Сила есть, второй не надо

Евлалия Самедова 3.10.2020 14:50 | Экономика 37

Доля «Газпрома» на европейском рынке впервые за последнее пятилетие опустилась ниже 30 процентов, составив в первом полугодии 2020 года 27,8 процента. Экспорт российского газа в Европу снизился за тот же период на 18 процентов. Экспортные доходы компании за январь – июль упали больше чем наполовину – до 12,513 млрд долларов. Ослабление позиций в Европе продолжится, уверены эксперты. Насколько оправданной стратегией в этих условиях является строительство «Силы Сибири – 2», нацеленной на Китай, выяснял «Октагон».

В чём смысл второй «восточной» трубы

О начале проектно-изыскательских работ по новому газопроводу «Сила Сибири – 2» председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер заявил ещё в мае этого года. В сентябре стало известно, что компания приступила к проектированию трубопровода. Ранее, в конце марта 2020 года, президент России Владимир Путин распорядился начать разработку технико-экономического обоснования проекта.

В «Газпроме» отметили, что целью «Силы Сибири – 2» являются соединение газотранспортной инфраструктуры запада и востока России и газификация в Восточной Сибири. Также, по словам Миллера, новая труба «может стать основой нового экспортного канала через Монголию в Китай мощностью до 50 млрд кубометров».

В конце марта Владимир Путин (на фото справа) поручил Алексею Миллеру (на фото слева) начать работу над технико-экономическим обоснованием «Силы Сибири – 2».

В конце марта Владимир Путин (на фото справа) поручил Алексею Миллеру (на фото слева) начать работу над технико-экономическим обоснованием «Силы Сибири – 2».Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС

При благоприятном стечении обстоятельств к 2035 году по «Силе Сибири – 2» на азиатский рынок может быть экспортировано свыше 20 млрд кубометров (и почти 40 млрд кубометров по уже построенной «Силе Сибири») газа. Такую оценку привёл в своей презентации на форуме «Нефть и газ Сахалина – 2020» ведущий научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований Виталий Ермаков.

«Европа представляется очень опасным рынком для “Газпрома”, окно возможностей там сужается. В этом смысле поворот на Восток имеет большое значение. Но здесь вопрос – успеет ли компания его осуществить», – заявил он.

Стоимость не имеет значения

О трубопроводе через территорию Монголии на запад Китая разговоры велись с 2006 года. Тогда проект назывался «Алтай». Однако для китайских партнёров было предпочтительнее получать газ на востоке страны, и проект остался нереализованным. Вместо него был реализован другой мегапроект – «Сила Сибири» («восточный» маршрут) – от Чаяндинского месторождения до Владивостока. Строительство началось в 2014 году, а запуск – в декабре 2019 года. Согласно договору, подписанному «Газпромом» с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) в 2014 году, Россия будет поставлять в КНР 38 млрд кубометров газа в год в течение 30 лет. Впрочем, на проектную мощность трубопровод выйдет лишь к 2025 году.

©octagon.media, 2020

©octagon.media, 2020

Окончательная стоимость «Силы Сибири» до сих пор неизвестна. Изначально сумма оценивалась в 800 млрд рублей, затем была увеличена самим «Газпромом» до 1,1 трлн рублей. Оценка инвестиций, которые потребуются для строительства «Силы Сибири – 2», пока не приводится. При этом эксперты неоднократно заявляли о том, что ни о какой экономической эффективности даже первой «Силы Сибири» говорить не приходится. Более того, выход на окупаемость никогда не являлся для компании приоритетом. «Восточный разворот» был артикулирован в 2014 году как своего рода ответ Западу на его реакцию относительно присоединения Россией Крыма. «Сила Сибири – 2», судя по всему, будет выполнять ту же задачу с некоторыми оговорками.

Китайский фактор: война ценовая и историческая

При помощи нового мегапроекта «Газпром» попытается упрочить своё положение на азиатском рынке, хотя теперь уже не в качестве «наказания» для западных партнёров, а из-за отсутствия железных перспектив на рынке Европы. Здесь возникают основные риски со стороны китайских партнёров.

Сама возможность подписания нового контракта с Китаем у экспертов вызывает сомнения.

«Всё находится в подвешенном состоянии. Я думаю, что если контракт и будет подписан, то точно не в 2020 году и вряд ли в 2021 году. Китай пока на коне и предлагает такие цены, на которые “Газпром” не согласен».

Игорь Юшков | ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасностиИгорь Юшков
ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Помимо ценового давления существуют и другие факторы. Одной из причин наступившего в отношениях России и Китая охлаждения является весьма неожиданный казус. Как рассказал «Октагону» источник в дипломатических кругах, китайское руководство было неприятно удивлено отсутствием упоминания государства в майской статье Владимира Путина о Второй мировой войне. Лишь в сентябре Россия решила принести КНР своего рода извинения, в результате чего в газете «Коммерсантъ» появилась публикация бывшего замглавы Администрации президента Виктора Иванова под названием «Победа, начинавшаяся в Китае. Виктор Иванов об определяющей роли пакта Мусякодзи – Риббентропа в истории Второй мировой войны». Однако такого рода шаг ввиду невысокого статуса автора (сегодня Виктор Иванов является общественным деятелем и возглавляет Совет мудрецов в российской части Российско-Китайского комитета дружбы, мира и развития) был воспринят Китаем как не меньшее оскорбление.

Уроки коронакризиса: пора делать ставку на сжижение

Дабы не впадать в зависимость от китайского настроения, по мнению экспертов, для «Газпрома» значительно более перспективным и выгодным решением было бы инвестирование не в новую инфраструктурную мегастройку, а в развитие СПГ-проектов, актуальность которых обнажилась в ходе пандемии.

– Коронакризис – это своего рода лабораторная работа, которая показала, что будет, когда спрос на углеводороды будет падать. Никто ведь не сомневается, что спрос на газ, пусть и медленнее, чем на нефть, но будет сокращаться, – заявил «Октагону» директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

В этих условиях, по словам эксперта, строить газопровод даже на пике спроса, чтобы потом увидеть его снижение, довольно странно.

– Неслучайно весь мир движется по пути увеличения производства сжиженного газа. Этот тренд никуда не уйдёт. В отличие от трубопроводного, СПГ более мобилен. «Газпрому» также стоило бы усилить свою работу в этом направлении. На Сахалине сжиженный газ имеет хороший рынок в лице Юго-Восточной Азии с минимальным транспортным плечом. И главное, что, в отличие от трубопроводного газа, в зависимости от конъюнктуры всегда можно работать с любой страной, куда трубы никогда физически не дотянутся. Риски «Силы Сибири – 2» слишком высоки, – говорит эксперт.

Конечно, на поле СПГ «Газпром» имеет сильных конкурентов – не только в лице иностранных, в частности американских, австралийских и катарских игроков, но и в лице своего соотечественника – «Новатэка». Однако у компаний есть возможности для разделения рынков сбыта, полагает Пикин.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю