ПАДЕНИЕ ИКАРА

Лев Вершинин 16.07.2019 10:14 | Общество 105

«Русский язык — основа нашей тысячелетней культуры и укрепление его позиций на постсоветском пространстве — наш долг перед миллионами соотечественников и всеми, кто мыслит категориями справедливости и национального достоинства… Особое внимание хотел бы обратить на ситуацию с положением русского языка на Украине и в Белоруссии, потому что наши братские народы произошли от одного истока. Очень важно, чтобы русский язык, объединяющий нас исторически, передавался в этих странах из поколения в поколение…»

Так говорит г-н Нарышкин, по статусу и уровню близости к вершине вершин, прямо скажем, не попка-дурак, а глыба и матерый человечище, и г-жа Русецкая, ректор Института русского языка им. Пушкина, подтверждает, что глыба и матерый человечище в своих опасениях прав:

«Наблюдается резко отрицательная динамика (далее убедительные факты). Такая негативная динамика продолжится и в ближайшие годы, а между тем, русский язык — один из факторов национальной безопасности… Это результат распределения бюджетных средств, которых выделяется недостаточно, чтобы финансировать центры по изучению русского языка. В Китае же, например,функционируют 1300 центров по изучению китайского языка…»

Ну что ж, против правды не попрешь:


Увы, но факт: за  три пост-советских десятилетия сфера влияния русского языка  скукожилась почти до границ хоумленда. Востребованность его остается сколько-то серьезной разве что  в странах-поставщиках дешевой рабочей силы, — причем интерес потенциальной рабочей силы к русскому языку

ограничивается, в основном, именно языком, как необхрдимым средством общения. В русской культуре эти «новые россияне» (во всяком случае, подавляющее их большинство) не испытывают никакой нужды, — у них есть своя, древняя и богатая культура, основанная на совсем ином ментальном фундаменте.

А теперь, — в скобках, как информация к размышлению, — две цитаты.
Прошу прощения, что большие, но без них никак.

Сперва из заметки о Белоруссии:

Граждане республики уже больше доверяют Евросоюзучем ЕАЭС во главе с вроде бы союзной Россией… И это, скорее, недоработка самого  ЕАЭС. Он совершенно не работает с экспертным сообществом даже в странах своей деятельности. Работа с гражданским обществом, в отличие от «Восточного партнерства», тоже не ведется. Да и в пиаре европейцы явно выигрывают. Когда мы говорим о «мягкой силе», сравнение, однозначно не в нашу пользу. Пляски в кокошниках под балалайку по линии Россотрудничества… -банальный формализм. Но этим, к сожалению (или к счастью — для некоторых) и занимается в основном российский МИД».

«СП»: — А что, по-вашему, следует делать Москве?

— Нужно менять стиль работы. Чтобы и Россия позиционировала позитивный, современный образ. Чтобы наглядно показывала свои лучшие результаты…

А теперь из заметки о Сербии:

Интерес к изучению русского языка в школах в Сербии упал: в советское время в Югославии он был обязательным, а сейчас (далее пример). Русский язык сдал свои лидирующие позиции… В этом есть и вина России, ведь не зря же говорится, что язык — продукт культуры. В случае с русским языком   нужен новый подход для отвоевывания «рынка».

В Сербии Пушкин и Толстой до сих пор пользуются почетом у русофилов старшего возраста. А на молодежь нужно влияние совсем других масштабов (далее обстоятельные разъяснения). В результате получается, что у сербских детей просто-напросто нет возможности познакомиться с русскими героями.Примеры, разумеется, подобраны с умыслом, — обе страны максимально комплиментарны  всему, что так или иначе ассоциируется с Россией, в иных случаях ситуация куда хуже Но, как видим, даже там тенденция не утешает: если старшее поколение по инерции еще смотрит на Восток, то новому поколению

Восток или почти не интересен или уже не интересен вовсе. И в обоих случаях именно Москва сделала все, чтобы интерес угас. В отличие от западных «партнеров», тридцать лет кропотливо и методично работавших с «массами», — «улицей» во всех ее проявлениях, группами по интересам, молодежью, — что в итоге всегда окупалось, Москва тупо гнет старую, уже не единожды доказавшую свою ущербность

линию: «выход на массы» постоянно подменяется, скажем так, «междусобойчиком». Общение в кулуарах, дачах, банях со ставкой на хорошо подмазанные «элиты», которые в час Х плюют на все благодеяния, — что не мешает Кремлю, слегка обсохнув после очередного конфуза, вновь наступать на грабли. Оставаясь при этом в полной уверенности, что очередной конфуз случился только потому,

что выделили мало средств на фольклорные концертики по линии МИД и прочие официальные симулякры для галочки, включая и быстро теряющие популярность курсы русского языка. И выделяют (в лучшем случае) новое бабло на новые симулякры, — а популярность Российской Федерации и, соответственно, ее языка неуклонно падает везде, кроме Душанбе, Бишкека и Ташкента.

А сейчас давайте поднимем планку.
И — коротко, ибо об элементарном.

Мощь надстройки любого государства прямо пропорциональна его базису. Иначе говоря, и уровень политических претензий, и развитие культуры суть следствия развитой экономики, и притом — экономики, правильно организованной, то есть, нацеленной на прогресс. А также неразрывно связанную с прогрессом экспансию, стремление расширяться и доминировать.

Эта тенденция, естественно, порождает конкуренцию равных, в рамках которой «неравные», взвешивая все за и против, выбирают «крышу», поступаясь в ее пользу частью своей субъектности. Но не даром, а в обмен на экономическую поддержку, политическое прикрытие и (внимание!) культурные ценности, восприятие которых дают «не равным» чувство реального единения с сильным.

Вопрос: может ли нынешняя Российская Федерация предложить кому угодно хоть какой-то позитив, кроме, назовем кошку кошкой, взяток «элитам»? Нет, не может. Ни экономически, ни политически, ни в плане идеи (не считать же идеей монотонные мантры о «справедливости» притом, что вся российская Система основана на несправедливости). Ни, соответственно, в области культуры.

Вот обратите внимание на пассаж из заметки о Сербии: «Пушкин и Толстой до сих пор пользуются почетом у русофилов старшего возраста«. Это важно. Ибо мощная культура мощного государства притягивала (хоть старая русская классика, хоть советская литература и кино) влекли, вызывали желание подражать. Чего никак не скажешь о нынешнем российском «культ-продукте». И…

И вот:  главное. Когда г-н Нарышкин говорит про «наш долг перед миллионами соотечественников и всеми, кто мыслит категориями справедливости и национального достоинства«, он, безусловно, прав. Но ведь слова, если они не подкреплены делами, ничего не значат. Мощь, силу, надежность оценивают по делам, и если уж о языке, то кризис его обаяния отражает кризис куда более глубоких пластов,

и «Причину недавно объяснил известный московский гуманитарщик, литератор и бонвиван г-н Прилепин Зах. (Евг). Вслед за своими товарищами (…) он популярно объяснил, что мы все тут, по сути, унтерменши. На буквы «х» начинаемся и «хлы» заканчиваемся. А потому не нужны мы РФ ни в каком количестве – мы, люди, имеющие опыт борьбы за свои права и за Русский Мир. Поэтому для красоты некоторое количество граждан получает паспорта, а остальные идут на… в Киев, сдаваться. Чтобы потом вернуться, естественно. Очередной виток Хитрого Плана…»

Все очень просто: отдельным людям можно вешать лапшу на уши, но когда речь идет о больших социальных массивах, включается коллективное подсознательное, очень (на инстинкте самосохранения) чуткое к всякой фальши. Тем паче, если, доверившись фальши, раз за разом обжигаешься. И тогда декорации рушатся, позолота облезает, а суть обнажается:

На самом деле, все совсем просто. Унганы могут превращать живое в не-мертвое, но не способны созидать, а созданное ими не-мертвое может быть очень похожим на живое, — петь, плясать, говорить на высокие темы, — но по определению не может развиваться и производить себя. А живое, подсознательно чувствуя, что есть что, убегает подальше, потому что хочет остаться живым.

И последнее. Лично я убежден в том, что все сказанное верно. Но я не критерий истины, я вполне могу ошибаться, и потому хотелось бы услышать подтверждение или опровержение моих рассуждений от тех, кто имеет на это право, — от тех, кто волею Судьбы живя вне границ Российской Федерации, тем не менее, ассоциирует себя с Русским Мiромъ. И потому ставлю опрос.

Итак, дорогие друзья из республик бывшего Союза…

Я живу в одной из республик бывшего Союза, и я

согласен со сказанным
31(96.9%)
не согласен со сказанным
1(3.1%)

Я согласен со сказанным, и понял это

вскоре после того, как Союз распался
10(31.2%)
по итогам «Русской Весны»
22(68.8%)

Поняв это, я

по-прежнему верю в искренность Москвы
0(0.0%)
не верю в искренность Москвы, но стараюсь создать свой «русский мирок»
24(80.0%)
понемногу ассимилируюсь и поощряю к ассимиляции детей
6(20.0%)
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора