Интервью для Викиновостей

Александр Майсурян 4.12.2018 20:18 | Новости 35

Специально для Викиновостей записал Мит Сколов.

М. СколовАлександр Александрович, здравствуйте! […] Как бы вы охарактеризовали происходящее в стране, если вам понадобилось бы сделать это, к примеру, для вашего единомышленника, находящегося давно и далеко за пределами России и ныне смутно представляющего себе, что здесь в действительности происходит?

А. А. Майсурян: Раз этот человек — мой единомышленник, как вы говорите, то я просто напомнил бы ему, что все великие революции — английская, французская — заканчивались эпохой Реставраций. Точно так же закончилась и наша великая революция 1917 года. Только Реставрация наступила позже, чем в Англии и Франции — не через 25 лет, а примерно через 75 лет после начала революции.
Вот именно это мы сейчас и переживаем… Важным итогом революции было превращение России в промышленную державу, индустриализация. К настоящему времени закрыты десятки тысяч фабрик и заводов, построенных в СССР. Это, пожалуй, главный экономический итог Реставрации. Далее, социализма у нас уже 27 лет как официально нет, но сохранились ещё некоторые его «пережитки»: частично бесплатные медицина и образование, пенсии для всего населения, другие трудовые и социальные права. Всё это тоже потихоньку отменяется в процессе Реставрации. Причём каждая такая отмена вызывает поначалу всплеск недовольства населения — последний раз так было, как мы знаем, с повышением пенсионного возраста. Но потом это недовольство постепенно, довольно медленно, затухает. Наконец, ликвидируются и некоторые достижения революции, как говорили в советское время, буржуазно-демократического характера. Шаг за шагом отменяется отделение церкви от государства и образования, церковникам передаётся недвижимость и культурные ценности. Но, я думаю, моему единомышленнику не пришлось бы так долго и подробно объяснять, он бы понял с полуслова: Реставрация! Вот только единственно цари пока на трон не вернулись, но это главным образом потому, что нет всеми признанного наследника престола.

М. Сколов«Все великие революции заканчивались эпохой Реставрации», — говорите вы. Нет ли в этих словах какой-то детерминистической обречённости? Имеет ли смысл вообще революционная деятельность, если «всё возвращается на круги своя»? Не правы ли тогда Дмитрий Медведев, заявляющий, что «никакая революция нашей стране не нужна», и что «свой лимит на революции Россия выбрала в ХХ веке», а также Владимир Путин, противопоставляющий революционному — «путь постепенного, последовательного движения вперёд»?

А. А. Майсурян: Есть исторический закон, о котором писали Энгельс и Ленин, а Троцкий афористично сформулировал его так: «Человечество движется как некоторые пилигримы: два шага вперёд, шаг назад. Во время движения назад скептикам и пессимистам кажется, что всё потеряно. Но это ошибка исторического зрения. Ничто не потеряно». То есть каждая успешная революция добавляет немножко в «несгораемый капитал» общих достижений человечества. Этим, конечно, сложно утешаться в моменты исторического «отлива», вроде того, который мы переживаем, но тем не менее это так.
Что же касается ненужности революций… Зачем же мелочиться, давайте, раз уж вы упомянули вначале меня как биолога-эволюциониста, и к биологической эволюции так подойдём. Зачем, спрашивается, нужно было вымирание динозавров, все эти ужасы и гекатомбы? Существовали млекопитающие миллионы лет в тени огромных ящеров, глядишь, и дальше как-нибудь протянули бы в своих норках. Уповали бы не на вымирание тиранозавруса рекс, а исключительно на постепенное перевоспитание его и его сородичей путём убеждения…
Но, увы, история, как и эволюция, всех этих апелляций к умеренности и аккуратности не принимает. И до сих пор было так, что революции — это локомотивы истории, и никуда от этого не деться. Если же их слишком долго нет, то поезд истории начинает тормозить и скатываться назад, под горку. Что мы и наблюдаем сейчас. А потом и вовсе, разогнавшись, может слететь под откос.

М. СколовОднако биологическая эволюция всё это время неотвратимо происходила без чьего-либо сознательного целенаправленного в ней участия… И мне кажется, что два упомянутых в моей предыдущей реплике гражданина РФ не согласились бы с вашими словами об опасности «слететь под откос» в отсутствие революционных преобразований — призвав «не раскачивать лодку».

А. А. Майсурян: А разве сами эти граждане не раскачивают лодку, когда проводят вызвавшую всеобщее неприятие пенсионную реформу, например? Когда повышают тарифы, НДС, вводят новые налоги, как будто испытывая терпение общества?
История свидетельствует, что к грани революции своё общество каждый раз приводят отнюдь не революционеры, а наоборот, охранители. Сто лет назад четыре мировые империи (Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская) к краху были приведены отнюдь не действиями революционеров, которые были очень слабы, а действиями собственных охранителей, втянувших их в безумную войну. Которая спустя некоторое время была осознана народами как бессмысленная.

М. СколовМне тут сразу на ум пришёл анекдот, прочитанный в вашем блоге (и грустно и смешно!) — у вас, кстати, как по мне, замечательные их подборки регулярно появляются:
«Путин: На повестке дня два вопроса:
1) отмена пенсий;
2) ядерная война с НАТО. Все станем мучениками и попадём в рай.
Народ: Не надо ядерной войны, не надо войны!
Путин: Хорошо, тогда просто отменим пенсии».
Не премину заметить, что ядерное оружие считается основным сдерживающим фактором для возникновения новой большой войны в наши дни… Возьмётесь дать свой прогноз на будущее, как для нашего, так сказать, края Земли (региона), так и для всего мира, на ближайшую и далёкую перспективы?

А. А. Майсурян: Прогнозы? У Че Гевары есть известный афоризм: революция подобна велосипеду, если останавливается, то падает. То же самое можно сказать и про противоположность революции, которую мы переживаем сейчас. То есть реставраторы не могут остановиться, им приходится двигаться всё дальше и дальше, и рано или поздно их «велосипед» упрётся в стенку народного неприятия, остановится и упадёт.
Тот же самый «прогноз» мы получим, если обратимся к истории. Возьмите французскую Реставрацию, или английскую — чем они закончились? Обе закончились революциями, но уже не великими, а, так сказать, малыми: июльской революцией 1830 года во Франции и «славной революцией» в Англии. Которые отстранили от власти потерявших берега ретроградов. А вот когда это случится, сказать сложно. «Революцию нельзя учесть, революцию нельзя предсказать, она является сама собой», говорил Ленин.
И не исключено, что перед этим нам ещё предстоит пережить последний лихорадочный приступ Реставрации, что-то вроде ордонансов Карла Х, спровоцировавших июльскую революцию — с тотальной «декоммунизацией», выкорчёвыванием последних «пережитков» социализма и, возможно, другими «прелестями», которые даже не хочется представлять. Это было бы печально, но «история — мамаша суровая», как говорил Ленин… Как гласит пословица, согласного она ведёт, а несогласного тащит.

М. СколовВопрос напоследок, переданный заинтересованными лицами. «Вы известный симпатик Троцкого, члена партии большевиков с 1917 года. В 1913 году — когда Ленин непреклонно создавал партию — писавшего, что «всё здание ленинизма построено на лжи и фальсификации и несёт в себе ядовитое начало собственного разложения». Сам Ленин называл его «Иудушкой» и «мерзавцем», который «всегда равен себе = виляет, жульничает, позирует как левый, помогает правым» (в письме Инессе Арманд в феврале 1917 года). «Небольшевика» Троцкого (по характеристике из ленинского «Письма к съезду»), в 1922 году писавшего о «грозящих огромной опасностью» «антиреволюционных чертах большевизма». Троцкого, в своёй знаменитой книге «Преданная революция. Что такое Советский Союз и куда он идёт?» (1937), в самом конце её, писавшего: «Пресса Коминтерна доходит до утверждения, что наша критика подготовляет военную интервенцию против Советов. Это надо, очевидно понимать в том смысле, что капиталистические правительства, узнав из наших работ о перерождении советской бюрократии, немедленно снарядят карательную экспедицию для отомщения за попранные принципы Октября». «Бюрократическое самовластье должно уступить место советской демократии», — писал он также в ней. Впоследствии под горбачёвским лозунгом к трудящимся «вы их давите снизу, а мы будем давить сверху» распался СССР. Как указанное согласуется с вашей просоветской позицией?

А. А. Майсурян: Мне в этом смысле симпатична позиция бывшего участника троцкистской оппозиции (за что он и был арестован в 1929 году) писателя Варлама Шаламова, который сочувственно и с пониманием относился ко многим революционным партиям: анархистам, максималистам, левым и просто эсерам, большевикам, и даже церковным обновленцам… У Троцкого были ошибки, он это признавал, а у кого их не было. Не знаю, стоит ли разбирать по пунктам все обвинения, которые вы накидали против Льва Давидовича… Но если коротко: в ноябре 1917 года Ленин публично назвал Троцкого «лучшим большевиком», и это, думается, аннулировало все их прошлые полемические резкости, которые были взаимными. А что касается Горбачёва, то этот упрёк уж точно не ко Льву Давидовичу. Напомню, что известная статья «Правды» против Нины Андреевой в 1988 году как раз обвиняла её в троцкизме, в цитировании троцкистских источников. И перестройка первое время шла скорее под знаменем реабилитации Бухарина и бухаринцев, «правого уклона», а отнюдь не левой оппозиции Троцкого. Перестройка была движением вправо, а не влево, и Троцкий её бы категорически не одобрил… Ведь это была та самая контрреволюция, про которую он писал, что она будет «одним из самых страшных эпизодов мировой истории». Так оно и оказалось, хотя всей глубины этого падения мы пока не измерили, и его дна, увы, возможно, ещё не достигли…

М. СколовСпасибо вам за интервью, Александр Александрович! Всего вам доброго!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора