Греция: Земля без радости

Павел Раста 23.07.2019 13:42 | Экономика и политика 64

Кризисные явления в экономике стран Европейского союза проявляются по-разному. Как качественно, так и количественно. В Евросоюзе есть и относительно благополучные страны, такие, как Германия и Нидерланды, чьи экономики и, как следствие, политические системы пострадали в наименьшей степени. Но есть и страны-аутсайдеры, экономическое положение которых практически не улучшается.

Какова ситуация в одной из самых экономически неблагополучных стран старой Европы — в Греции? Что происходит в стране, которая ещё несколько лет назад проводила референдум о фактическом выходе из еврозоны?

Даже по прошествии четырёх лет после того референдума, в Греции по-прежнему всё очень не просто. По сути, пострадавшими там являются почти все категории населения.

Чиновник

«Минимальная зарплата, пенсии – всё сокращается, даже не смотря на то, что скоро выборы. Это плохой знак — это значит, что опять денег в обращении не хватает, и это мы уже проходили» — говорит 57-летний государственный чиновник из Афин, не желающий, чтобы его имя называлось. «Все партии и их избиратели танцуют одно и то же танго с европейскими партнёрами. Но это ничего не меняет. Нынешний кризис только усугубил существующие проблемы, а суть их в том, что нет справедливого механизма распределения денег» — говорит он.

Этот человек работает в одном из министерств в центре греческой столицы. В разгар кризиса неподалеку от его кабинета десятки тысяч афинян протестовали против мер жестокой экономии, предписанных Еврокомиссией и МВФ: молодые люди бросали «коктейли Молотова», а пенсионер публично покончил с собой посреди площади, оставив после себя обличительный манифест. Он не захотел искать еду в мусоре и не хотел передавать свои долги своим детям.

Месячная зарплата чиновника, пожелавшего остаться неназванным, за последние годы сократилась на 30 процентов — до 1303,93 евро. И он не ожидает, что это быстро изменится: греческая политика жесткой экономии, задействованная не смотря на однозначные результаты референдума, будет отменена только к 2060 году. «Тогда мне будет 98 лет» — говорит он.

На государственную службу он поступил ещё в 1997 году, при правительстве социалистической партии ПАСОК — той, которая впервые пришла к власти в 1981 году. В тот период государственный сектор не составлял большую часть греческой экономики. Но возникла культура государственного финансирования, широко поддерживаемая теми, кто извлекал из неё выгоду — политиками, активистами, банкирами. Всеми теми, кого касалась эта специфическая система распределения благ. Премьер-министр Ципрас позиционировался на выборах в 2015 году, как борец с этой системой, породившей клановость и круговую поруку. А сегодня его двоюродный брат Йоргос Ципрас работает консультантом в греческом МИДе. Его жена работает в Министерстве экономики. Министры его кабинета получают арендные субсидии, являясь владельцами недвижимости.

По общему мнению, система клановости при нынешней правительственной коалиции стала ещё более вопиющей. Аппарат правительственных структур бесконтрольно раздувается за счёт новых чиновников, которые не имеют реальной административной задачи. О практической необходимости подобной политики речи не идёт. И это только часть того, что происходит в данной сфере. Экономист Георгис Битрос из Афинского университета экономики и бизнеса не скрывает сарказм: «Министры с удовольствием расскажут вам, как нужны эти рабочие места. Что стране жизненно необходимы те, кто будет считать листья на деревьях и комаров по ночам». Он уже давно исследует государственные институты своей страны, и неэффективное управление является одной из его основных тем: в то время как в Германии около 11% работающих заняты в государственном секторе, в Греции это более 20 %, говорит он. По его словам, эксперты ЕС и МВФ, которые разработали программы экономии, просто не стали смотреть в эту сторону. «Их необъяснимая снисходительность к правительственным структурам не отвечает ни интересам Греции, ни мандатам их организаций. Благодаря им старая «клиентская система» благополучно пережила кризисные годы» — говорит он.

Врач

44-летний врач Александрос Сарантопулос работает в греческой системе здравоохранения в течение 13 лет. Его рабочее место находится в университетской клинике в Салониках — втором по величине городе Греции. Рассчитанная более чем на 2000 коек, это одна из крупнейших больниц в стране.

Для него кризис означает большее количество работы за меньшие деньги. «Раньше я получал 2000 евро, сегодня это около 1200» — говорит Сарантопулос. В его больнице сегодня врач обслуживает в среднем 60 пациентов в день. До кризиса их было 40. Согласно исследованию Ассоциации работников государственных больниц, уже восемь лет не было серьёзных инвестиций в новое медицинское оборудование. Хотя, этой сферы предписанные меры экономии касаются в меньшей степени. Другой врач рассказывает, что в его городе имеется только три КТ-сканера, что порождает длинные списки очередности пациентов, не всегда успевающих из-за этого вовремя выявить заболевания.

Сарантопулос считает, что никто из пациентов не должен платить врачу дополнительно за лечение. Но именно такая «благодарность» позволяет многим врачам выживать. «Факелаки», маленькие конверты от пациентов с деньгами в них, традиционные в Греции, многие врачи в их нынешнем положении будут принимать в любом случае.

На сайте некоммерческой организации «Edosa Fakelaki», что в переводе означает «я подкупил», греки могут анонимно сообщать о случаях коррупции, которым они были свидетелями или в которых они участвовали сами. Описания создают совершенно анекдотическую коррупционную картину в стране. Речь идет об инструкторах по вождению и чиновниках-градостроителях, о налоговом ведомстве, о министерстве образования, о государственном медицинском страховании и министерстве здравоохранения. Коррупцией в Греции охвачено абсолютно всё. И в верхней части списка находятся государственные больницы с 1200 сообщениями о «факелаки», в общей сложности, на сумму чуть более двух миллионов евро. Разумеется, это не репрезентативное исследование, но представление о размахе явления оно всё-таки даёт.

При этом борьба с коррупцией была одним из основных условий, выдвинутых европейскими и международными институтами для предоставления стране «спасательных пакетов». Тем не менее, в последнем отчете о коррупции от «Transparency International» Греция опустилась с 59-го места в 2017 году до 67-го в 2018. Таким образом, в Европейском союзе Греция находится на третьем месте по уровню коррупции, стоя лишь перед Болгарией и Венгрией, и оставляя за спиной даже Румынию.

Социальный работник

Димитрис Кампанарос, 39-летний соцработник, работает в доме престарелых в богатом муниципалитете на севере Афин. 3000 квадратных метров, дом с 108 кроватями, психологи, профессиональные терапевты, экскурсии — в Греции это теперь большая роскошь. Ранее это учреждение занимало два здания с 216 кроватями. «У нас когда-то был самый большой дом престарелых в стране» — говорит он. Однако в 2015 году, во исполнение греческого плана экономии, финансирование сократилось вдвое. Кровати стояли пустые. И аренда второго здания стала невозможной.

Пенсии были сокращены до 40 процентов в ходе тех же реформ. Пребывание в доме престарелых в Греции осуществляется за деньги самого пациента, которые он выделяет из своей пенсии. Таким образом, помимо финансирования, снизился ещё и платёжеспособный спрос, в результате чего домам престарелых пришлось снизить цены. Но номера в этих учреждениях даже сегодня нельзя назвать дешевыми: 1000 евро в месяц могут собрать сейчас отнюдь не все пенсионеры, и даже не большинство.

82-летняя постоялица этого учреждения, также пожелавшая остаться анонимной, ранее получала 1200 евро пенсии, сегодня же её пенсия составляет чуть менее 750 евро. Чтобы жить в учреждении с надлежащим уходом, она продала свой кондоминиум площадью 130 квадратных метров. Из выручки она не только финансирует проживание, но и помогает своей взрослой дочери, выделяя ей по 200 евро в месяц. По её словам, она даже не может позволить себе лосьон для тела. Семья в кризисной Греции пострадала вообще весьма значительно. Положение пожилых людей ухудшилось, потому что они вынуждены поддерживать молодое поколение, часто банально не имеющее работы.

И эта ситуация со временем будет только ухудшаться. В то время как сейчас многие семьи полагаются на пенсии своих стариков, молодым в будущем будет еще труднее их получить. Сегодня люди возрастом более 65 лет составляют 21% жителей Греции, и ожидается, что к 2050 году этот показатель составит 33,3%.

Однако для спасения страны нужно нечто больше, чем деньги, считает соцработник Кампанарос. Страна также нуждается в смене менталитета. Многие греки уклоняются от вклада в свою страну, и даже в свою общину. У этого много причин. В том числе и расцветшие в Греции, как и по всей Европе, эгоизм и индивидуализм. По его мнению, пока простой грек не поймём, что платить налоги правильно — пенсии будут сокращать и дальше. Проблема лишь в том, что простой грек не видит в этом справедливости.

Безработный

Лефтерис Пападакис, 26-летний безработный из Кипсели, самого густонаселенного района Афин. Он имеет право на 400 евро пособия по безработице в течение шести месяцев. До этого он зарабатывал 700 евро в месяц — типичный уровень заработка для молодых греков. Независимо от того, работаете ли вы в банке или торгуете в магазине. Многие молодые греки получают даже меньше. Существует особый термин в современном греческом языке для обозначения таких, как он: «поколение 700 евро». В то же время повседневная жизнь в Греции подорожала, особенно после того, как правительство повысило НДС до 24 процентов. Кроме того, были введены дополнительные налоги, например, на кофе или пиво.

На своей последней работе в креативном агентстве Пападакису часто приходилось трудиться по 15 часов в сутки, а также работать по выходным, и это не оплачивалось ему как сверхурочные. Когда он начал жаловаться и ссылаться на трудовые законы, его уволили. Такие истории могут рассказать слишком многие из «поколения 700 евро».

Это поколение первым чувствует все недостатки либеральной (в очень российском смысле этого слова) политики на рынке труда, но, увы, не чувствует преимуществ: что правительство с завидной методичностью упускает все возможные эффекты роста в частном секторе. По крайней мере, таков диагноз экономиста Битроса. Он говорит, что все безработные приходят из частной сферы экономики. Одна из причин этого заключалась в том, что правительственная политика налогообложения как граждан, так и компаний после 2009 года привела к тому, что тысячи фирм попросту закрылись. Ещё одна черта греческой реальности, так понятная в России.

Большинство молодых греков упорно учится, либо занимается самообразованием. Но их навыки, зачастую, оказываются невостребованными в стагнирующей экономике Греции. Пападакис получил высшее образование в области аудиовизуальных коммуникаций с оценкой «отлично». Он хотел бы когда-нибудь работать арт-директором. За последние три года он отправил 300 заявок и не получил на них ни одного ответа. В настоящее время его родители поддерживают его на 200 евро в месяц. Как и сотни тысяч таких же как он представителей поколения без будущего.

Безработица в Греции в целом стабильна, находясь на уровне 18%. Тем не менее, в возрастной группе до 25 лет около 40% безработных — это самый высокий показатель в Европе. «Все, кого я знаю, подавлены и не верят в существование перспектив. Это депрессия и безысходность» — говорит Пападакис.

Из тех, кто сохраняет ясную голову, многие видят выход в том, чтобы покинуть страну в поисках лучшей доли. Как ни удивительно, но Греция — не единственная страна современного Евросоюза, чьё население питает подобные настроения. Подобное же происходит, к примеру, в Великобритании. В Греции это, прежде всего, касается хорошо образованной части населения. Из одиннадцати миллионов греков пятьсот тысяч уже покинули страну во время финансового кризиса. Уехали учёные, уехали инженеры, уехали врачи. «Безнадежность — это нормальное состояние моего поколения» — говорит Пападакис.

Он тоже теперь хочет уехать из Греции и уже заранее начал искать себе жильё в Берлине. И ему не принципиально какую работу он найдёт в Германии — он точно знает, что у себя на Родине он никому не нужен что с образованием, что без него. Так что перспектива эмиграции — это единственное, что вызывает у него оптимизм.

Маркетолог

«Все греки несчастны» — говорит Питер Экономидес. Он специалист по стратегическому маркетингу и работал в девяностые годы в том самом агентстве из Лос-Анджелеса, которое помогло сделать успешной компанию «Apple». Сегодня он живет на так называемой «афинской ривьере». Греческая элита когда-то строила здесь свои дома и ночные клубы для «богатых и знаменитых». Помпезная архитектура с дорическими колоннами, ставшая символом поколения, которое определяло судьбы страны в восьмидесятые и девяностые годы, и многие греки говорят, что именно строители этих домов отвечают за нынешнее несчастье.

Экономидес делит население Греции на три группы: во-первых, те, кто хочет вернуть те условия игры, которые были 30 лет назад, во-вторых, те, кто попросту не знает, что делать, находясь, по сути, в абсолютном тупике (и это, увы, самая большая группа), и, в-третьих, те, кто сыт по горло старой системой в целом и желает её полного слома. По его мнению, излишний пессимизм греческого населения не вполне обоснован и у тех, кто всё же может сейчас смотреть в завтрашний день, есть потенциал. Он считает, что Греция запросто может стать европейским «западным побережьем», по аналогии с американским «West Coast». Эдакой «новой силиконовой долиной» на Эгейском море. При всех негативных экономических тенденциях, надо признать, что деловая активность в стране всё же наблюдается, особенно в высокотехнологичной сфере. А некоторые стартапы, появившиеся в Афинах, и вовсе достигают значительного успеха на европейском рынке, как, к примеру, платежное приложение «VivaWallet» или приложение «Taxi Beat». Кроме того, в центре Афин периодически появляются новые бары и рестораны, город превращается в один из хипстерских центров Европы.

Тем не менее, недавний доклад Всемирного экономического форума по конкурентоспособности Греции выглядит очень отрезвляющим. Греция находится на предпоследнем месте среди стран ЕС. И многие греческие экономисты полагают, что Греции понадобится еще не менее десяти лет, чтобы превратить свою экономику в нечто соответствующее современному европейскому стандарту с небольшим государственным сектором и развитой частной инфраструктурой, если политика греческого правительства станет направлена на это прямо сейчас.

Пока же Греция продолжает оставаться «землёй без радости» — одним из самых депрессивных регионов Европы. И оснований видеть скорые перспективы изменения этого положения пока не наблюдается.

(с) Павел Раста.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора