь в два процента, посетовала Матвиенко.

«Бизнес, который откликнулся на призыв президента и строит лесоперерабатывающие заводы, вынужден перекупать лес втридорога у арендаторов», — возмутилась она.

Выражение лица премьер-министра во время «выволочки» главы Совфеда было таким, как будто бенефициаром сложившейся системы является если не он лично, то близкие ему люди.

Действительно, в конце прошлого года, т.е. недавно, Путин признал, что лесная отрасль коррумпирована и криминализирована и  призвал навести порядок в лесной отрасли. «Вырубают там, откуда вывезти легче всего. А это что? Это там, где дороги есть, там, где люди живут в основном», — отметил российский лидер.

Чиновники и правоохранители по-своему считали сигнал президента. И вот уже из новостей можно узнать, что за незаконную вырубку леса, нанесшую ущерб в 4 млн рублей посажен житель Урала. А в Вологодской области осуждённому придется еще и выплатить штраф в 2,7 млн рублей. В Иркутской области и вовсе арестовали главу местного Лескома. Попался главный браконьер!

Пиловочник вместо мебели

Успехи правоохранителей в борьбе с теневым лесным бизнесом не могут не радовать. Однако пока речь идет лишь об отдельных случаях. Сама  сложившаяся в 1990-е годы система, пусть и со сбоями, но продолжает функционировать, лишая российскую казну столь нужных ей налоговых поступлений. Видимо, аресты нужны совсем на другом уровне, но пока власти к этому не готовы.

Случай настолько запущенный, что решить вопрос можно только политическими методами, ломая криминальные схемы сверху, меняя сам принцип организации лесного хозяйства.

«В перспективе необходимо возвращаться к централизованной системе управления лесами России», – заявил на днях руководитель Рослесхоза Иван Валентик.

Всё так. Только не в перспективе, а немедленно.

Навязав отрасли свою волю, государство сможет влить в лесопереработку так необходимые ей инвестиции и со временем добиться по-настоящему глубокой переработки отечественного леса. Ведь добавочная стоимость производства, например, деревянной мебели, элементов отделки и прочее в разы, если не на порядок выше банальной доски. Тем более леса-кругляка.

Как пояснил РП источник в Республике Коми, деревообрабатывающие предприятия региона продают в основном сырую, либо сухую доску. Последняя считается продуктом более высокого передела, но при этом не является даже строительным материалом. т.е. готовым продуктом. Идет доска в основном на экспорт: в Латвию, Швецию, Исландию.

По настоящему глубокая переработка древесины предполагает большой объем переработки вторсырья — опилок и тому подобное. Но поскольку в Коми нет второго целлюлозно-бумажного комбината, который справлялся бы с переработкой низкосортной древесины, более глубокая переработка пока невозможна.

Еще одна проблема для переработки древесины в России — наличие инвестиций. В данный момент это в основном иностранные вложения. В результате, наиболее прибыльным оказывается экспорт сырой доски за рубеж. Таковы бизнес-цепочки. Построенный же недавно в республике Коми отечественный завод по производству сухой доски законсервирован.

Вспомним приведенные выше слова Матвиенко о «президентском призыве», который начал вкладывать в лесопереработку, рассчитывая на прибыли, но действующая в стране система лишает эти предприятия леса. Назвать текущую ситуацию нормальной никак нельзя.

Очевидно, будущее отрасли  в том, чтобы наряду с иностранным капиталом появился, наконец, и наш, русский. Это позволит все большую часть древесины перерабатывать внутри страны, экспортируя продукцию высокого передела. А, кроме того, обеспечить ею по приемлемым ценам граждан России.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора