Большое газовое фиаско

Павел Раста 21.03.2019 18:24 | Экономика и политика 55

Есть в этом мире две внешне очень похожие вещи, которые по внутреннему содержанию совершенно противоположны друг другу. Одну из них я невероятно ценю, вторую — абсолютно презираю. Подчёркиваю — именно презираю, без всякой ненависти. Первая вещь — эта патриотизм. И добавить к этому нечего, как и к любому искреннему чувству. Вторая же — это тот же патриотизм, но только с приставкой «ура». И особенно очевидно это тогда, когда речь идёт об официальном патриотизме. Который отличается от патриотизма обычного ровно так же, как обычная любовь отличается от любви за деньги, причём, поставленной на профессиональную основу.

Ну, а в тех случаях, когда всплеск официального ура-патриотизма фиксируется там, где речь идёт об экономических вопросах, лично мне вспоминается фраза одного моего донецкого друга, который в подобных ситуациях говорил: «Следите за руками!». И означало это, обычно, то, что вас пытаются от чего-то отвлечь путём переключения вашего внимания на некий условный объект. Причём, находиться то, от чего вас отвлекают, может прямо у вас перед глазами — быть может даже в той же сфере жизни, в которой создаётся отвлекающий информационный повод.

На мой взгляд именно это и происходит сейчас в одной из самых жизненно важных экономических отраслей РФ — в газовой сфере.

Украинский транзит

На днях стало известно, что РФ прекращает прокачку голубого топлива по трансбалканскому маршруту с января 2020 года, о чём представители компании «Газпром» оповестили отвечающего за данный вопрос болгарского министра. Который молниеносно поделился этой информацией с прессой, чем её опубличил. Связано такое решение формально было с окончанием строительства и вводом в эксплуатацию новой ветки газопровода в рамках проекта «Турецкий поток». При этом сами балканские страны от такого переключения мощностей ничего не потеряют — им уже предложен транзит газа по новой транспортной схеме.

Но некое особое значение этому сугубо хозяйственному вопросу придаёт то, что газ перестаёт подаваться по территории Украины.Нет, полностью украинский транзит не сворачивается — прекращает существовать только одна его, не самая большая, южная часть. Однако это послужило информационным поводом для весьма серьёзных пропагандистских вбросов в медийное пространство. Причём, по эмоциональному накалу некоторые из них могли потягаться с информационно-патриотическими всплесками той же Украины времён Майдана — местами не хватало только криков про «перемогу». Это событие подавалось, едва ли, не как серьёзная победа нашей дипломатии со всеми вытекающими последствиями.

За последнее время этот случай был не единственным. Чуть ранее ряд официальных и полуофициальных СМИ РФ, опираясь на некие слова Ангелы Меркель, начали распространять информацию о том, что Германия в газовом споре с Украиной однозначно находится на стороне нашей страны. Основанием для этого служила выделенная из заявления немецкого канцлера фраза о том, что «российский газ останется российским газом». Сообщения эти сопровождались вложенными между строк и написанными прямо комментариями о том, что Европа вообще и Германия в частности, по сути, никуда от нас не денутся, так как нуждаются в нашем газе больше, чем мы нуждаемся в их рынке, и что они в любом случае купят наш газ на любых условиях, просто потому, что у нас он есть, а у них его нет.

Знаете, сказать по чести — я бы и сам, как искренний патриот своей страны, с удовольствием разделил их радость. И в вопросе о нашем экономическом доминировании над старой Европой (пусть даже и в не особо почётной сырьевой сфере), и уж тем более в том, что касается частичного прекращения транзита нашего газа по территории вражеского государственного образования Украина. Говорю это сейчас без всякого сарказма. Но у меня вопрос: а так ли всё это на самом деле?

И главное: действительно ли европейские страны никуда не денутся от РФ и её газа?

Ведь вполне очевидно, что в нынешней ситуации этот вопрос для нашей страны имеет стратегическое значение.

Ответ здесь однозначный: нет. Всё это, мягко говоря, не соответствует действительности.

Чужие правила

Сейчас всё ближе становится момент, когда может стать очевидным, что в таком фундаментальном для современной российской экономики вопросе, как поставки газа в Европу, РФ находится на грани фиаско. Не сказать, чтобы полного, но, тем не менее, очень большого. И именно это положение дел, скорее всего, призван прикрыть тот нездоровый ура-патриотический ажиотаж, который сейчас нагнетается в газовом вопросе. Причины таких выводов, на самом деле, отнюдь не окутаны тайной — все они прекрасно подтверждаются из открытых источников информации.

К примеру, известно, что невероятными усилиями российской дипломатии на всех уровнях продолжает продавливаться (в принципе, довольно успешно) проект «Северный поток-2». Но куда менее известным является тот факт, что после ввода в эксплуатацию этот газопровод минимум в первые несколько лет может не работать на полную мощность, оставаясь загруженным лишь частично. Потому, что именно это устанавливается недавними поправками к газовой директиве ЕС, которые уже были согласованны и с Европарламентом, и с Еврокомиссией, и с другими причастными к вопросу ведомствами Евросоюза. И даже если по этому поводу будет достигнут некий  компромисс, то носить он, скорее всего, будет весьма временный характер — Евросоюз здесь настроен более, чем решительно.

Сказать, что это плохая новость для «Газпрома» — значит не сказать ничего. Формально целью принимаемых поправок является намерение заставить сторонних участников газовых проектов Европы играть по правилам её внутреннего рынка. Конкретно это означает, что владеть газопроводом и добывать газ не может одна и та же компания, и значит у «Газпрома» должен появиться независимый от него оператор, а к мощностям самого газопровода должны быть допущены третьи лица. Что невозможно физически, так как газ в «Северный поток-2» может подать только «Газпром». Но подобные подробности в Брюсселе никого не интересуют. У Еврокомиссии уже есть опыт по судебному ограничению загрузки газопровода «Opal» более чем на 50%, и никто не скрывает возможности применения этого прецедента к «Северному потоку-2». Результаты понятны уже сейчас: во-первых, срок окупаемости «Северного потока-2» значительно увеличится (что ведёт к весьма серьёзным экономическим последствиям, учитывая то, о проекте какого масштаба идёт речь); во-вторых, то самое сворачивание украинского транзита, о котором в таких радужных тонах рассказали широкой публике внутри страны, на самом деле будет отодвинуто на неопределённый период или, как минимум, очень сильно осложнено.

Впрочем, в том, что касается украинского вопроса, всё выглядит ещё менее позитивно, чем в случае с «Северным потоком-2» в чистом виде.

Сигнал Германии

Напомним: основным посылом информации, дававшейся в наших официальных СМИ было то, что, несмотря на формальную поддержку режима Петра Порошенко, Германия в лице Ангелы Меркель готова сотрудничать с Россией в любом случае, причём, на условиях России. Многочисленные эксперты «стоящие на патриотической платформе» утверждали, что между Россией и Германией отношения, выстроенные на чистом экономическом прагматизме, в которых не замешана ни политика, ни, тем более, идеология (любых упоминаний о которой правящий политикум РФ откровенно не любит и боится). И этот прагматизм имеет настолько существенный вес, что Германия, однозначно доминирующая в Евросоюзе, будет радостно лоббировать любые российские условия, с энтузиазмом таская из огня каштаны для «Газпрома».

Реальная же картина, как оказалось, не вполне соответствует описанной. Германия совершенно чётко даёт понять, что ставит политику выше экономики. Крайне показательной в этом смысле оказалась конференция по безопасности в Мюнхене, состоявшаяся в феврале. На ней Ангела Меркель высказалась предельно ясно: «Тридцать лет назад пала Берлинская стена, пал железный занавес и закончилась холодная война. Тогда мы задались вопросом: нужно ли вообще НАТО? Сегодня мы знаем: нужно».

Когда же речь зашла о «Северном потоке-2», фрау Меркель публично пообещала находившемуся на конференции Порошенко, что этот проект не станет угрозой для энергетической безопасности Украины. Сделано это было максимально показательно, и продемонстрированная таким образом позиция была предельно ясна.

Но в первую очередь этим жестом было продемонстрировано следующее: Германия наглядно дала понять, что её критическая заинтересованность в российских углеводородах сильно преувеличена и строить свою политику она намерена без оглядки на это. Именно таков главный «сигнал», поданный Ангелой Меркель. И понимать его надо именно так и никак иначе.

Потому что могут

Можно задаться вопросом: как такое вообще может быть? Ведь мы привыкли думать, что Европа и, в первую очередь, Германия действительно нуждаются в нашем углеводородном сырье критически. И критичность эта вызвана безальтернативностью. По крайней мере, так нам рассказывали долгие годы. Настоящие сонмы экспертов, политологов, аналитиков и просто «осведомлённых людей» пели нам свои сладкие песни о том, что «они от нас никуда не денутся», ведь у нас есть волшебный «Газпром». Который, как известно, «национальное достояние». И вдруг, на деле начинает выясняться, что это не Европа стоит с протянутой рукой и готова покупать газ у этого самого «Газпрома» на любых условиях, а сам «Газпром» вынужден прогибаться и на любых условиях продавать ей газ. Причём, если потребуется — то делать он это будет и в половину объёма трубы. Предварительно потратив астрономические суммы на постройку этой трубы практически за свой счёт. Ну, вернее, за счёт России — будем называть вещи своими именами.

А ведь, по факту, именно такую смену ролей и означают те самые поправки к газовой директиве ЕС, о которых шла речь выше.

Так что же произошло? Почему немцы вдруг так спокойно и недвусмысленно дали «Газпрому» понять, что ему бы стоило вести себя поскромнее? А заодно и «нашей великой дипломатии» вполне прозрачно намекает на бессмысленность использования газового вопроса в качестве рычага для продвижения наших геополитических интересов.

Скажем так: немцы и вправду предельно прагматичны. И если они так делают — значит могут себе это позволить.

И все многолетние заклинания тех самых «политологов и экспертов» можно смело отправлять в утиль. Потому, что дальнейшее их использование будет выглядеть, мягко говоря, неадекватно. А зачастую и просто смешно. Причём, чем дальше — тем больше.

А всё дело в том, что у Европы теперь есть альтернатива. Да, дорогостоящая, но всё равно есть. И факт её наличия уже сам по себе многое меняет. Альтернатива эта называется СПГ. Это «сжиженный природный газ» для тех, кто не в курсе. Сырьё для которого, пусть и варварскими методами, но уже добывается, к примеру, в США. И он вполне пригоден к транспортировке танкерами, как нефть. Инфраструктура по его приему Европой уже создала и, хоть она пока используется всего на 20%, но она есть.

Уже есть.

При полной загрузке эта инфраструктура может позволить Европе импортировать СПГ в объемах, вполне сопоставимых с поставками из РФ. Именно в данные проекты вкладывали безумные деньги европейские инвесторы, делая это в то время, пока «Газпром» строил трансбалтийскую ветку за деньги российского налогоплательщика. Стоит ли удивляться тому, что прагматичные немцы теперь хотят окупить свои затраты?

Безусловно, возможные проблемы, которые теперь могут возникнуть с проектом «Северного потока-2», во многом могут быть сглажены «Турецким потоком». Чья суммарная мощность на данный момент как раз соответствует половине мощности газопровода, проложенного по дну Балтики. Но кто теперь может поручиться за то, что завтра Европа не введёт новые ограничения, в результате которых с «Турецким потоком» случится то же, что и с «Северным»?

Интересы Европы

Причины произошедшего отнюдь не в том, что Европа решила заняться обслуживанием экономических интересов большого заокеанского партнёра. Который как раз и является главным выгодоприобретателем в поставках СПГ на европейский рынок.

И дело не в агрессивном давлении со стороны Дональда Трампа в этом вопросе. Оно, разумеется, имело место, но не было основной причиной.

А основная причина здесь состоит в том, что у Европы (вы удивитесь) есть свои интересы. В фарватере которых она, почему-то, следует. И один из главных этих интересов таков: Европа не хочет быть зависимой. В том числе энергетически. В том числе от нас. И, давайте признаем — от нас она не хочет быть зависимой в первую очередь. Не потому, что мы плохие или она нас как-то уж очень сильно не любит (хотя, особой любви между нами в истории тоже не наблюдалось). Просто рисков на нашем направлении в определённый момент стало как-то уж слишком много. Я сейчас никого не пытаюсь оправдывать и, тем более, не становлюсь на сторону Европы, но давайте на секунду посмотрим на вопрос с той стороны. Газовые разборки с Украиной начались не вчера. И даже не позавчера. Они начались ещё до первого Майдана и уже тогда привели к существенным перебоям с поставками газа в Европу. Причём, произошло это в зимний период, что ещё более усиливало эффект. И далее подобное случалось периодически, что подрывало авторитет РФ как надёжного поставщика. Я уж не говорю о том, что газовый вопрос действительно использовался в целях геополитического давления. Насколько грамотно и эффективно это делалось — вопрос отдельный. Но делалось же. А что, нет? В результате стало происходить парадоксальное: даже во времена СССР в плане своей энергетической безопасности Европа не чувствовала себя заложником. Чего не скажешь о ситуации двух минувших десятилетий. Так надо ли удивляться тому, что Европа, как только у неё появилась альтернатива, моментально ею воспользовалась. Со всеми вытекающими последствиями, некоторые из которых мы столь наглядно наблюдаем.

Вот только не нужно сейчас бурно реагировать на эти слова и, тем более, обвинять меня в недостатке патриотизма. С моим патриотизмом, как раз, всё в порядке. Но, во-первых, из песни слов не выкинешь, а, во-вторых, я патриот России, а не «Газпрома» с его «эффективными менеджерами». Всё то, что сейчас происходит, можно было предвидеть. Более того, это была их прямая обязанность — та самая, за которую некоторые из них получают зарплаты, сопоставимые по размеру с бюджетом маленького города. Тем более, не так уж это было и сложно — происходящее в отрасли ведь не является сюрпризом для специалистов. Но только дело в том, что граждане, назначенные этой отраслью управлять (или курировать — не знаю, как в данном случае будет правильно), как выяснилось, умеют и могут только эксплуатировать то, что было создано до них, проявляя абсолютную неспособность к прогнозированию развития отрасли, демонстрируя запредельное чванство и запредельную же бездарность. В результате они благополучно проспали технологическую революцию в газодобыче, ставшей вдруг возможной при помощи горизонтального бурения и гидроразрыва пластов. Благополучно проспали инфраструктурное движение Европы в этом направлении. И политические последствия всего описанного они проспали не менее благополучно. Причём, касается это не только «эффективных менеджеров» из «Газпрома», но и «эффективных менеджеров» из МИДа, и «эффективных менеджеров» из правительства. А ещё «эффективных менеджеров» из некоторых спецструктур, в обязанности которых, как ни странно, помимо распила бюджетов входит ещё и отслеживание вопросов, которые потенциально способны подорвать экономическую безопасность страны. И знаете, ведь произошедшее иллюстрирует не несостоятельность «Газпрома».

То, что мы видим сейчас — это демонстрация несостоятельности самой системы. Причём, в части, касающейся стратегических вопросов. Что особенно печально.

Взгляд во внутрь

Основной вопрос сейчас вполне очевиден: что делать дальше? Разумеется, произошедшее не означает немедленную и полную потерю рынка. Но вполне может означать её в перспективе. И не надо рассказывать, что это невозможно в принципе — мы уже наслушались очень убедительных рассказов о том, что нашему газу в Европе альтернативы нет. Если подобные разговоры и имеют смысл, то лишь в контексте того, что катастрофическое сокращение нашей доли на европейском газовом рынке не может произойти быстро. Но сама возможность этого теперь существует. И осознавать это необходимо уже сейчас. Даже если подобного не случится, то вот нечто другое произойдёт со стопроцентной вероятностью: теперь сама Европа рано или поздно начнёт пользоваться своим положением «критического рынка сбыта» российского газа и сама же начнёт использовать этот вопрос в качестве рычага геополитического давления, но уже против нас. И уже в довольно близкой перспективе для РФ здесь может сложиться весьма неприятное положение.

Выход из него вполне закономерен: нахождение альтернативного рынка сбыта. И, в принципе, этот рынок очевиден. Он гораздо ближе, чем Китай, и гораздо перспективнее, чем старая Европа. Это — наше собственное население. Необходимо прекратить строить за государственный счёт газопроводы непонятно куда и непонятно зачем, и начать, наконец, газифицировать собственную территорию. Что, помимо куда более стабильного и надёжного рынка сбыта, даст ещё и мощный импульс для экономического развития тех районов нашей страны, которые в данный момент в развитии ограничены по причине неразвитости инфраструктуры. Как вообще может быть, что в иных деревнях у нас есть широкополосный интернет, но нет газа? И как можно было столько времени тратить огромные суммы на освоение внешнего рынка, игнорируя внутренний? Вопросы, на которые рано или поздно придётся отвечать. Желательно всё же рано. И шансы на это есть — пока что, времени на переориентацию сбытовой стратегии и начало инфраструктурного и коммерческого освоения нового рынка хватает.

Главный же вывод, который надлежит сделать из произошедшего, состоит в том, что нельзя строить политику государства на интересах одной корпорации и стоящей за ней «группы товарищей». По факту эта корпорация и эти «товарищи» уже превратили то, что можно было бы смело назвать силой нашей страны, в её слабость. Просто своей алчностью и бездарностью. Так не пришла ли пора изменить эту ситуацию принципиально?

«Национальное достояние» должно служить нации, а не наоборот.

(с) Павел КУХМИРОВ (Раста)

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю