Красный Врангель: как советские моряки не отдали американцам и англичанам северный остров

Александр Митрофанов 13.02.2021 16:54 | История 55

Советская экспедиция на остров Врангеля на корабле «Красный Октябрь»

©Harlingue / Roger-Viollet / Roger-Viollet via AFP / East News

Советской власти пришлось отстаивать суверенитет и территориальную целостность страны не только во время Гражданской войны. После того как отгремели сражения, противостояние продолжилось. На Дальнем Востоке на острова, когда-то открытые русскими мореплавателями, поднявшими там флаг Российской империи, претендовали США, Канада и Великобритания. Решающую роль в этой борьбе сыграла канонерская лодка «Красный Октябрь» (бывший ледокол Владивостокского порта «Надежный»).

Особое значение имел поход корабля к острову Врангеля, расположенному на границе Чукотского и Восточно-Сибирского морей далеко за Полярным кругом. Россия считала его своей территорией с 1823 года. Вашингтон и Лондон имел свои виды на затерянный в восточной части Северного Ледовитого океана остров.

Интерес к этому клочку суши объяснялся его геополитическим значением. Тот, кто владел Врангелем, получал контроль за судоходством на севере. Кроме того, остров мог служить перевалочной базой для предпринимателей, занимавшихся китобойным промыслом, заготовкой пушнины, бивней моржей, мяса и рыбы. В XX веке, с развитием авиации и воздухоплавания, он приобрел ценность как потенциальная промежуточная площадка для посадки самолетов и дирижаблей на кратчайшем пути из Европу в Северную Америку.

Следует сказать, что Советскому правительству проблема досталась, что называется, по наследству. В сентябре 1916 года Россия специальной нотой с приложением в виде карты известила союзные и нейтральные державы, что «все арктические острова… у азиатского побережья России составляют неотъемлемую часть российской территории и являются северным продолжением Сибирского материкового плоскогорья».

Однако западные партнеры либо проигнорировали этот документ, либо посчитали, что падение империи обнулило существовавшие договоренности. В начале лета 1924 года командование Морских сил Дальнего Востока (МСДВ) получило директиву из Москвы. Суть приказа – незамедлительно сформировать Особую гидрографическую экспедицию на Врангель. Поводом послужило известие о том, что помимо англичан и канадцев, поднявших на острове британский и канадский флаги в 1921 году и объявивших остров собственностью Великобритании, глаз на него положили и США.

Более того, американцы предприняли шаги к колонизации Врангеля, высадив на нем первую партию охотников-эскимосов. Попытки СССР урегулировать вопрос дипломатическим путем успеха не имели.

В связи с этим 2 апреля 1924 года нарком иностранных дел Георгий Чичерин в письме на имя начальника Морских сил Эдуарда Панцержанского, в частности, писал: «Экспедицию следует предпринять именно для того, чтобы таким путем оформить права СССР на эту территорию… Необходимо поднятие нашего флага на самом острове».

Особую гидрографическую экспедицию возглавил начальник Управления безопасности кораблевождения Дальнего Востока Борис Давыдов. Это был известный русский гидрограф-геодезист, в прошлом полковник корпуса гидрографов. Один из героев русско-японской войны 1904–1905 годов. Офицер служил штурманом на минном заградителе «Амур» и участвовал в дерзкой операции против японского флота. На минной банке подорвались и затонули два вражеских броненосца. Это была одна из немногих побед русского флота в той войне.

До революции Борис Давыдов командовал гидрографическим судном «Таймыр». На нем он совершил несколько экспедиций к побережью Охотского моря до реки Колыма, составил лоцию этих мест. Ему в подчинении передали канонерскую лодку «Красный Октябрь» с экипажем из 80 человек. Этот небольшой корабль был построен в Копенгагене по заказу России в 1896 году как портовый ледокол и направлен во Владивосток. В состав МСДВ «Красный Октябрь» вошел всего за четыре месяца до приказа идти на Врангель.

Борис Владимирович Давыдов

Давыдов Б.М.

В беспрецедентно короткий срок для полярных экспедиций – всего за месяц – подготовка к дальнему походу была завершена. В предписании командования, выданном Борису Давыдову, было указано: «При неизбежности столкновения, вызываемого противодействием иностранцев (американцев) основной цели экспедиции, действовать в зависимости от фактического соотношения сил обеих сторон вплоть до ареста экипажа американского судна. Если на острове окажется чужой флаг, его следует убрать».

20 июля «Красный Октябрь» покинул Владивосток и взял курс на Петропавловск-Камчатский. Переход занял шесть суток. Следующая точка маршрута – бухта Провидения на Чукотке. Ее экспедиция достигла 3 августа. Здесь, что называется, под завязку пополнили корабельные запасы угля и пресной воды. Причем топливо погрузили даже на верхнюю палубу.

9 августа, зайдя на короткое время в бухту Лаврентия, где на борт были приняты трое чукчей-проводников с двумя упряжками ездовых собак, канонерская лодка продолжила плавание.

Экспедиция едва не сорвалась. До конечной точки маршрута оставалось около 90 миль, когда встретился тяжелый лед торосистого образования сплоченностью до 9 баллов. Корабль зажало льдами. Чем все могло закончиться, показывает пример «Челюскина». В конце сентября 1933 года пароход примерно в тех местах тоже попал в ледяной плен, дрейфовал несколько месяцев, в конечном счете был раздавлен и пошел ко дну.

Однако «Красному Октябрю» десятью годами ранее удалось благополучно вырваться из ловушки. Преодолевая преграду за преградой, корабль подошел к восточному берегу Врангеля. В бухте Роджерса на берег был высажен отряд моряков. 20 августа они подняли на острове красный флаг.

Затем корабль двинулся в западном направлении. В бухте Сомнительной натолкнулись на зимовье 13 эскимосов. Все они являлись служащими американской фирмы. На острове без разрешения добывали белого медведя и песца, о чем свидетельствовали шкуры животных. Арестовав браконьеров и приняв их вместе с имуществом на борт, «Красный Октябрь» 23 августа отправился в обратный путь. Дорога домой оказалась исключительно тяжелой.

Через двое суток в проливе Лонга у мыса Северного (ныне мыс Шмидта) канонерку вновь зажало мощными льдами. Экипаж начал готовиться к длительной зимовке, надеясь, что прочный корпус ледокола выдержит давление льдов. Уже спустили воду из котлов и систем, разобрали главные механизмы машины. Но неожиданно разыгрался шторм и поднялась сильная зыбь. Льды раздвинулись, недалеко образовалась полынья.

Командир принял решение пробиваться к ней. Морякам пришлось в авральном порядке собирать машину. Пресной воды на борту не было, не считая небольшого запаса для питья. Поэтому котлы пришлось заполнить забортной. Завели пары, дали ход, пробились-таки к спасительной полынье.

На этом испытания не кончились. На второй день за недостатком угля экипаж начал рубить на дрова и жечь весь имеющийся запас леса и досок. К углю подмешивали машинное масло. Его надо было по возможности экономить. Впереди лежали тяжелые льды, а в запасе оставалось всего 14 тонн угля. Но и на этот раз вмешалось провидение. Дрейфующие льды отнесли корабль к селению Уэлен. Здесь стояла арестованная канадская деревянная шхуна, которую тут же разобрали на топливо. Благодаря этому поход продолжили.

Но риск погибнуть во льдах был более чем реальный. К тому времени, когда «Красный Октябрь» бросил якорь в бухте Провидения, топлива на борту оставалось всего на 25 минут хода, пресной же воды не было вовсе. Потом дошли до Петропавловска-Камчатского, где экипаж смог произвести ремонт и пополнить запасы.

Во Владивосток «Красный Октябрь» пришел 29 октября. Ему устроили торжественную встречу, хотя по масштабам, конечно, она не шла ни в какое сравнение с торжествами по случаю спасения челюскинцев. Арестованных на Врангеле иностранных браконьеров передали на берег. Впоследствии они через Китай вернулись на США.

Известно, что одновременно с советским кораблем остров Врангеля пытались достичь американцы. 18 августа из порта Нома (Аляска) вышла паровая шхуна «Герман», для того чтобы забрать пушнину, заготовленную колонистами, и поднять над островом звездно-полосатый флаг. Тяжелые льды помешали осуществить план. «Герман» сумел подойти к лежащему неподалеку от Врангеля острову Геральд и водрузить на нем американский флаг. Государственный флаг СССР на этом клочке суши был поднят в 1926 году.

Успех особой экспедиции на Врангель имел важные дипломатические последствия. Осенью 1924 года заместитель министра иностранных дел Великобритании Артур Понсонби сделал заявление, которого ждала Москва: «Правительство Его Величества не имеет никаких претензий на остров Врангеля».

В честь героического похода экипаж канонерской лодки «Красный Октябрь» 30 июля 1925 года был награжден Почетным революционным Красным знаменем ВЦИК СССР. Оценили заслуги и Бориса Давыдова – он получил Золотую медаль Русского географического общества. Как записано в представлении, «за выдающиеся труды в области гидрографии на Дальнем Востоке».

Сейчас на главной
Статьи по теме

Популярное за неделю