«Лягут сервисы банков и платежных систем»: IT-эксперты о последствиях замедления Twitter

Лада Шамардина 11.03.2021 13:59 | Альтернативное мнение 53

Замедление Twitter из-за неудаления постов, которые якобы нарушают российский закон, вызвало сегодня цифровой хаос: вместо американской соцсети упали сайты российских госорганов. В Госдуме предупреждают, что замедление Twitter — это только начало, а власти взяли на карандаш и Facebook. Мы спросили IT-экспертов, смогут ли власти реально заблокировать доступ к западным соцсетям и кому в первую очередь грозят последствия.

Замедление Twitter — успех суверенного рунета?

Частичное ограничение доступа к Twitter — первая масштабная мера властей, ставшая возможной благодаря закону о суверенном рунете. Нормально система ожидаемо не заработала. Как рассказали The Bell эксперты, в 2020 году должны были пройти крупные учения с испытаниями суверенного рунета, но из-за пандемии они не состоялись, а сейчас власти решили действовать «на живую».

Станислав Селезнев

Старший партнер проекта «Сетевые Свободы»

Как мы видим, суверенный рунет заработал опять только на словах российских регуляторов, а на деле выпущенные бомбардировщики Роскомнадзора полетели бомбить не штаб-квартиру Twitter в США, а Воронеж. Повторяется та же самая ситуация, что и с Telegram, когда его блокировка удивительным образом совпала с отключением других интернет-ресурсов (кстати, можно заметить, что даже объяснения Роскомнадзора (РКН), что сбои не связаны с блокировками, почти дословно совпадают!). Сама технология действительно позволяет замедлить определенный трафик, однако я не уверен, что ее дополняют компетенции сотрудников РКН и провайдеров. Для нормального ограничения трафика все оборудование должно быть правильно установлено. Как мы видим по падающим один за другим ресурсам, этого нет.

Андрей Солдатов

Журналист, автор книги «Битва за рунет»

Когда принимался закон о суверенном рунете, у властей была задача позволить Роскомнадзору удаленно отключать отдельные регионы от живого стриминга, который якобы может эффективно вывести людей на улицы. То есть задачей установленного оборудования в рамках этого самого закона было замедление фото- и видеоизображений на определенной территории. Эта технология просто не предназначена для того, чтобы в общенациональном масштабе замедлить весь трафик одного из крупнейших сервисов. Поэтому в Twitter до сих пор прекрасно работают короткие сообщения, и проблемы могут возникнуть только с загрузкой медиафайлов. Ну и с доступом к другим, вообще не причастным к Twitter, ресурсам.

Артем Козлюк

Руководитель «Роскомсвободы»

Оборудование DPI (Deep Packet Inspection, предназначен для создания системы фильтрации трафика — именно оно должно обеспечивать «суверенность» рунета в случае необходимости. — The Bell) до сих пор закуплено не везде, на уровне домовых интернет-провайдеров оно вообще мало у кого есть. Нужно понимать, что сейчас идет речь о том, чтобы замедлить очень тяжелый трафик — целого сервиса. Это большая нагрузка на сети связи. Даже там, где DPI работает и технически замедление возможно сделать, с каждым днем это будет все проблематичнее и дороже.

Чем это грозит непользователям Twitter?

По словам IT-экспертов, реальные последствия замедления Twitter и ресурсов, которым еще предстоит с этим столкнуться, способны задеть почти каждого россиянина.

Андрей Солдатов

Журналист, автор книги «Битва за рунет»

В первые часы замедления Twitter отвалились сайты Кремля, Госдумы, самого РКН. Сегодня ситуация хуже, чем была с Telegram несколько лет назад — тогда команда Дурова специально создавала такую ситуацию, «перепрыгивая» на сервера Amazon и других облачных сервисов, с расчетом, чтобы если упадет Telegram, упали бы и другие сервисы. Тогда мессенджер специально предпринимал усилия, готовясь к блокировке. Twitter же не делал ничего, и нынешний коллапс с недоступностью основных госсервисов — это результат исключительно неумелых действий властей.

Михаил Климарев

Директор некоммерческой организации «Общество защиты интернета»

В следующий раз, когда РКН решит, например, заблокировать Facebook, это может привести к тому, что лягут сервисы банков и платежных систем. Потому что уже сейчас очевидно, что такая уязвимость есть — сервис Qiwi уже испытал сбой.

Артем Козлюк

Руководитель «Роскомсвободы»

Среди последствий такого использования суверенного рунета — рост стоимости интернет-услуг. Трафик у Twitter по всей России тяжелый, это увеличивает финансовую нагрузку на операторов. Оплачивать это будут сами абоненты — провайдеры либо урежут все безлимитные тарифы, либо поднимут цены на существующие пакеты услуг.

Кого еще заблокируют?

Эксперты сходятся в том, что замедление Twitter — только начало, и следующими целями Роскомнадзора станут Facebook и Youtube. Полной блокировки ждать не стоит, прогнозируют IT-специалисты.

Антон Меркулов

IT-эксперт

Не думаю, что кто-то из властей возьмет на себя такую ответственность, чтобы попытаться заблокировать Facebook и Youtube, поскольку в этих соцсетях слишком много аполитичных пользователей. Хотя в Youtube и выложен фильм про дворец в Геленджике, большинство популярных там видео — это мультики, под которые дети с утра едят кашу. И если заблокировать доступ к ним, на Манежную площадь поедут дети в колясках, а не оппозиция.

Владислав Здольников

Технический директор Red Shield VPN

Очевидно, что власти намерены периодически пытаться так или иначе ограничить доступ к другим ресурсам, в первую очередь к Facebook. И делать они это будут «мягко» (в их представлении), то есть не блокировать ресурс сразу, а замедлять его и принуждать соцсеть к диалогу. Но есть проблема — замедление одного сервиса приводит к крупным сбоям по всему рунету, и чем популярнее будет ресурс, тем сильнее будут сбои. Помимо Facebook, Роскомнадзор все еще раздражает отказ Telegram от сотрудничества, и я уверен, что ведомство спустя время предпримет еще одну попытку заблокировать мессенджер. Сейчас уже с новыми мощностями, которые регулятор нарастил в рамках закона о суверенном рунете.

Артем Козлюк

Руководитель «Роскомсвободы»

В таком политическом угаре, в котором сейчас функционируют регуляторные органы, я не удивлюсь, если будут попытки замедлить Google и Facebook. Однако все-таки сейчас я думаю, что нынешние меры против Twitter — скорее акт устрашения. Логика следующая — взять менее популярный среди российской аудитории западный ресурс и проверить эффект от замедления интернета: во-первых, протестировать технологию, а во-вторых, склонить другие западные ресурсы к большему сотрудничеству.

Чего власти хотят от соцсетей?

Замедление работы соцсетей должно подтолкнуть их к тому, чтобы активнее удалять политические оппозиционные посты. В иных случаях, где был реально нарушен закон, Twitter и так блокировал записи и даже раскрывал властям информацию о пользователях, говорят эксперты.

Владислав Здольников

Технический директор Red Shield VPN

Сейчас Twitter удаляет только десятую часть от числа запросов, которые он получает от российских властей. Тот же TikTok удаляет 20–30%, и кажется, это тот уровень, который устраивает власти и которого они будут добиваться от других соцсетей. При этом Twitter, конечно, репутационно не пойдет на то, чтобы удалять хотя бы еще 1%.

Андрей Солдатов

Журналист, автор книги «Битва за рунет»

Меры в отношении Twitter — это попытка показать президенту со стороны чиновников, что у власти еще есть меры воздействия на цифровое пространство. В последнее время можно заметить, что Путин все эмоциональнее реагирует на новости об интернете и его влиянии, и хотя меры в отношении IT-гигантов уже исчерпаны, власти придумывают хоть что-то. Сам президент говорил, что не поддерживает прямую блокировку сайтов, а значит, остается только замедление.

Кто пойдет на уступки?

Достичь компромисса с Twitter у властей не получится, считают эксперты: те уступки, на которые западные сервисы шли в Китае, в России не будут иметь смысла: рынок слишком маленький и не такой интересный. К тому же обойти блокировку достаточно легко.

Михаил Климарев

Директор некоммерческой организации «Общество защиты интернета»

У Twitter есть несколько вариантов реакции на произошедшее в России. Соцсеть может подчиниться приказаниям Роскомнадзора и избежать всех проблем — однако ресурс этого не сделает. Второй вариант — уйти с российского рынка, как это сделал LinkedIn. И третий вариант — начать дипломатическую борьбу и вместе с этим цифровое сопротивление. То есть, как и Telegram, продвигать способы обхода блокировок. Как у приложения у Twitter много таких возможностей.

Антон Меркулов

IT-эксперт

Думаю, большинство пользователей Twitter даже даже не заметят замедления сервиса, а если заметят, быстро это исправят — после истории с Telegram в России слово VPN выучила каждая бабушка.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора