Корпорация «Золотая Орда»

Алексей Волынец 15.06.2019 12:23 | История 175

©World History Archive/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Как воинственные кочевники – покорители Европы и Азии – сумели создать самый мощный инфраструктурный проект Средневековья

Этой весной незамеченным прошел эпохальный юбилей – ровно 750 лет, как распалось государство, объединявшее Москву и Пекин. Весной 1269 г. праправнуки Чингисхана разделили на части самую большую континентальную империю в истории человечества, простиравшуюся от Евфрата до Амура, от Дуная до Янцзы… Но даже один из осколков той империи, известный нам как Золотая Орда, еще долго оставался самой большой и могущественной державой Европы – могущественной не только в военном, но и в экономическом смысле. «Профиль» расскажет о той внушительной экономике, что стояла за спиной страшных золотоордынских лучников.

Двуглавый орел «доброго хана»

Едва ли кто-то в современной России не слышал о сокрушительных походах Батыя и татаро-монгольском иге. Но из экономической истории той эпохи вспомнят лишь «ордынский выход», дань, которую русские князья платили завоевателям. Между тем в эпоху Дмитрия Донского только один город Хаджитархан, предшественник современной Астрахани, приносил в казну ордынских ханов в полтора раза больше налогов, чем все Московское княжество.

Можно по-разному оценивать влияние Орды на Русь – мнения тут полярные, от крайнего негатива, традиционного еще с момента зарождения нашей исторической науки, до благостного взгляда в стиле последователей Льва Гумилева. Может, стоит присмотреться и к опыту современного Китая, который вполне сознательно трактует древние кочевые империи Евразии, от хунну до маньчжур, как славные страницы своей истории. Но в любом случае нелепо отбрасывать тот огромный исторический пласт, ту четверть тысячелетия, когда Русь была частью Орды, а царями в русских летописях и документах называли исключительно монгольских ханов.

Мы сегодня каждый день берем в руки монетки с двуглавым орлом и не знаем, что впервые на территории Восточной Европы такие стал чеканить семь веков назад «добрый царь» Джанибек, хан Золотой Орды на пике ее могущества. Едва ли он был добрее Ивана Грозного – убивал братьев в борьбе за трон, но «добрым» назван именно русскими летописями. Этот хан обходился без карательных походов, пресекал междоусобицы князей, защитил Русь от первых попыток экспансии Литвы и обеспечил долгий мир – редкий случай в средневековой истории.

Именно Джанибек в Крыму и на берегах Волги начал чеканить медную мелочь, украшенную стилизованным изображением двуглавого орла. Ведь кроме геральдики Византии двуглавая черная птица – «ике баш кара кош» – встречается и в древней символике кочевой Евразии. Впрочем, при «добром царе» Джанибеке к середине XIV в. впору говорить, как утверждают некоторые археологи, не о кочевой Орде, а о ее стремительной урбанизации…

Сегодня историки насчитывают свыше сотни золотоордынских городов, и это не считая поселений Руси и Волжской Булгарии, будущего Татарстана. Чтобы нашему современнику было понятнее, скажем так: курортная Анапа и нефтяная Тюмень – это города Золотой Орды. Семь веков назад первая именовалась портом Мапа, а вторая была городом Чинги-Тура, центром обширного улуса. Ордынскую Тюмень можно отыскать даже на некоторых западноевропейских картах времен Дмитрия Донского.

Почти все российские города на Нижней Волге, от Самары до Астрахани, имеют золотоордынских предшественников. На южной окраине Саратова семь веков назад процветал город Укек, его упоминает знаменитый Марко Поло. Другой столь же именитый путешественник той эпохи, марокканец Ибн Батута, посетил окраину Саратова 685 лет назад; в сравнении с иными ордынскими городами он описывает Укек как «город средней величины, но красивой постройки с обильными благами». По оценкам археологов, Укек населяли порядка 10 тыс. человек  – «средний город» Орды примерно равнялся Кракову, польской столице той эпохи.

Ордынская урбанизация

Крупные города Орды по праву нужно считать мегаполисами Средневековья. Располагавшаяся между Волгоградом и Астраханью первая столица этого государства, Сарай-Бату, насчитывала 75 тыс. жителей. Неслучайно здесь всего через два десятилетия после походов Батыя возник центр отдельной епархии Русской православной церкви. Вторая столица Орды, Новый Сарай, располагалась недалеко от Волгограда и в эпоху расцвета насчитывала 100–120 тыс. обитателей, уступая по численности населения во всей Европе только Парижу.

При этом в черте современного Волгограда располагалось еще аж два ордынских города. Есть версия XVI века, что один из них, называвшийся Сарычин, и дал позднейшее русифицированное имя Царицын. Всего же на Нижней Волге, по оценкам археологов, насчитывается более трех десятков ордынских городов. От Волгограда до Астрахани они идут почти непрерывной цепочкой. Но накануне появления монгольских завоевателей население этого региона было минимальным. И начиная с Батыя, почти целое столетие владыки Золотой Орды как прямым насилием, так и различными льготами собирали сюда ремесленников и торговцев со всех сторон света, от Руси до Закавказья, от Венгрии до среднеазиатского Хорезма.

Археологические материалы рисуют весьма впечатляющую картину этих мегаполисов – централизованное водоснабжение и дренажная система, многочисленные остатки керамических водопроводных труб. Столичный Сарай – это еще и целая сеть каналов с искусственными озерами. Не меньше развалин дворцов впечатляют и исследованные археологами следы ремесленных производств – отдельные мастерские явно насчитывали сотни работников.

По материалам археологов, наружные стены храмов, дворцов, общественных зданий в тех городах сплошь украшали мозаика и цветные изразцы. То были пестрые и яркие поселения, разноцветные оазисы на зеленых берегах Волги. Как ни странно, но со стилистикой ордынской архитектуры хорошо знакомы мы все, даже те, кто ничего не знает об Орде, знаменитый храм Василия Блаженного на Красной площади, построенный в честь покорения Казанского ханства, сознательно копирует и использует именно ордынские мотивы.

Покоренные Чингисханом и его сыновьями в начале XIII в. города Китая и Средней Азии превосходили по численности населения крупнейшие мегаполисы Европы в разыFototeca Gilardi/AKG-Images/Vostock Photo

Еще одна специфика мегаполисов Золотой Орды, отличавшая их от большинства городов Востока и Запада, – полное отсутствие крепостных стен! Возникшие в зените военного могущества потомков Чингисхана, эти поселения обошлись без расходов на укрепления, полностью положившись на защиту непобедимой степной кавалерии. Позже это сыграет дурную шутку с городами Орды…

При этом ордынская «урбанизация» не ограничивается только Нижней Волгой. Крупные поселения созданы Золотой Ордой по всей обширной территории – от города Мохши в мордовских лесах до Маджара у современного Буденновска на Северном Кавказе. Полдюжины ордынских городов насчитывают археологи на берегах и притоках Дона. Крупный город с кирпичными строениями располагался южнее современного Запорожья у Днепра – именно из него знаменитый Мамай шел к Куликову полю.

Город Кафа, ныне Феодосия, был владением Орды и Генуэзской республики, на своем гербе и монетах помещая рядом крест святого Георгия, символ Генуи, и тамгу ордынских ханов. В эпоху Дмитрия Донского население этого крымского мегаполиса достигало 70 тыс. человек, вдвое превышая число москвичей.

Торговые товарищества Чингисхана

Как видим, сила Орды опиралась отнюдь не только на голую степь. Монголы, которые пришли с Батыем завоевывать Русь, уже не были дикими кочевниками. За их плечами стояло близкое, хотя зачастую и весьма кровавое, знакомство с наиболее развитыми городскими цивилизациями той эпохи. Покоренные в начале XIII в. Чингисханом и его сыновьями города Китая и Средней Азии превосходили по численности населения крупнейшие мегаполисы Европы в разы.

При этом монголы не только хорошо понимали важность ремесла для военного дела, но и изначально обладали важным отличием от феодальной аристократии иных стран. Эту особенность хорошо сформулировали разведчики и дипломаты китайской империи Южная Сун, воевавшие с монголами долгие десятилетия. В книге «Краткие сведения о черных татарах», созданной в 1237 г., как раз когда монгольские тумены впервые вторглись на Русь, китайцы пишут о преемниках Чингисхана: «Если говорить об их торговле, то они все, начиная от владетеля татар до царевичей, князей, принцесс и прочих, отдают купцам в оборот серебро. Те же покупают всяческие товары и перевозят для торговли в дальних странах…»

Монгольские вожди совершенно не испытывали характерного для иной военной аристократии пренебрежения к торговле и торговцам, а их завоевания катились с Востока на Запад фактически по знаменитому Шелковому пути. Занятые в международной торговле купцы вольно или невольно становились коммерческими партнерами победителей. В монгольском языке для таких купцов был отдельный термин – «уртак» или «ортак». Чуть позже коммерсанты Венеции, на практике познавшие толк в торговле с монголами, будут переводить его как «компаньон» или «товарищ».

Собственные уртакчи, торговые товарищества, упоминаются в связи со всеми заметными вождями Монгольской империи, начиная от самого Чингисхана. Покорение монголами Средней Азии началось в 1218 г., когда власти Хорезма разграбили огромный караван – тысячи верблюдов и четыре сотни купцов, пришедших с Дальнего Востока. Среди ограбленных и убитых оказались уртакчи Чингиса и его ближайших родичей, торговавшие на деньги, добытые победами монголов на берегах Янцзы. Поэтому ровно 800 лет назад, в 1219 г., Чингисхан, не закончив покорение Китая, начал войну с хорезмшахом, владыкой Средней Азии и Ирана. Именно перипетии той войны приведут один из монгольских корпусов в причерноморские степи, где на реке Калке произойдет первое столкновение русичей и всадников Чингисхана.

Пройдет больше столетия, и золотоордынские власти будут столь же последовательно защищать своих компаньонов‑уртакчи. В архивах Венеции сохранилась подробная дипломатическая переписка с ханшей Тайдулой (женой, матерью и бабкой нескольких ханов) по поводу ордынских купцов, ограбленных в 1353 г. где-то между Константинополем и Критом в ходе морской войны венецианцев и генуэзцев. Любопытен состав этих ордынских коммерсантов, работавших в доле с высшей монгольской аристократией, – араб Сабадин, персы Идумелик и Юсуф, греки Феодор и Калос, русские Иван и Степан.

В ходе атаки венецианцев на генуэзцев тогда пострадали и капиталы еще незнаменитого в отечественной истории ханского родича Мамая. Его убытки оценивались в 2,5 кг золота – внушительная сумма для той эпохи, когда драгметаллы стоили на порядок дороже, чем сегодня. Венецианцам в итоге пришлось освободить захваченных купцов и выплатить в Орду компенсации. По требованию ханши Тайдулы оплатили даже работу переводчиков и бумагу, на которую в ходе переписки с итальянской республикой потратилась «достопочтенная императрица татар», как ее именуют в документах Венеции.

Итальянские партнеры Орды

Завоевав Восточную Европу от устья Волги до устья Дуная, подчинив Крым и сделав своим данником Новгород, монголы Батыя стали хозяевами важнейших торговых путей, игравших в ту эпоху столь же стратегическую роль для экономики, как в наше время трансграничные газо- и нефтепроводы. Создавший некогда Русь путь «из варяг в греки», соединявший Балтику с Каспием волжский путь «из немцев в арабы», сухопутный путь «из хазар в немцы» от будущей Казани до Карпат и, конечно же, северный рукав Великого шелкового пути от Аральского моря до Азовского – все стало собственностью ханов Золотой Орды на четверть тысячелетия.

Разорив и уничтожив в ходе похода Батыя многие города, монголы почти сразу принялись за целенаправленное восстановление торговли. Итальянский монах Плано Карпини (это в его мемуарах впервые прозвучал странный этноним «монголо-татары») посетил Киев в 1244 г. Спустя всего четыре года после штурма города Батыем, он встретил в древнерусской столице массу европейских купцов из Польши, Австрии и Италии. По свидетельству арабских очевидцев середины того века, множество русских купцов встречалось им не только на Нижней Волге, у Каспия, но даже в Малой Азии, на средиземноморском побережье современной Турции.

До нас дошли отдельные документы, которыми власти только что возникшей Орды восстанавливали международную торговлю. «Менгу Темерево слово к Ярославу князю: дай путь чист немецким гостям на свою волость», – гласит текст указа хана Менгу-Темура, внука Батыя, к брату Александра Невского. Речь о беспошлинном доступе ганзейских «гостей»–купцов с Балтики к торговому пути по Волге. Аналогичный указ есть и в отношении Смоленского княжества. Тогда же, в 1270 г. в договоре Новгорода и Владимирского княжества встречается прямая ссылка на указ ордынского «царя»–хана о свободе торговли: «А гости нашем гостите по Суждальской змли без рубежа, по цареве грамоте…»

Любопытные описания жизни в Орде оставил знаменитый итальянский путешественник Марко Поло, который посещал ставку великого хана Хубилая в составе делегации венецианских купцовGranger/INTERFOTO/Vostock Photo

Сохранились и договора Орды с итальянскими торговыми республиками той эпохи. «В год обезьяны восьмого месяца в четвертый день убывающей Луны, у реки Кобан на Красном берегу мы подписали…» – столь поэтично звучат строки торгового договора 1333 г., заключенного между Венецией и imperatore Tartarorum, как в официальном переводе на латынь обозначался титул хана Золотой Орды. Точнее, лишь венецианцы считали, что они заключили договор, а у золотоордынской бюрократии это официально называлось «Хан даровал алотамговый ярлык старшим народа и общины венецианцев, чтобы их корабли совершали куплю-продажу». «Народ и община» – так золотоордынские чиновники скрестили монгольский «улус» и итальянскую «коммуну»…

Торговый договор с Ордой заключили не только могущественные в ту эпоху Генуя и Венеция, но даже итальянская Пиза. Город – республика знаменитой падающей башни получил право коммерции в отдельной гавани близ устья Дона, именовавшейся в документах «Порт-Пизано».

Щадящие пошлины

Оседлав северную ветку Великого шелкового пути и иные торговые трассы Восточной Европы, монголы со времен Батыя на целое столетие оказались в необычайно удачном положении, превратившись в настоящую торговую сверхдержаву. Дело в том, что с середины XIII в. до середины XIV в. иные торговые пути, соединяющие Дальний Восток и Западную Европу, оказались крайне трудны для стабильной коммерции.

Чуть позже Батыева нашествия на Русь другие внуки Чингисхана завоевали Иран и Ирак, но их наступление в Сирии остановили египетские мамлюки. И на век с лишним началась перманентная война монгольских ханов Персии с султанами Египта, затруднявшая, а порой и блокировавшая всю торговлю через порты Леванта (современные Сирия, Ливан, Израиль).

Взяв под контроль северную ветку Великого шелкового пути, Золотая Орда превратилась в настоящую торговую сверхдержавуINTERFOTO/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Древний морской путь из Индийского океана и Красного моря через Египет в Средиземноморье также в то столетие проигрывал по удобству трансконтинентальным караванным тропам Золотой Орды.

В Египте XIII в. пошлины на транзит товаров составляли 15% от их стоимости, а с началом долгой войны с монгольскими ханами Персии выросли до 35%. К тому же хозяева исламского Египта мамлюки – это те, кто отбил Иерусалим у крестоносцев, поэтому римские папы в то столетие регулярно декларировали запрет на торговлю католиков с сарацинами. У Орды таких проблем не было – при свойственной потомкам Чингисхана веротерпимости в Сарае даже открылась католическая епархия. Наш современник удивится, узнав, что во времена Ивана Калиты на землях Золотой Орды насчитывалось аж 18 католических монастырей.

Но вернемся от монахов к международной коммерции, тем более что францисканцы папы римского немало способствовали торговым связям Орды с Западом. Южные конкуренты ордынских торговых путей в ту эпоху сталкивались еще с дополнительными расходами. В Делийском султанате, который к началу XIV в. контролировал почти весь Индостан и его порты, транзитные пошлины составляли 25%. Прибавим их к 35% египетских и оценим таможенные ставки Золотой Орды, установленные на порядок ниже 3%.

К тому же монголы, покорившие Китай – главный источник шелка и основных транзитных товаров, – базировались на севере той страны, у современного Пекина. Морской торговле через далекие южные порты они предпочитали понятный им сухопутный Шелковый путь. Вдобавок ханы Золотой Орды, являясь самостоятельными правителями, еще долго декларировали приверженность формальному единству Монгольской империи. Когда в Москве княжил Иван Калита, с берегов Волги в Пекин отправляли русских и осетинских воинов служить в личной охране китайских императоров монгольской династии Юань. В ответ из Пекина даже начисляли ханам Золотой Орды, как потомкам Чингиса, долю с налогов нескольких провинций Китая – при пересчете в серебре та доля с берегов Хуанхэ в три раза превышала то, что по «ордынскому выходу» платила вся северо-восточная Русь.

Словом, опираясь на тесные отношения с монгольскими хозяевами Пекина и учитывая все трудности альтернативных торговых трасс того времени, Золотая Орда на целое столетие с выгодой для себя обеспечила настоящий «северный поток» – бесперебойный и удобный транзит товаров между Востоком и Западом.

Сделав своим данником Новгород, подчинив Крым, завоевав Восточную Европу, монголы Батыя стали хозяевами важнейших торговых путейSovfoto/Universal Images Group/AKG-Images/Vostock Photo

Ханская таможня и «Мамай‑4%»

Бюджетные росписи Золотой Орды нам неизвестны, но, по оценкам историков, таможенные пошлины в данном государстве играли роль не меньшую, чем все налоги с покоренных народов. Кстати, для кочевников и оседлых налогообложение в Орде было разным (1% с приплода стад для первых и 10% урожая для вторых), имелись и экзотические налоги вроде особого акциза на производство стрел.

При этом Орда обладала развитым бюрократическим аппаратом для учета и взимания всех сборов. Таможней занимались особые ханские чиновники, «тамгачи» и «тартанакчи». Первые взимали «тамгу» – полагавшийся сбор, отсюда и ведет свое начало наш современный термин «таможня». Вторые, на русском языке их именовали «весовщиками», были чем-то вроде современных таможенных брокеров – занимались учетом, взвешиванием и определением рыночной стоимости товара.

Ордынские власти умело и целенаправленно манипулировали ставками таможенных пошлин. Например, установили, как сейчас сказали бы, «запретительную», вывозную пошлину 50% на единственный товар – необработанную кожу, когда ее слишком много стали вывозить морем генуэзцы. По немногим сохранившимся документам известно, что в 1290 г. экспорт необработанных кож из ордынских степей в Италию исчислялся сотнями тонн и давал 70% прибыли. Но это сырье требовалось в Орде для собственных ремесленников – известно, что «юфть», в том числе из Руси, тогда пользовалась высоким спросом как на Востоке, так и на Западе.

При этом в Орде от всех сборов освободили ввоз и любые операции с драгметаллами. Держава наследников Батыя была богата, но не имела своих золотых и серебряных рудников – все золото Золотой Орды было привозным, поэтому ханы всячески стимулировали приток драгоценных металлов.

В сентябре 1343 г. в городе Азове венецианец Андриоло Чиврано повздорил с ордынским купцом Ходжой-Омером. Купец дал венецианцу пощечину, а тот зарезал обидчика. Детали той ссоры многовековой давности нам известны потому, что вызвали грандиозные последствия для международной торговли и политики той эпохи. Пользуясь инцидентом, власти Орды подняли таможенные пошлины с 3% до 5% – это даже заставило две постоянно воевавшие и смертельно конкурировавшие торговые республики, Геную и Венецию, временно заключить мир и союз, чтобы попытаться восстановить прежние условия коммерции.

Ордынцы тогда на уступки не пошли. Но позже, в 1356 г., «добрый царь» из русских летописей Джанибек заметил, что генуэзцы успешно вытесняют венецианцев из портов Крыма. Чтобы подогреть конкуренцию, хан предоставил Венеции право в одной из крымских бухт (Провато, у современного Коктебеля), ближайшей к генуэзской Феодосии-Кафе, торговать по прежнему таможенному тарифу 3%.

Накануне 1380 г., готовясь к столкновению с московским князем Дмитрием, еще не Донским, ордынский властитель Мамай, чтобы заручиться поддержкой Генуи, снизил для ее купцов таможенные пошлины с 5% до 4%. Один процент в трансконтинентальной торговле – «северном потоке» Орды – значил настолько много, что был способен менять политические расклады…

(Продолжение следует)

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора