Зверские правила: Минприроды и Госдума готовят поправки в закон «Об охоте»

Марина Юршина 3.02.2019 15:59 | Закон 44
Shutterstock/Fotodom

Минприроды готовит концепцию нового эффективного подхода к охотхозяйству, заявил глава ведомства Дмитрий Кобылкин, выступая на заседании парламентской рабочей группы по совершенствованию правового регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.  «Охота в России – это не только отрасль, в которой занято 30 тысяч профильных специалистов, не только более 4 миллионов охотников – это часть национальной культуры Российской Федерации, – подчеркнул он. – Для реализации норм закона об охоте Минприроды России с 2010 года издано порядка 60 нормативных правовых актов по совершенствованию законодательства. Этого явно недостаточно. Совершенствование отношений в сфере охотничьего хозяйства придаст импульс формированию объектов охотничьей инфраструктуры, позволит создать новые рабочие места, усилит привлечение инвестиций и, конечно, защиту биоресурсов».

В свою очередь, парламентарии представили министру законопроекты, касающиеся охотхозяйственных соглашений, вольерной охоты и годового сбора за пользование объектами животного мира. Отрасль плохо отрегулирована, считают в Госдуме, и поэтому в обществе возникает так много спекуляций на эту тему.

В законодательстве об охоте очень много нерешенных вопросов, поэтому и было принято решение о создании совместной рабочей группы, напомнил председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. «За год было подготовлено большое количество конкретных предложений по внесению изменений в законодательство в сфере охоты, и нам важно получить поддержку Минприроды», – заявил он.

Монолитный документ

Охотхозяйственное соглашение должно изменяться и пролонгироваться, как любое другое, считает член Совета Федерации Владимир Лебедев, в прошлом заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ – руководитель Федерального агентства лесного хозяйства. «На сегодняшний момент охотхозяйственное соглашение – это некий договор, который, по сути, нельзя никуда ни отнести, никак квалифицировать, – на него не распространяются положения Гражданского кодекса, он не подходит ни под какое лицензионное соглашение. Огромное количество охотпользователей говорит о том, что назрела необходимость определиться, что такое охотхозяйственное соглашение, возможно или невозможно вносить в него изменения. Я считаю, что это одна из ключевых позиций, которая влияет в том числе и на инвестиции, которые на сегодняшний момент и были, и должны поступать в охотничье хозяйство», – заявил сенатор.

Кроме того, по его мнению, необходимо дать возможность пролонгации охотхозяйственного соглашения. На сегодняшний день это, наверное, единственная сфера, где продление соглашения вообще не предусмотрено для добросовестных пользователей, отметил он.

Глава Минприроды поддержал предложение Лебедева. Охотхозяйственное соглашение не может оставаться монолитным документом на весь период его действия, заявил он.

Как и в других смежных отраслях, должен быть установлен порядок его пролонгации, причем на основании прозрачных и понятных критериев, которых должно быть минимальное количество.

«Чем больше критериев, тем больше появляется возможности у уполномоченных органов их по-разному интерпретировать. Поэтому, как по лесу, мы сделали два критерия: соблюдение лесохозяйственного регламента и выполнение обязательств по арендной плате. И то на основании двух этих критериев в субъектах, к сожалению, сейчас очень много возникает различного правоприменения, и мы сейчас унифицируем эту практику», – пояснил Кобылкин.

Скандальная тема

Депутат Госдумы Владислав Резник предложил решение нашумевшей проблемы уплаты годового сбора за пользование объектами животного мира. «Тема эта скандальная, конфликтная, неоднократно рассматриваемая в судах, и нет одинаковых решений – разные взгляды у разных ведомств. Здесь пора поставить точку», – заявил он.

На сегодняшний день лица, заключившие охотхозяйственные соглашения, платят следующие платежи: единовременная оплата за право заключения соглашения, ежегодная плата по договорам аренды за предоставляемые лесные и земельные участки, сборы за пользование животным миром в соответствии с Налоговым кодексом.

Однако с 2016 года начала формироваться судебная практика, в соответствии с которой уполномоченные органы пытаются взимать с охотпользователей дополнительно так называемый годовой сбор за пользование объектами животного мира. Данный годовой сбор, как отдельный платеж, не определен ни в Налоговом кодексе, ни в Бюджетном кодексе, ни в каких законах, отсутствует порядок его определения, исчисления, оплаты, пояснил Резник.

Оплата всех лицензий за год – это и есть оплата за пользование объектом животного мира, пояснил он. Считать, что помимо платежей за лицензию существует еще какой-то отдельный годовой сбор, позволила неудачная формулировка в законе.

«С целью исключения разночтений и для формирования единообразной правоприменительной практики необходимо скорректировать нормы закона «Об охоте», в частности, статьи 27 и 42, а именно: исключить ссылки на платность в виде сборов за пользование объектами животного мира, устанавливаемые охотхозяйством в соглашении. Данные платежи могут устанавливаться исключительно Налоговым кодексом. Нет никакого годового сбора, а есть платежи, установленные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, только так. Это поставит точку в бесконечных конфликтах», – считает Резник.

Инициатива взимать годовой сбор исходила от органов прокуратуры, напомнила руководитель Росохотрыболовсоюза Татьяна Арамилева. Так, в Саратовской области прокуратура инициировала 36 судебных дел, в Курганской области – 57. При этом сумму платежа каждый субъект рассчитывает по-разному в связи с отсутствием правового регулирования на федеральном уровне. «В качестве яркого примера – Ивановская область, в которой сами определили, сколько у вас должно жить кабанов: на тысячу га – 9 кабанов. Если нет кабанов, вы всё равно должны платить за них, согласно расчетам. Но когда мы говорим о платежах, мы должны иметь в виду, что в охотничьем хозяйстве единственный человек, который приносит деньги, которые могут помогать инвестировать в охотничье хозяйство, – это охотник. И если мы вводим какой-то платеж, то он непосредственно падает на этого человека», – рассказала она.

Минстрой не видит проблемы в соответствующем изменении законодательства, сообщил глава Минприроды. Если в этом вопросе есть такое взаимопонимание, то рабочая группа может внести изменения отдельным законопроектом, решил председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.

Вольерная охота

Тема вольерной охоты вызывает резонанс везде и всегда, сказал Николаев. Зачастую в обществе бытует абсолютное непонимание, что это такое. «В понимании людей вольер – это некая небольшая клетка в зоопарке, куда загоняют животных из леса и там их добивают», – рассказал депутат. По его словам, такие спекуляции рождает отсутствие какого-либо регулирования, поэтому нужно прописать в законе порядок ведения такой формы охотхозяйств, которые на самом деле занимают десятки, а иногда и сотни гектаров.

Необходимо четко расписать в законе, что такое вольерная охота и в каких условиях она проводится, поддержал депутат Максим Щаблыкин. Обязательно нужно добавить понятийный аппарат, например, добыча охотничьих ресурсов, и утвердить минимально возможные размеры вольеров.

Предъявите билет!

Депутат Николай Говорин рассказал об инициативе заксобрания Забайкальского края в части внесения изменений в ФЗ‑209, который касается выдачи и регистрации охотничьих билетов. «Эти билеты выдаются органами исполнительной власти бесплатно. И, к сожалению, отмечается такая тенденция в ряде субъектов Сибирского федерального округа и теперь Дальневосточного, что органы исполнительной власти несут все больше и больше расходы за выдачу этих документов в связи с тем, что значительная часть охотников теряет их или они приходят в негодность», – рассказал он.

Субъекты подсчитали эти расходы. Получилось: в Иркутской области за 2018 год на это потратили 2,3 миллиона, в Бурятии – 2 миллиона, в Забайкальском крае – практически 1,5 миллиона. Поэтому родилось предложение внести изменения, согласно которым за выдачу охотничьего билета уплачивается государственная пошлина. Размер должно впоследствии установить правительство РФ.

Глава Минприроды поддержал инициативу. Законопроект вынесут на голосование в ближайшем будущем. Ко второму чтению стоит рассмотреть поправки, привязывающие стоимость охотничьего билета к проверке охотминимума, а министерство установит порядок и стоимость такой проверки знаний. Все рассмотренные инициативы будут доработаны и согласованы с Министерством природных ресурсов и экологии РФ в течение месяца, сообщил по итогам заседания рабочей группы Николай Николаев.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора