Сирийский Курдистан: Нет друзей, кроме гор

Павел Кухмиров 27.10.2019 15:34 | Политика 57

После приказа Дональда Трампа о полном выходе американских войск из Сирии, геополитические позиции России в регионе значительно усилились. Что является несомненным успехом из-за огромной стратегической важности данного региона. Однако после этого для России неизбежно обострится ряд других вопросов, вызванных тем, что военный уход Америки из сирийского Курдистана может вызвать драматический раздел оставляемого ею пространства. Не говоря уже о том, что, уходя, она оставляет за собой войну — Турцию, пошедшую в наступление на желающих независимости курдов. И то, что американский вице-президент Майк Пенс договорился с Реджепом Эрдоганом о приостановке этого наступления, вряд ли меняет что-то коренным образом.

В сложившейся обстановке крайне важно понимать то, что происходит на территории на самом деле. И как видят ситуацию те, кого она касается самым непосредственным образом — сами курды.

Вторжение

Начатое Турцией трансграничное наступление на удерживаемые курдами районы северной Сирии в первый же день принесло жертвы среди гражданского населения. По меньшей мере 11 мирных жителей погибли. Кроме них погибли и вооружённые люди: десятки боевиков из фактически возглавляемых курдами «Демократических сил Сирии» (SDF), а так же протурецких группировок, вступивших с ними в столкновение, вдохновившись начавшимся вторжением. Первая смерть турецкого солдата так же была подтверждена турецкими военными.

Десятки тысяч людей покинули свои дома на фоне растущей волны международной критики наступления. Впрочем, Турция данную критику просто игнорирует. Она двинулась в северную Сирию сразу же после того, как президент США Дональд Трамп вывел американские войска из этого района. Чем фактически дал Турции зеленый свет для начала ее нападения.

Большая часть данного региона оказалась вне контроля сирийского правительства в Дамаске в результате гражданской войны, начавшейся в 2011 году. А с 2015 года он полностью контролируется SDF, силы которого были ключевыми союзниками США в борьбе против группировки ИГИЛ* (запрещена в РФ). Тем не менее, Турция рассматривает курдские ополчения SDF как «террористов», которые поддерживают антитурецкий мятеж на её территории. Своё наступление турки мотивируют гуманитарными причинами: как попытку создать «безопасную зону», свободную от курдских ополченцев, в которой могли бы разместиться сирийские беженцы.

При этом одним из главных вопросов для международного сообщества сразу же стало то, куда в случае прихода Турции денутся тысячи заключенных в лагеря бывших членов ИГИЛ* (запрещено в РФ) (среди которых довольно и иностранных граждан), ныне охраняемые курдами. Впрочем, это один из вопросов, попросту утонувших в неразберихе наступления.

В данный момент турецкие войска частично окружили приграничные города Рас-эль-Айн и Эт-Телль-эль-Абьяд. Турецкие военные самолеты нанесли удары по гражданским целям в обоих городах. В результате бомбардировок единственная государственная больница Эт-Телль-эль-Абьяда была вынуждена закрыться. Курдский «Красный полумесяц» сообщает о том, что число жертв среди мирного населения продолжает расти и среди погибших имеются дети.

Курды стараются не оставаться в долгу. По меньшей мере пять человек, включая так же и ребенка, были убиты в результате обстрела курдами турецких приграничных городов.

Впрочем, пока успехи турок довольно скромны: по итогам нескольких дней военной операции лишь около 10 деревень попали в руки Турции. Это несколько меньше, чем то, на что она могла рассчитывать.

Действующие лица

Перед вторжением турецкой армии в сирийском Курдистане были представлены следующие силы:

— SDF (Демократические силы Сирии). Многоэтнический альянс преимущественно курдских и арабских ополченцев, который был ключевым партнером в северной Сирии для возглавляемой США коалиции в войне против ИГИЛ.

— YPG (Отряды народной самообороны). Военное крыло сирийской курдской партии Демократический союз (PYD). Это доминирующая сила в SDF. Широко известно их женское подразделение (YPJ) — одна из самых боеспособных бригад YPG, полностью укомплектованная женщинами.
— РПК (Рабочая партия Курдистана). Курдская повстанческая группировка, которая боролась за автономию в Турции на протяжении трех десятилетий. Признана террористической организацией Турцией, США и ЕС. Власти Турции утверждают, что YPG является продолжением РПК, что отрицается представителями обеих группировок.

— SNA (Сирийская национальная армия). Новое название для т.н. «Свободной сирийской Армии» — альянса повстанческих группировок, противостоявшего сирийскому правительству при поддержке Турции. После турецкого вторжения её боевики приняли участие в боевых действиях на стороне турок.

Ложь и предательство

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что целью военной операции является создание 32-километровой «безопасной зоны» вдоль сирийской стороны границы и переселение туда до двух миллионов сирийских беженцев. Он заявил, что хочет оттеснить от турецкой границы членов сирийского курдского ополчения из YPG. Которое он вновь объявил «продолжением» РПК, а значит «законной целью» турецкой армии.

Однако сами курды категорически отрицают подобные мотивы Эрдогана и говорят, что никакая борьба с терроризмом не движет им в принципе. «Он лжец и хочет, чтобы с курдами было покончено» — говорит курдский кинорежиссёр и активистка местного женского движения. Она верит, что бойцы SDF и YPG сделают все возможное, чтобы отразить турецкое нападение, и что в конечном итоге они победят. «Они — дети этой земли» — говорит она. Впрочем, теперь и такие активисты всё больше становятся реалистами, понимая, что без возвращения в Сирийское государство им не победить Турцию.

Решение президента США Дональда Трампа вывести американские войска из пограничной зоны в преддверии вполне ожидаемого турецкого наступления курдское (и не только) население восприняло, как удар в спину. Американские военные ранее заявляли, что пытаются предотвратить турецкое наступление на своих курдских союзников, создавая с турецкими военными некий «механизм безопасности» в пограничной зоне. И в рамках этого механизма потребовали от YPG сотрудничества, подразумевавшего демонтаж укреплений и передачу позиций. В августе этого года бойцы YPG поверили американским гарантиям и отступили. Они уничтожили свои боевые позиции, построенные для борьбы с турками в случае вторжения, и передали их американцам.

То, что последовало за этим, лишь подтвердило их старую народную мудрость: «У курдов нет друзей, кроме гор».

Несмотря на очевидную готовность курдов сопротивляться любой ценой, несопоставимость военной мощи была очевидна заранее. Силы SDF не были оснащены тяжелыми пулеметами, зенитными и противотанковыми орудиями, необходимыми для отражения турецкого нападения.

И после того, как американские войска отошли от границы в ожидании турецкого штурма, курды пошли на соглашение с сирийским центральным правительством, фактически вернувшись в состав единой Сирии. Войска Дамаска начали продвижение на север страны, не встречая сопротивления и с марша занимая города, намеченные Турцией, как основные цели наступления на курдов.

Подобное развитие событий явилось, пожалуй, самым желательным исходом не только для России и Сирии, но и для большинства стран региона. Так как именно курды здесь наиболее принципиально занимались борьбой с ИГИЛ* (запрещено в РФ). Именно они держат в лагерях 12 тысяч пленных боевиков. А их вероятный разгром и занятие территорий Турцией с высокой степенью вероятности могли привести к возвращению Халифата.

Гуманитарная катастрофа

Однако, несмотря на то, что теперь война уже зашла в откровенный тупик, продолжает развиваться кризис беженцев. По сообщениям международных гуманитарных организаций, уже около 64 000 человек покинули свои дома. По их прогнозам, в ближайшее время беженцами могут стать до 450 000 человек. Что неизбежно будет означать гуманитарную катастрофу в регионе. Которая, впрочем, уже началась.

По словам очевидцев, подавляющее большинство гражданских лиц бежали из Эт-Телль-эль-Абьяда, а те, кто всё ещё там остался, опасаются за свою жизнь и так же могут покинуть город в ближайшие дни. Между тем в заявлении агентства ООН по делам беженцев говорится, что турецкие бомбардировки затронули ключевую гражданскую инфраструктуру, такую как водонасосные станции, плотины, электростанции и нефтяные месторождения. Тысячи людей могут потерять безопасный доступ к чистой воде.

Совет безопасности ООН обсудил ситуацию, инициаторами чего стали пять стран ЕС — Великобритания, Франция, Германия, Бельгия и Польша — которые призывают Турцию прекратить своё военное наступление. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш так же выразил «глубокую озабоченность» ростом насилия. Даже генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что он разделяет «серьезные опасения» по поводу военной операции на встрече с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу.

Тем не менее, Реджеп Эрдоган решительно проигнорировал всю выраженную «международную озабоченность». Он ответил, что если оное сообщество будет мешать ему реализовывать турецкие национальные интересы военным путём, то он готов отправить некоторую часть из 3,6 миллионов сирийских беженцев, ныне находящихся в Турции, в Европу. По его словам, если турецкое наступление будет квалифицировано, как оккупация, то у Турции больше не будет моральных причин этого не делать.

Что ж, можно сделать вывод, что ситуация зашла в тупик не только военный, но теперь уже и дипломатический. Безусловно, в конечном счёте высокие стороны договорятся. Они, конечно же, придут к консенсусу. Вот только проигравший по итогам этого консенсуса очевиден уже сейчас. Это курды.

У которых по-прежнему не будет других друзей, кроме гор.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора