Некрупная поддержка: почему малый и средний бизнес не приносят ожидаемых доходов

Марина Юршина 28.04.2021 15:00 | Экономика 40
©Shutterstock/ FOTODOM

За годы своего существования Корпорация МСП – ключевой институт поддержки сектора – не оказала существенного влияния на развитие малого и среднего бизнеса в России. К такому выводу пришли аудиторы Счетной палаты, проанализировав ее деятельность. Общее количество бизнесов, получивших поддержку, оказалось менее 1%. Вопрос, почему компании МСП, называющие одной из своих ключевых проблем доступ к финансированию, не могут воспользоваться предоставляемыми корпорацией возможностями, остался открытым.

Счетная палата провела масштабную проверку деятельности Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства, созданной в 2015 году для того, чтобы координировать оказание финансово-кредитной поддержки субъектам этого сектора экономики. Как показал аудит, корпорация не оказала существенного влияния на его состояние и развитие. Основным приоритетом для нее был объем средств, предоставляемых субъектам МСП. При этом, как отмечают аудиторы, достаточного внимания результативности этой помощи не уделялось, а сами меры поддержки носили локальный характер.

Внимание государства к проблемам небольших организаций все еще остается недостаточным, убежден аудитор Счетной палаты РФ Данил Шилков. Неутешительна и динамика результативности сектора. Так, темпы роста доходов организаций, включенных в реестр МСП, за докризисный период 2017–2019 годов не превысили уровень инфляции. По данным Росстата, опубликованным в начале 2021 года, доля сектора в российской экономике в 2019 году (20,6% ВВП) ниже уровня 2017 года (22% ВВП). Планы по 32,5% вклада малого и среднего бизнеса в ВВП к 2024 году на сегодняшний день выглядят недостижимыми.

Гарантии

За 2015–2020 годы участники Национальной гарантийной системы (НГС), координируемые корпорацией, предоставили поддержку более 34 тысячам организаций на сумму 658,4 млрд рублей. Это обеспечило консолидированный объем финансовой поддержки в размере 1,4 трлн рублей.

На протяжении 2016–2020 годов в Единый реестр субъектов МСП было включено около 6 млн компаний и индивидуальных предпринимателей. При этом общее количество компаний, получивших поддержку в рамках НГС за 5,5 года, оказалось менее 1% от общего количества организаций в реестре.

По состоянию на 30 сентября 2020 года общий объем выплат корпорации по гарантиям, выданным в 2016–2020 годах, составил 2,13 млрд рублей. Это всего 1,8% от общего объема выданных гарантий. Для сравнения: при учреждении корпорации прогнозировался уровень потерь при дефолтах заемщиков в размере 4,6–5,8%. При этом требования к получателям в 2020 году были снижены и синхронизированы с общими регуляторными послаблениями для кредитных организаций от Банка России. Это способствовало расширению объемов финансовой поддержки субъектов МСП.

Эти цифры показывают, что нашему малому и среднему бизнесу можно доверять, подчеркивает президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин. Предприниматели ответственно подходят к своим обязательствам, а следовательно, корпорация в дальнейшем может создавать для малого и среднего бизнеса более выгодные условия предоставления гарантий по кредитам.

Очень важно выяснить, почему компании МСП, неизменно называющие доступ к финансированию одной из ключевых проблем, не могут или не хотят воспользоваться такой возможностью через механизмы Корпорации МСП, говорит президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов. Каковы причины: неинформированность о существовании таких мер, несоответствие получателей требованиям корпорации, высокие непроизводительные издержки по получению этой поддержки или что-то другое? При отсутствии подробного ответа на этот вопрос дальнейшее совершенствование элементов работы Корпорации МСП выглядит непродуктивным, считает он.

Национальная гарантийная система обеспечила возможность привлечения предпринимателями около 1,5 трлн рублей кредитных средств, рассказал Александр Калинин. Это значительная сумма в рамках комплексной государственной поддержки малого и среднего бизнеса.

Он отметил, что особенность финансовых инструментов, которые предоставляет Корпорация МСП, состоит в том, что они чаще всего используются определенными нишами малого бизнеса: спорт; сбор и обработка сточных вод; сбор, обработка и утилизация отходов; обработка вторичного сырья. При этом у корпорации сегодня есть все для того, чтобы масштабировать свою деятельность.

Кредиты

Не удалось корпорации существенно повлиять и на долю кредитов субъектам МСП в общем кредитном портфеле юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Этот показатель – один из основных в Стратегии развития МСП до 2030 года. Однако его исполнение не достигло целевых значений этого документа. Более того, доля кредитов снижается из года в год.

©

В целом же объем финансовой поддержки, обеспеченной гарантиями и поручительствами непосредственно корпорации, соответствует около 1,4% в общем объеме кредитов, предоставленных субъектам МСП в 2018 и 2019 годах.

©

Кроме того, проверка установила факты, когда финансовую поддержку получили субъекты МСП, аффилированные с крупным бизнесом. Например, ее получили строительные компании, фактически входящие в группу компаний с единым бенефициаром, совокупный доход которых превышает 2 млрд рублей. Всего выборочная проверка Счетной палаты обнаружила подобных фактов на общую сумму 3,6 млрд рублей.

Банки преимущественно кредитуют сложившийся средний бизнес с низкими рисками и часто не могут оценить технологические проекты, новые бизнесы, говорит директор Центра экономической географии и регионалистики РАНХиГС Степан Земцов. Косвенно это подтверждает средний размер гарантии в России в 2017 году, который составил 188 млн рублей. Таким образом, Корпорация МСП в меньшей мере ориентировалась на поддержку начинающих бизнесов и формирование условий для высокотехнологичного бизнеса.

Рентабельность и награды

Как указывают аудиторы, в корпорации отсутствуют документы долгосрочного планирования, зато в краткосрочных и среднесрочных программах установлены легкодостижимые показатели. Практически по всем индикаторам ежегодных и трехлетних программ наблюдается перевыполнение плановых значений, во многих случаях значительное – от 500% до 9000%.

Например, во втором квартале 2020 года рентабельность акционерного капитала оказалась на 9185% выше запланированного, а в третьем квартале – на 8800%. Таким образом, реальную эффективность работы корпорации оценить довольно сложно.

Между тем зарплатная политика компании вызвала вопросы аудиторов. Расходы на содержание персонала и социальные выплаты составляют более 90% административных расходов. Средняя месячная заработная плата работников (без учета членов правления) составила около 380 тысяч рублей. Это в два раза выше средней зарплаты в сфере финансовой и страховой деятельности по Москве.

При этом члены правления получают порядка 3,3 млн рублей. Это самые высокооплачиваемые работники корпорации. Кроме непосредственно зарплаты им выплачиваются индивидуальная стимулирующая надбавка, премия за особый личный вклад, премия по итогам КПЭ и бонусы за предыдущий год. В 2018 году на все это было потрачено почти 500 млн рублей.

Ситуация с зарплатами требует дополнительных действий со стороны совета директоров Корпорации МСП, убежден Андрей Шаронов. «По опыту работы в более чем двадцати компаниях могу сказать, что совет директоров и акционеры всегда стремятся держать средние зарплаты (в зависимости от отрасли и особенностей компании) в 40–75% персентилях отраслевого уровня, чтобы избежать, с одной стороны, необоснованной переплаты и роста издержек, а с другой – ухода квалифицированного персонала к конкурентам», – рассказал он.

Подход «из центра»

Целью Стратегии развития МСП было увеличение доли сектора в экономике за счет вывода бизнесов из теневого сектора и стимулирования роста малых компаний и стартапов, напомнил Степан Земцов. По последним данным Росстата, добиться роста доли МСП в ВВП не удалось, а занятость в секторе стагнирует.

«Предполагалось, что Корпорация МСП возьмет на себя все меры поддержки, которые не может выполнять Минэкономразвития России. Из опыта других стран было очевидно, что государственное ведомство не всегда способно эффективно распределять средства. Была и проблема с «токсичностью» бюджетных средств, недоверием потенциальных получателей поддержки», – рассказал эксперт.

По его словам, социсследования показывают, что 91% субъектов МСП не пользовались мерами господдержки: слишком много бумажной волокиты при малых суммах и возможных проблемах со стороны проверяющих органов. В целом ситуация сохраняется, хотя в 2020 году из-за пандемии различные формы поддержки получили более 24,3% компаний и предпринимателей.

Степан Земцов рассказал, что Корпорация МСП задумывалась как потенциальный аналог Управления по делам малого бизнеса (SBA) в США, выполняющего многочисленные функции финансовой и иной поддержки. В каждом крупном городе каждого штата США есть свои подразделения SBA. Туда приходят предприниматели и получают необходимую информацию и поддержку. У корпорации нет подобных подразделений, хотя она координирует деятельность региональных гарантийных организаций, а в рамках национального проекта активно создаются центры «Мой бизнес». Из-за отсутствия подобной сети Корпорация МСП не выполняет того же объема консалтинговых услуг для бизнеса на местах, как ее американский аналог, а стремится развивать общефедеральные сервисы – например, «Бизнес-навигатор», содержащий информацию о возможностях открытия массового бизнеса в сотнях городов России и мерах поддержки.

«На мой взгляд, подобный подход «из центра» имеет свои недостатки, так как не всегда учитываются местная специфика и потребности, мало стимулов к развитию региональных предпринимательских экосистем. Это подразумевает, что предприниматели, местные власти и институты развития активно взаимодействуют при формировании соответствующей политики. Все-таки большая часть МСП – это локальные бизнесы, требующие соответствующего подхода», – отметил эксперт.

Посткризисный рывок

Корпорация МСП играет ключевую роль в поддержке малого и среднего предпринимательства, считает президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Опросы РСПП показывают, что она входит и в число наиболее узнаваемых и наиболее востребованных институтов поддержки.

По его мнению, несмотря на ряд отмеченных Счетной палатой «узких мест», корпорации удалось многое сделать для расширения количества субъектов МСП – поставщиков товаров, работ, услуг крупнейших заказчиков, а также увеличения объемов закупок у них. Работает ряд эффективных финансовых инструментов поддержки бизнеса.

Есть несколько системных вопросов, которые стоит учитывать при выработке системных решений, рассказал Шохин. В частности, пока сохраняется проблема шоковых барьеров роста. «Прежде всего речь идет о фискальной сфере: переход от упрощенной отчетности и сравнительно низкого уровня налогообложения к общей системе вызывает у компаний желание не продолжать рост, а дробить бизнес. Эта проблема во многом объясняет малую долю именно среднего бизнеса в российской экономике. Те усилия, которые уже предприняты в этой сфере (например, в части возможности остаться на упрощенной системе налогообложения при незначительном превышении пороговых значений), абсолютно правильны, но не полностью снимают проблему», – считает он.

Также есть очевидная проблема «разрыва» в механизмах поддержки. Если для промышленных предприятий среднего и не самого крупного бизнеса эффективным инструментом поддержки стал Фонд развития промышленности, то для компаний других секторов, немного превышающих по оборотам или численности требования к субъектам МСП, количество инструментов поддержки минимально.

«Период пандемии показал, что именно такой средний бизнес оказался в самом уязвимом положении, поскольку не мог рассчитывать на поддержку ни как МСП (был слишком велик для того, чтобы фигурировать в реестре субъектов МСП), ни как крупный (недотягивал до требований к системообразующим компаниям)», – пояснил Шохин.

РСПП сравнил разницу оценок ситуации и прогнозов на перспективу малого и крупного бизнеса. Как показал опрос, компании малого бизнеса в большей степени, чем крупные, озабочены проблемами недобросовестной конкуренции, высокими административными барьерами, невозможностью защитить свои права, тогда как снижение спроса, рост тарифов и нехватка квалифицированных кадров одинаково волнуют все компании вне зависимости от их размера.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора