Гнев Алабамы

Павел Раста 30.07.2019 13:00 | Общество 111

Приход президента Дональда Трампа к власти в Америке расценивался многими как начало некой консервативной революции — реванша традиционалистских сил внутри США, уже очень давно тяготящихся «достижениями либерализма», накопленными страной за минувшие полвека. Но пока что при взгляде со стороны, создаётся впечатление, что те ожидания, которые, в этом смысле, связывались с его правлением, оказались несколько завышенными. Ведь, несмотря на всю свою борьбу с мигрантами и прочие инициативы, доводящие до белого каления американских «демократов», по-настоящему «священные коровы» американского либерализма, таких как, к примеру, «права ЛГБТ», пока что особо никто не тронул.

Однако есть основания полагать, что данное положение начинает меняться. Причём, происходит это не столько по инициативе самого Трампа сверху, сколько по инициативе трампистов снизу. Совершенно неожиданно удар был нанесём по одному из ключевых «либеральных завоеваний» — праву на аборты.

Как закон, принятый в одном из самых консервативных американских штатов, расположенном в сердце «библейского пояса США», может сказаться на ситуации в Америке в целом? Почему региональный закон так обеспокоил антитрамповкое сообщество в американской столице? Какую реакцию может вызвать эта законодательная инициатива в американском обществе?

Консервативный закон

Терри Коллинз, консервативный конгрессмен из Алабамы, считает, что принятый по её инициативе закон даже слишком строг, но полагает, что это правильно. Представительница республиканцев штата является инициатором «Закона об охране человеческой жизни» в Алабаме. Недавно принятый акт против абортов на данный момент является самым суровым из многих уже принятых на юге США радикальных нормативов на эту тему: «закон Коллинз» не допускает исключений, которые распространены в других консервативных штатах, включая изнасилование или инцест в качестве причины беременности. Врачам, которые всё ещё делают аборты, грозит лишение свободы на срок до 99 лет.

То, что новый закон в Алабаме является настолько радикальным, имеет причину: евангелистка Терри Коллинз и её коллеги христианские консерваторы преследуют более серьёзную цель — они хотят сделать аборты неприемлемыми не только в Алабаме, но и по всей территории США. «Мы намерены категорически настаивать на том принципе, что в момент оплодотворения создается не «эмбрион», а человек, имеющий неотчуждаемое право на жизнь» — говорит она. Только в случае такой беспрецедентной жёсткости закона Терри Коллинз может быть уверена, что это дело, в конечном итоге, дойдет до Верховного суда США. Именно он выносит определения, имеющие значение для религиозных прав во всех Соединенных Штатах. Закон как провокация — это именно то, что Коллинз и ее соратники планировали изначально. И это сработало: Американский союз по защите гражданских прав и свобод в конце мая подал иск против «Закона о защите человеческой жизни» богоспасаемого штата Алабама.

Консервативный избиратель

В настоящее время США переживают новый виток борьбы за религиозные нормы в обществе: во многих южных штатах противники абортов активно продавливают новые, как правило, радикальные ужесточения правил проведения данных процедур. После двух лет президентства Дональда Трампа борцы за религиозные права кажутся такими же могущественными и самоуверенными, какими они редко были в минувшие несколько десятилетий — всё это время так, скорее, вели себя их оппоненты. И теперь их наиболее радикальные представители ищут решающего боя: Верховный суд, большинство которого в настоящее время составляют консервативные судьи, должен, по их мнению, благословить ограничение права на аборты уже для всей страны. Это решение, которого они ждали долгие годы и которое будет влиять на жизнь страны так же много лет. Если оно будет принято — оно станет логичным результатом методичных усилий президента Трампа по обновлению американского судебного корпуса, включая его самый высший состав.

Очевидно, что время для противников абортов из числа христианских активистов сейчас крайне благоприятно. Редко когда консервативные евангелисты имели такое же влияние, как при Дональде Трампе. И, хотя до своего выдвижения на высший пост в стране эксцентричный миллиардер из Нью-Йорка не давал понять, что он убежденный противник абортов, став политическим деятелем, Трамп быстро пересмотрел эту позицию и в предвыборной кампании 2016 года обеспечил себе голоса белых консервативных избирателей. Окормляемые харизматическими проповедниками и объединённые в тысячи отдельных церковных общин, евангелисты составляют четверть населения США, оказывая существенное влияние на самые разные аспекты жизни Америки.

Они живут в основном на Юге и на Среднем Западе. Не все из них являются абсолютно консервативными: среди американских евангелистов есть, к примеру, экологические активисты, а молодые евангелисты далеко не всегда голосуют за республиканцев. Но именно представители этой религиозной группы в последние годы массово присоединились к правому «Движению Чаепития» — тому самому, которое Дональд Трамп принимал в Овальном кабинете. И сегодня религиозные активисты являются одними из самых лояльных среди сторонников Трампа.

Консервативный суд

Президент, который вновь вступает в выборный процесс, неустанно радует свой электорат большими и маленькими подарками: такими, к примеру, как назначение христиан-консерваторов Нила Горсуха и Бретта Кавано в Верховный суд. Оба уже заявили о своей готовности пересмотреть законы об абортах. С их избранием консерваторы теперь имеют большинство от пяти до четырех голосов в высшей судебной инстанции страны.

Уже само назначение Кавано в сентябре прошлого года спровоцировало поток новых законодательных инициатив против абортов. Восемь штатов ввели такие ограничения уже в этом году. Успех в Верховном суде станет кульминацией общенациональной кампании консервативных христиан. И одной из их главных целей в этой кампании является отмена или, как минимум, серьёзная ревизия т.н. решения «Рой против Уэйда». В своем вердикте 1973 года Верховный суд, в то время имевший куда более либеральное большинство судей, заявил, что право женщин на самоопределение допускает прерывание беременности в сроки до 24-й недели. Таким образом, новый закон штата Алабама напрямую вступает в конфликт с этим знаковым решением американской судебной власти, определявшим всю юридическую картину в стране в минувшие 45 лет.

То решение судьи было знаковым для либеральной Америки. И оно же стало символом для многих евангелистов — своего рода Карфагеном, который должен быть разрушен. Популярный проповедник Джерри Фоуэлл из Вирджинии говорит, что именно этот случай заставил его начать политизировать христиан-евангелистов с помощью телевизионных проповедей.

Консервативный раскол

Сегодня раскол страны по вопросу абортов сильнее, чем когда-либо. Светские леволиберальные штаты на севере, такие как Нью-Йорк и Массачусетс, отстаивают право на аборты и побуждают женщин из консервативных штатов включаться в борьбу за это право. Ну, а поскольку республиканцы возглавляют, в основном, религиозно консервативные штаты на Юге и Среднем Западе, которые все более решительно выступают против абортов, то совершенно очевидно, что на лицо явный раскол страны и общества по региональному признаку.

Разразившееся противостояние уже имеет конкретные результаты. Например, оно привело к массовому закрытию клиник по абортам во многих местах Америки. В Миссисипи на эту практику наложены т.н. «консервативные ограничения», выдержать которые довольно непросто с экономической точки зрения. В других штатах Юга аборты разрешены только до тех пор, пока у эмбрионов «не будет обнаружено сердцебиение», то есть до седьмой недели беременности.

И эту борьбу ведут отнюдь не только евангелисты. Часто забывают участие в процессе и других консервативных религиозных общин. Да, сегодня евангелисты составляют костяк движения против абортов, но, к примеру, католики начали свою собственную «борьбу за нерождённую жизнь» даже раньше, чем они. Обеспокоенная набирающим силу либеральным «женским движением» католическая Конференция американских епископов ещё в 1966 году инициировала самую первую кампанию против легализации абортов. Епископальная конференция настоятельно призвала принять конституционную поправку, принципиально уничтожающую право на аборт. На тот момент — безуспешно. Но два года спустя с подачи католических активистов было создано первое общеамериканское движение по борьбе с абортами: Национальный комитет за право на жизнь (NRLC). Который по сей день продолжает действовать как мощное лобби против абортов.

Сегодня многие католики занимают чуть менее строгую позицию по вопросу, чем их протестантские коллеги, допуская некоторые послабления, но не допуская компромиссов в основных целях и задачах. Тем более, что и в католическом лагере есть много сторонников более строгих правил. Но ведущие умы там отказываются от радикального евангельского курса, предпочитая постепенно ужесточать законы. Такая позиция связана с духом основных положений социальной доктрины Католической церкви, не одобряющей резких движений последователей римской курии в современном мире.

Впрочем, раскол в этом вопросе имеет не только региональный, но так же расовый и социальный характер. Большинство делающих аборты в США представляют цветное население. Статистика приблизительно 900 000 абортов в США сегодня говорит именно об этом. В то же время доля матерей-одиночек из цветных меньшинств с низкими доходами неуклонно растет. Об этом свидетельствуют исследования нью-йоркского «Института Гуттмахера». Согласно им, 85% делающих аборты женщин не замужем. Почти три четверти моложе 30 лет. Половина живет на семейный доход менее 20 000 долларов в год — ниже черты бедности. Поэтому экономические причины абортов имеют весьма ощутимое значение: более 70% таких женщин считают, что они не могут позволить себе ребенка.

В связи с этим, противники инициативы из Алабамы заявляют, что когда белый политик, такой как Терри Коллинз, ужесточает законы об абортах, она в конечном итоге «контролирует тела и жизни чернокожих женщин».

Консервативный гнев

После принятия того давнего решения Верховного суда, тема пересмотра установленной этим политики относительно абортов была под негласным запретом более четверти века. Первым американским президентом, который хотя бы просто решился вновь поднять этот вопрос в Белом доме, был Джордж Буш младший. После реабилитации от алкогольной зависимости он очень глубоко погрузился в религию и, став главой государства, начал актуализировать политическую повестку американского евангельского христианства. Президент Буш и его советник Карл Роув укрепили сотрудничество с христианскими лоббистскими группами. Именно с подачи этих групп Буш также назначил консерватора Джона Робертса в Верховный суд, председателем которого он сегодня является. Но из всех людей, которые выступают за консервативный поворот в высшем суде Америки, именно он является для противников абортов одновременно и самым большим фактором неопределенности.

Робертс уже разочаровал правых консерваторов в некоторых решениях в прошлом. Выпускник Гарварда совсем не либерален, но для него, по мнению наблюдателей, консервативность может также означать, что десятилетия существующего закона нельзя просто отложить в сторону. Даже когда дело доходит до таких принципиальных вопросов.

Тем не менее, даже если верховный судья Робертс вдруг решит, что подобный шаг сейчас является слишком резким — это вряд ли остановит консервативный вал, который, по большому счёту, лишь набирает обороты. Консерваторы по всей Америке не просто полны решимости — они полны гнева. И гнев Алабамы, выплеснувшийся наружу в конгрессе штата, запросто может стать запалом выплеска гнева всей консервативной Америки.

Причём, отнюдь не только по вопросу абортов.

(с) Павел Раста.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора