Кто наступит на кровь?

Павел Раста 26.07.2019 13:52 | Политика 108

Заинтересованная общественность по обе стороны линии разделения Донбасса и России, затаив дыхание, следит за тем, как же всё-таки разовьются события после украинских выборов. Зачем она это делает так патетично — понять трудно. В любом случае, это довольно жалкая позиция — молитвенно сложив ручонки, ожидать чего-то от врага. А то, что Украина — это абсолютно не друг (причём, в любом случае и при любом развитии событий), уже очевидно, пожалуй, даже самому упоротому члену секты «братского народа». И, назвав эту позицию жалкой, я бы остановился, но вот только весь этот цирк по заигрыванию «с дорогими партнёрами» в Киеве уже слишком далеко зашёл. Особенно в той части, где этих «ребят» призывают «жить дружно» в ущерб нашим национальным интересам и нашей же национальной гордости. А этот ущерб стратегически куда опасней экономических и даже политических потерь.

Я это вот к чему: тут один из ближайших советников г-на Зеленского выдал весьма суровое поствыборное заявление, в котором непреклонно и категорически исключил возможность «размена Крыма на Донбасс». Ну, спасибо, уважаемый. Поклон вам низкий, а то мы уже, как-то, напряглись. А если кто-то вдруг не понял, что он имел в виду, поясню: речь идёт о «некой гипотетической возможности» признания Украиной (в первую очередь не ей, конечно, а её европейскими и американскими патронами) ирреденты Крыма в обмен на возвращение ей номинального (а, в перспективе, и реального) контроля над республиками Донбасса. И, заметьте — никому в этот момент не смешно от самого факта обсуждения г-ном советником подобной постановки вопроса. Потому, что именно такие «авансы» делались и продолжают делаться в адрес Киева со стороны определённых кругов за высокими зубчатыми стенами. И самое отвратительное, что это ни для кого не новость. Это все знают. Правда вслух об этом говорят далеко не все. Ну, а что такого-то? Какая это мощная политическая комбинация и какой небывало хитрый план! Ну, а моральная сторона — да кого она вообще интересует? Серьёзные люди такими категориями не оперируют. Тем более, если оные «серьёзные люди» из числа методологов.

Ещё раз — данная ситуация воспринимается совершенно спокойно. Хотя, сам факт того, что подобное даже просто всерьёз обсуждается, уже должен вызывать вопросы. И то, что он этих вопросов не вызывает, говорит, как минимум, о том, что ведущаяся вокруг данной темы политическая игра окончательно утратила связь с реальностью. Например, с живыми людьми. На плечах которых стоят все эти «любители поиграть».

Слава Богу ещё, что враг в очередной раз нас не предал.

Мне вот интересно: кто-нибудь вообще задумывается над тем, что чувствуют люди, глядя на все эти игрища, которые уже даже не утруждаются особо загонять под ковёр? Например те, которые находятся в самом Донбассе, имеют отношение к нему или к Русской Весне в целом (извините уж, что поминаю её всуе). А ведь это те самые люди, которые по всем канонам мира составляют патриотическую опору страны, соль её земли, так сказать. Те, к которым неизбежно будет апеллировать государство, когда его в очередной раз захотят разорвать изнутри.

Чтобы это понять, надо хотя бы на секунду спуститься на грешную землю. Ту самую, на которую ракеты падают. На днях комментировал очередной кровавый «юбилей» этой войны — пятую годовщину бомбардировки Снежного украинскими ВВС. И вдруг обнаружил, что говоря об этом я практически ничего не чувствую. И причина здесь не в отсутствии скорби. Она никуда не делась. Точно так же, как никуда не делся и гнев: он всего лишь перешёл в иное качество. Он стал более спокойным, а так же куда более глубоким и тёмным, как ночь. Дело не в этом, а всего лишь в том, что такие кровавые годовщины для Донбасса приходятся на почти любой день календаря. Их много. Они — обыденность. Повседневная реальность того слоя Сумрака, в котором живёт донбасский народ. Их можно перечислять и перечислять. 26 мая — день первого авиаудара по Донецку. Когда на миллионный город, спешивший по своим делам и не ждавший ничего подобного, вдруг обрушилась смерть. Прямо с неба. И Донецк после этого изменился навсегда, словно получив ожог, который не заживёт никогда. 27 июля — день, когда молодая мать из Горловки по имени Кристина Жук гуляла со своей дочерью Кирой и её накрыло украинскими снарядами. Так их и нашли — мёртвые мать и дочь, одна из которых пыталась спасти другую, закрыв своим телом. Но разве это преграда для стали? После её назовут «Горловской Мадонной». 2 июня — авиаудар по центру Луганска. И ужасающие кадры в клочья разорванных людей. И женщина, уже понимающая, что сейчас умрёт, и просящая у тех, кто пытался оказать ей хоть какую-то помощь, телефон, чтобы попрощаться с близкими.

И всё это раз за разом сопровождалось радостным воем в украинских соцсетях и «блестящими украинскими шутками» про «жареную вату», «взрывающиеся кондиционеры» и «дохлых личинок колорадов». Если кто не понял — последнее относилось к детям, которых они убили.

Этим воспоминаниям нет числа. Они — как огромное пятно крови, которое невозможно проигнорировать.

Да. Стыдливо присыпать песочком пролитую кровь не выйдет. На неё можно только наступить. Но это будет означать, что наступивший сам в этой крови измазался и теперь несёт такую же ответственность за смерти тех, кому она принадлежит, как и украинские убийцы.

Вот примерно это наступание на человеческую кровь, по сути, и означает принявшее уже откровенно параноидальный характер фактическое принуждение народа Донбасса к т.н. «Минским соглашениям», исполнение которых означает возврат в страну, убившую их близких, разрушившую их дома, считающую их самих «террористами», а то и вовсе генетическим мусором. Который можно убивать абсолютно безнаказанно. Примерно так, как зоотехник «сокращает поголовье». Думают ли об этом те, кто с маниакальным упорством заявляет, что «Минску альтернативы нет»? Понятия не имею. Вряд ли для тех, кто делает подобное картой в своих политических играх, имеет значение моральный фактор или то, что чувствуют люди, пережившие всё то, по поводу чего нынче «отмечаются юбилеи». Но если исключить эмоциональный аспект, то картина выглядит примерно так. Между Донбассом и Украиной:

1. Десятки тысяч человеческих жизней.
2. Пять лет войны, которую многие уже давно назвали самым свирепым конфликтом на всём постсоветском пространстве с момента распада СССР.
3. Взаимное ожесточение и взаимное расчеловечивание — народ Донбасса и население Украины никогда больше не будут хорошо относиться друг к другу.
4. Практически уничтоженная инфраструктура некогда самого промышленно развитого кластера бывшей УССР. Который на Украине восстановлен не будет уже никогда.
5. Полный разрыв политических систем и культурных связей.

Для того, чтобы при всём этом так настойчиво пытаться затолкать Донбасс обратно на Украину, необходимо иметь в качестве мотива что угодно, но только не интересы России. Уже не говоря об интересах самого Донбасса. В лучшем случае — это может быть собственный эгоистичный интерес в аппаратной игре, для которой ни люди, ни будущее страны не имеют значения. В худшем… Его я, пожалуй, оставлю без комментариев. Такое, как минимум, означает то самое наступание на человеческую кровь. Именно оно, к примеру, было продемонстрировано в Донецке несколько дней назад во время проведения известной акции в защиту позорного флешмоба, навязанного Донбассу этими людьми. Но вопрос, опять же, не в морали.

Он в том, чем для самой России аукнется ситуация, если вдруг Донбасс всё же заставят выполнить «Минские соглашения». Надо быть просто безответственным аферистом, чтобы считать, что подобное останется без последствий. И самым первым из них будет полная демотивация той самой части населения, которая составляет патриотическую опору страны. И скотские рассуждения о том, что эти люди, мол, «никуда не денутся», как минимум, весьма самонадеянны. В решающий момент они просто отойдут в сторону, оставив этих «рассуждающих» наедине с собственной судьбой. И я в сотый раз повторю: мне их не жалко — мне жалко страну.

Так кто наступит в человеческую кровь?

(с) Павел Раста.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора