Важное непонимание.

isurok 27.09.2017 6:23 | Общество 18

Все то же. В связи с «репрессиями» выявилось очень распространенное непонимание, которое не только вводит многих в заблуждение, но и не позволяет вообще адекватно оценивать реальность и понимать проблемы.

ushkuinik13

25 сент, 2017 19:41 (местное)

Напомню, профессор, тоньше надо быть в этом вопросе, уже перекинулись с вами парой фраз — в чем виновен почти 60-летний художник треста Парфюмерпром, умерший в тюрьме до суда ? В знании французского и польского языков ? В том, что ещё до 1WW проходил производственную (!) практику за границей ? В написании письма Мейерхольду в поисках заработка ? В получении поздравительной тлг за качество работы от Жемчужиной.В организации выпуска фарфоровой посуды в Песочне?

sl_lopatnikov

25 сент, 2017 20:45 (местное)

Я не видел дела.

Но насчет «60-летнего художника треста Парфюмерпром», не могу не напомнить [рассказ] графа Игнатьева о похоронах рядового унтер-офицера Александра Ивановича Ошанского:

«У меня же, на одном из дежурств по полку, произошло следующее: под вечер, когда все офицеры уже разъехались, ко мне прибежал дежурный унтер-офицер по нестроевой команде и с волнением в голосе доложил, что «Александр Иванович померли».

Александром Ивановичем все, от рядового до командира полка, величали старого бородатого фельдфебеля, что стоял часами рядом с дневальным у ворот, исправно отдавая честь всем проходящим.

Откуда же пришел к нам Александр Иванович? Оказалось, что еще до того, как мой отец командовал полком, то есть в начале 70-х годов, печи в полку неимоверно дымили и никто не мог с ними справиться; как-то военный округ прислал в полк печника-специалиста из еврейских кантонистов, Ошанского. При нем печи горели исправно, а без него дымили. Все твердо это знали и, в обход всех правил и законов, задерживали Ошанского в полку, давая ему мундир, звания, медали и отличия за сверхсрочную «беспорочную службу».

И вот его не стало, унтер-офицер привел меня в один из жилых корпусов, еще елизаветинской постройки, где в светлом подвальном помещении под сводами оказалась квартира Александра Ивановича. [62]

Он лежал в полковом мундире на составленных посреди комнаты столах. Его сыновья, служившие уже на сверхсрочной службе, один — трубачом, другой — писарем, третий — портным, горько плакали.

Я никак не мог предполагать того, что произошло в ближайшие часы. К полковым воротам подъезжали роскошные сани и кареты, из которых выходили нарядные элегантные дамы в мехах и солидные господа в цилиндрах; все они пробирались к подвалу, где лежало тело Александра Ивановича. Оказалось — и это никому из нас не могло прийти в голову,— что фельдфебель Ошанский много лет стоял во главе петербургской еврейской общины. На следующее утро состоялся вынос тела, для чего мне было поручено организовать церемонию в большом полковом манеже. К полудню манеж принял необычайный вид. Кроме всего еврейского Петербурга сюда съехались не только все наличные офицеры полка, но и многие старые кавалергарды во главе со всеми бывшими командирами полка. В числе последних был и мой отец, состоявший тогда уже членом государственного совета.

Воинский устав требовал, чтобы на похоронах всякого военнослужащего, независимо от чина и звания, военные присутствовали в полной парадной форме, и поэтому всем пришлось надеть белые колеты, ленты, ордена и каски с орлами. У гроба Александра Ивановича аристократический военный мир перемешался с еврейским торговым и финансовым, а гвардейские солдаты — со скромными ремесленниками-евреями.

После речи раввина гроб старого кантониста подняли шесть бывших командиров полка, а на улице отдавал воинские почести почетный взвод под командой вахмистра — как равного по званию с покойным — при хоре полковых трубачей.

Или другой пример: главным разработчиком бомбардировки Дрездена, а затем и ядерной стратегии Британии был директор Лондонского ЗООПАРКА Золли Цукерман.

«Простой» портной может быть наперсником короля или генсека, чьи слова весомее слов премьер министра, как это было в довоенной Британии, шеф-повар — резидентом крупнейшей разведки (шеф-повар ресторана «Пекин» в Москве оказался главным резидентом китайской разведки в СССР) — и.т.д.

Я бы мог привести множество примеров из СССР и современной России, но ходить бывает склизко по камешкам иным.

Просто запомните и учтите мой совет: НИКОГДА не судите о человеке по публичной должности, формальному званию (помним, скажем так, об фельдфебеле) и другим формальным, «»видимым», признакам.

Сергей Лопатников

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина