Что нам делать с Украиной? Двенадцать необходимых шагов

Станислав Смагин 1.12.2018 13:22 | Политика 40

Жесткие, но совершенно адекватные, более того, единственно возможные меры, принятые защитниками морской границы России против украинских провокаторов, показали, сколь надуманный характер носят причитания «вы что, хотите Третью мировую начать?», которыми пропагандисты готовы оправдать даже прорыв украинских танков на Красную площадь. Показана была и фальшивость еще одного пропагандистского приема — при любых требованиях жестких мер против порошенковского режима ехидно спрашивать, идет ли речь об атомной бомбардировке Киева. Выяснилось, что между перманентной капитуляцией, сопровождающейся всевозможными уступками агрессору и покорным молчанием в ответ на его выходки, и полномасштабной боевой операцией с применением ОМП — есть целая масса эффективных промежуточных вариантов, один из которых — элементарное следование нормам права и боевому уставу. В нашем сегодняшнем материале мы хотим перечислить некоторые меры, которые помогли бы превратить единичный пока случай отпора противнику в системную стратегию постоянного, опережающего и результативного противодействия. В краткосрочной перспективе она поможет предотвращать либо сурово наказывать провокации, подобные воскресной, а в среднесрочной — устранит сам источник геополитического бедствия.

1) Отозвать признание легитимности режима Порошенко как сделанное ошибочно и потерявшее силу ввиду целого ряда обстоятельств последних лет. Точно так же нелегитимным следует считать любого победителя следующих президентских выборов, даже если это будет уже не Порошенко — ведь дело не в персоналиях, а в самой системе, проистекающей из антигосударственного и антиконституционного переворота в феврале-2014 и запятнавшей себя тягчайшими преступлениями против человечности. Отказ в признании легитимности режима, как правило, сопровождается разрывом дипломатических отношений, но есть исключения и нюансы: так, после октября 1917-го страны Антанты, не признавая большевиков, тем не менее сохраняли дипломатические представительства на занимаемой ими территории. Точно так же СССР в 1967-м после военного переворота в Греции, осуждая новый режим «черных полковников и де-факто отказывая ему в законности, де-юре не прерывал дипломатических отношений с Афинами. Венская конвенция 1963-го года позволяет сохранять консульские отношения при отсутствии дипломатических, и не будет ничего зазорного в сохранении минимальных, прямых или через посредников, технических контактов того рода, какие вполне официально были между СССР и Германией в годы Великой Отечественной.

2) Минимизировать финансово-экономические связи как государственных, так и частных российских структур с украинскими контрагентами, и уж точно полностью прекратить те из них, что прямо или косвенно способствуют укреплению украинской военно-террористической мощи, используемой против Донбасса, а порой и непосредственно РФ, как это было в Керченском проливе. Ситуация, когда в первом квартале этого года поставки дизельного топлива на Украину увеличились вдвое по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, следует признать ненормальной и возмутительной.

3) Отказаться от тезиса о «безальтернативности Минского процесса», упорство российской власти в повторении которой заставляет вспомнить давние слова одного отечественного мыслителя: дескать, сохранение украинской государственности является главной внешнеполитической целью Российской Федерации. Заявление о потере смысла и содержания «Минского процесса» должно быть сделано в духе «Определения Святейшего синода о графе Льве Толстом», которое многие юридически неверно называют «отлучением от Церкви», хотя правильнее сказать — «формальная констатация фактического отпадения Толстого от Церкви». В нашем случае следует сказать, что «Минские соглашения» с самого начала открыто саботируются и постоянно нарушаются украинской стороны при попустительстве ее западных покровителей, поэтому давно исчерпаны причины: республикам Донбасса — односторонне выполнять данные договоренности, а Российской Федерации — быть модератором этого выполнения. Будоражащим фактором для киевской хунты демонтаж «Минского процесса» не станет, так со своей стороны она из него давно вышла, а вот сдерживающим — вполне вероятно.

4) Отказаться от безоговорочного и пугающего своей слепой упертостью принципа признания нерушимости украинских границ, который после присоединения Крыма выглядит несколько шизофренично. Нужно честно сказать, что многие территории в составе нынешней Украины оказались случайно и ошибочно, как некогда и Крым. Сохранить же их и их жителей Киев пытается с помощью целого спектра международно-осуждаемых методов и откровенно колониальных практик, включая государственный терроризм, геноцид и культороцид. Поэтому Российская Федерация, долгое время между правом наций на самоопределение и территориальной целостностью выбиравшая в украинском вопросе территориальную целостность, вынуждена признать, что сама жизнь склонила чашу весов в другую сторону. Мы не будем прямо инициировать процесс распада или кардинального переформатирования Украины, но, глядя на кровавые и топорные попытки Киева предотвратить эти явления, мы не можем брать на себя роль более рьяного защитника украинской целостности, чем сама украинская власть, и фактически становиться соучастником преступлений этой власти. Российское отношение к указанной проблеме следует определить как «оговорочное» или, учитывая любовь официозных российских спикеров к научным малопонятным большинству граждан терминам, «градиентное» (меняющееся во времени в зависимости от привходящих обстоятельств).

5) Признать независимость ДНР и ЛНР. Учитывая совершенно особый характер отношений Москвы с Донецком и Луганском, при этом необязательно устанавливать дипломатические отношения. Достаточно заявления, что за четыре с половиной года исчерпаны все причины избегать выражения прямого отношения к майским референдумам 2014-го года. Россия признает за республиками Донбасса право на самостоятельное определение своей судьбы, не считает более нужным принуждать их к возвращению на Украину помимо их воли, а также полагает совершенно справедливыми и достойными уважения мотивы, подвигнувшие Донбасс на его борьбу и ничем не отличающиеся от других аналогичных национально-освободительных и антиколониальных движений, например, от войны США за независимость от Британии.

В отстаивании в рамках международных дискуссий права Донбасса и иных территорий, привычно называемых «Юго-Востоком Украины», на самостоятельность и суверенитет уместна и ссылка на знаменитую речь А.Громыко в ООН по поводу создания государства Израиль: «Опыт изучения вопроса о Палестине, включая опыт работы Специальной комиссии, показал, что евреи и арабы в Палестине не хотят или не могут жить вместе. Отсюда следовал логический вывод: если эти два народа, населяющие Палестину, оба имеющие глубокие исторические корни в этой стране, не могут жить вместе в пределах единого государства, то ничего иного не остается, как образовать вместо одного два государства — арабское и еврейское. Никакого иного практически осуществимого варианта, по мнению советской делегации, нельзя было придумать.

Противники раздела Палестины на два самостоятельных независимых демократических государства указывают обычно на то, что это решение направлено будто бы против арабов, против арабского населения Палестины и против арабских государств вообще. На это особенно указывают делегации арабских стран по понятным мотивам. Советская делегация не может разделять такую точку зрения.

Предложение о разделе Палестины на два самостоятельных независимых государства, равно как и решение созданной на этой сессии Комиссии Ad Hoc, одобрившей это предложение, являющееся предметом нашего обсуждения, не направлено против арабов. Это решение не направлено ни против одной из двух основных народностей, населяющих Палестину. Напротив, по мнению советской делегации, это решение соответствует коренным национальным интересам обоих народов, интересам как еврейского, так и арабского народа.

Представители арабских государств указывают на то, будто бы раздел Палестины является исторической несправедливостью. Но с этой точкой зрения нельзя согласиться хотя бы уже потому, что еврейский народ был связан с Палестиной на протяжении длительного исторического периода времени. Кроме того, мы не можем упускать из виду — и советская делегация уже указывала на это обстоятельство еще на специальной сессии Генеральной Ассамблеи, — мы не можем упускать из виду положение, в котором очутился еврейский народ в результате последней мировой войны. Я не буду повторять того, что было сказано советской делегацией на этот счет на специальной сессии Генеральной Ассамблеи, — мы не можем упускать из виду положение, в котором очутился еврейский народ в результате последней мировой войны. Я не буду повторять того, что было сказано советской делегацией на этот счет на специальной сессии Ассамблеи. Однако нелишне напомнить и сейчас о том, что в результате войны, навязанной гитлеровской Германией, евреи как народ потерпели больше, чем какой-либо другой народ. Вы знаете, что в Западной Европе не оказалось ни одного государства, которое сумело бы защитить в должной степени интересы еврейского народа от произвола и насилия со стороны гитлеровцев».

Кроме того, пора отказаться и от тезиса «Россия не является стороной конфликта». Следует заменить его на формулу «Россия является невоюющей стороной конфликта, и в связи с этнокультурно русским характером Донбасса, и исходя из общегуманитарных международно-правовых и морально-этических норм и обязательств, включая доктрину ООН «Обязанность защищать»».

6) Необходимо оказать республикам открытую военно-техническую и инструкторскую помощь, подобную той, которую Украине оказывают США и страны НАТО. При необходимости эту помощь может оказать не Россия непосредственно, а, скажем, Абхазия и Южная Осетия.

7) Следует не препятствовать, а по возможности и помочь созданию на территории России украинского правительства в изгнании, именно с таким названием, и признать его де-факто. Факт создания такого правительства и положительного к нему отношения не означает отказ от признания ДНР и ЛНР в дальнейшем, когда/если это правительство, целиком или отдельные его члены, станут новой украинской властью. Немецкая антифашистская эмиграция в Англии, США и СССР во время Второй мировой, хоть кто-то из ее членов и полагал возможным сохранение после краха Гитлера Австрии и даже Судет в составе Германии, в целом понимала, что вряд ли удастся сохранить и границы 1937-го, и с пониманием относилась к этому факту. Украинские политэмигранты так же должны понимать, что после всего случившегося сожительство любой Украины и Донбасса в рамках одного государства крайне проблематично и малореально. Когда-нибудь в будущем, однако, они смогут вновь быть ближе друг к другу на новой платформе — допустим, Конфедерации постсоветских славянских республик.

8) Необходимо заранее предупредить попытки военных атак против Донбасса декларацией того типа, которую СССР осенью 1956-го сделал во время агрессии Парижа, Лондона и Тель-Авива против Египта: «Если вопреки решениям ООН Англия, Франция и Израиль не выведут все свои войска с территории Египта, то соответствующие органы Советского Союза не будут препятствовать выезду советских граждан — добровольцев, пожелавших принять участие в борьбе египетского народа за независимость».

9) В Азово-Черноморском бассейне необходимо делать то же, что в последнее воскресенье ноября — жестко и методично пресекать любые намеки на провокацию, как, впрочем, и на всех остальных участках российско-украинской границы.

10) Требуется новый, значительно более жесткий пакет санкций против украинского политико-олигархического класса, уже без нелепых ошибок и деликатного исключения из числа «мишеней» нелегитимного президента Украины П.Порошенко. Комментируя отсутствие Порошенко и киевского премьера Гройсмана в предыдущем списке, кремлевский пресс-секретарь Д.Песков сказал: «Традиционно президенты не включаются в списки. Это запредельный шаг». Но именно такой запредельный шаг давно (еще с лета-2014) назрел и перезрел.

11) Москва должна принять все меры для спасения русских политзаключенных и вообще политических узников совести на Украине. Необходимо принять «закон/пакет имени Евгения Мефёдова», опираясь на который, Россия будет причинять максимальный финансовый, юридический, социальный и бытовой дискомфорт в любых уголках планеты, где в состоянии этого добиться, любым чиновникам, судьям и силовикам, так или иначе причастных к репрессиям на Украине. Одновременно нужно в таком ключе наполнить реальным содержанием практику заведения в России уголовных дел против творцов геноцида Донбасса, причем уголовные дела следует завести и на самое высшее украинское руководство.

12) Наконец, если говорить о внутрироссийской повестке, нужно табуировать высказывание любыми официальными лицами и работниками пропаганды (в том числе и в соцсетях) мнений вроде «происходящее на Украине это ее внутреннее дело», «Украина — отрезанный ломоть», «подождем пока перебесятся», «наша стратегия — ждать пока на Украине все само сгниет» и т.д. и т.п. (причем под «Украиной» подразумевается и Донбасс). Такие массовые высказывания дезориентируют собственную аудиторию и подбадривают украинскую.

***

Отметим, что, по мнению Киева и Запада, мы и так делаем подавляющее большинство из перечисленного: нарушили территориальную целостность Украины, ведем против нее войну, «оккупируем» Донбасс, курируем украинскую политическую эмиграцию, пропагандируем вмешательство в ее внутренние дела. За все это против России давно введены и вновь вводятся санкции, причем они будут вводиться и дальше, даже если мы не сделаем ничего из вышеизложенной краткой программы. Более того, чем яростнее российская власть будет пытаться откреститься от наших двенадцати пунктов, что взятых по отдельности, что рассматриваемых вместе, — тем сильнее будет санкционное, дипломатическое и иное давление на страну. А ведь давно известно: если вас обидели незаслуженно, вернитесь — и заслужите. Что мы и предлагаем сделать.

Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора