Бежавшая из Донбасса пенсионерка четыре года «воевала» за российский паспорт

ria.ru 9.10.2018 20:34 | Общество 52

МОСКВА, 27 сен — РИА Новости, Александр Чернышев. Двадцать шестого сентября, после четырех лет «сражений» с якутскими чиновниками беженцы из Донбасса Людмила Васильевна Сухоносова и ее одиннадцатилетний внук Артем получили российское гражданство. Однако на этом трудности отнюдь не закончились: они по-прежнему живут в аварийном деревянном здании в поселке Беркакит. Неурядицы подкосили здоровье пенсионерки — последнюю неделю она провела в больнице. Об изнурительной борьбе с бюрократической машиной — в материале РИА Новости.

«В этом мире нас осталось двое»

«Поздравляю! Теперь вы и ваш внук — граждане Российской Федерации» — с этими словами начальник миграционной службы отделения МВД по Нерюнгринскому району Республики Саха (Якутия) вручил 64-летней Сухоносовой новенький паспорт, а внуку Артему — свидетельство о рождении с красной российской печатью.

Они ждали этого долгие четыре года — местные чиновники не торопились. «Прошли огонь и воду. Думала, не доживу. Даже сегодня еле доехала за паспортом — с утра шалит здоровье», — признается Людмила Васильевна в разговоре с корреспондентом РИА Новости.

В этом мире, говорит беженка, их осталось только двое — она и ее одиннадцатилетний внук. Мать Артема умерла в 2011-м: неудачно упала и ударилась головой о плинтус. Врачи не смогли ее спасти — кровоизлияние под оболочку головного мозга привело к летальному исходу. Людмила Васильевна стала опекуном осиротевшего мальчика.

На протяжении первых трех лет ей и так было непросто сводить концы с концами. Однако вскоре выяснилось, что все может быть куда хуже — началась война. «В 2014 году мы с внуком бежали из родной Макеевки, что близ Донецка: боевые действия уже подбирались к нам вплотную, на окраинах гремели взрывы. В июне сели на поезд, который шел по последней уцелевшей дороге до Харькова — остальные разбомбили. Оттуда сразу отправились в Крым, в Симферополь — на базу для беженцев. По приезде оформили необходимые документы и получили временное убежище — нас приютил пансионат в городе Саки. Но там пробыли лишь до сентября. Потом на выбор предложили несколько вариантов расселения в отдаленных регионах России. Я решила: поедем в Читу», — вспоминает Сухоносова.

Как и другим беженцам, им с внуком дали комнату в бараке — в чистом поле. «Две кровати, стол, шкаф. Душ в подвале. Соседи рассказали, что постоянно болеют от жуткого холода — лучше не задерживаться. Я созвонилась с подругой из поселка Беркакит в Якутии. Она предложила нам пожить пару месяцев в ее крохотной «однушке». Так мы оказались в далекой Якутии. Разместившись у подруги, стали искать свое жилье. Одна девушка поселила нас у себя, но вскоре продала квартиру и уехала в Тольятти. Тогда глава поселка выделил нам жилплощадь в деревянной двухэтажке, где мы ютимся до сих пор. Условия совсем плохие: полы промерзают, ванную я обила одеялом, но все равно очень холодно. Ни отопление, ни обогреватель не спасают. Спасибо, хоть купили нам диван, до этого я спала на стульях, а внук — на раскладушке», — продолжает пенсионерка.

Кроме того, год назад на первый этаж «деревяшки», как она называет жилище, подселили только что освободившегося из тюрьмы мужчину. По словам Сухоносовой, он того и гляди спалит дом — несколько раз что-то в его комнате уже горело: «Даже пожарные приезжали».

«Переписывали по сто раз»

С момента приезда в Якутию Людмила Васильевна вела непрекращающийся бой с чиновниками за российское гражданство — не на жизнь, а на смерть.

«Почти год вообще документы не принимали — просто отфутболивали. Жили, чем люди помогут — кто продуктами, кто теплыми сапогами. Дай бог им всем здоровья! Я и бывшему главе Якутии письмо писала, а потом и президенту Владимиру Путину — передала конверт с подругой в Москву. Видимо, письма мои прочитали, потому как вскоре раздался звонок из местной миграционной службы — спросили, зачем жалуюсь. А я ведь не жаловалась, я лишь помощи просила. Затем снова позвонили и задали откровенно странный вопрос: «Вам это все зачем?» Как будто им неизвестно: чтобы получать пенсию, нужен как минимум вид на жительство и прописка», — жалуется Сухоносова.

В конце концов дело сдвинулось с мертвой точки: сначала Людмиле Васильевне удалось добиться разрешения на временное проживание, а еще через полгода, в июле 2016-го, им с внуком предоставили вид на жительство, а вместе с ним и право на пенсию. «Все это необходимо пройти, чтобы стать гражданином страны. Миграционная служба несколько раз возвращала документы: то не та фотография, то мелкая описка, то сами сотрудники где-то ошиблись. Переделывали все за свой счет — заново фотографировались, переписывали сотни бумажек, сдавали платные анализы. С деньгами вновь помогали добрые люди», — делится подробностями пенсионерка.

Однако на гражданство ей тогда посоветовали не надеяться. А когда Сухоносова прочитала в газете историю мужчины из Молдавии, который живет в Якутии и остается иностранцем уже 18 лет, вовсе впала в отчаяние. На нервной почве у нее начались проблемы со здоровьем. «Довели меня — из больниц не вылезаю. И с желудком проблемы, и с кишечником, и с суставами. Приходится оставлять внука у чужих людей, а он звонит и спрашивает, когда я за ним приеду. Немолодая я уже, все может случиться, поэтому моя главная забота была — успеть добиться российского паспорта для внука», — объясняет собеседница.

В сердцах Людмила Васильевна отправила письмо знакомой активистке из Симферополя, которая еще в 2014-м помогала им с документами. Та передала «крик души» в Москву — общественнице Надежде Юшкиной. «Я рассказала историю бабушки в фейсбуке. Откликнулись журналистка Екатерина Сажнева и депутат Госдумы Сергей Шаргунов. После их публикаций к делу подключилось региональное управление Следственного комитета. Тут же «нашлась» программа, по которой они могут получить гражданство как носители русского языка», — описывает цепочку событий для РИА Новости Юшкина.

«Чем смогли — помогли»

Сейчас следователи проводят проверку по признакам преступления, предусмотренного статьей 293 УК — «Халатность». «Прорабатываем информацию в СМИ о нарушении прав ребенка-сироты, который в 2014 году вместе с бабушкой вынужден был бежать с юго-востока Украины. Изучаем все доводы, изложенные в публикациях, в том числе о непредоставлении им жилого помещения, пригодного для проживания, и неоказании материальной помощи. Кроме того, оказали содействие в получении гражданства», — рассказала РИА Новости старший помощник руководителя СУ СК Якутии Надежда Дворецкая.

Мы также обратились за комментариями к главе Беркакитской поселковой администрации Владимиру Добрынину. «Их жилье действительно находится в аварийном состоянии — его давно пора снести. Но другого у нас просто нет: если ликвидируем дом, они останутся на улице. Это здание, по крайней мере, благоустроено: отопление, вода, канализация. Задолженность за коммунальные услуги у них уже, кстати, 97 тысяч. Хотя договор соцнайма мы с ними, как с иностранцами, оформить не имели права, лицевой счет для оплаты у Сухоносовой есть», — поясняет Добрынин.

Внук Людмилы Васильевны Артем

И продолжает перечислять свои заслуги: «Чтобы позволить бабушке с внуком получать пенсию, я лично помог им прописаться в соседнем поселке Золотинка. Пятый год с ними вожусь: ходатайствовал за них в миграционной службе и даже писал письмо с просьбой оказать содействие главе республики. Диван им купили. В школу ребенка приняли. С меня местные, которые ждут жилья, спрашивают, на каком основании я поселил бабушку с внуком, а их — не расселяю. Жалко мне беженцев стало тогда. Зима ведь была, а у них ни кола ни двора. Но кирпичный дом предоставить не можем: в очереди на переселение из аварийных зданий у нас 51 семья, а Сухоносова в ней в принципе не стоит».

Людмила Васильевна, в свою очередь, утверждает, что глава поселка лукавит — лицевого счета у нее нет. «Только за свет плачу по документам старого жильца. Рада бы за остальное, но куда? А потом он говорит, что у нас огромная задолженность», — разводит руками она.

Как будет решаться проблема с жильем — неизвестно. Новоиспеченная гражданка России жалуется, что Артем то и дело болеет — сильно мерзнет. А еще мальчик мечтает о своей комнате: сейчас ему приходится спать вместе с бабушкой на одном диване.

РИА Новости будет следить за судьбой беженцев, которые из-за военного конфликта на родине лишились дома и оказались в Заполярье.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора