Почему конец моды на боевые искусства — это хороший признак взросления общества

Александр Халдей 3.01.2018 8:08 | Общество 223

Бить человека по лицу я с детства не могу… (Владимир Высоцкий).

Главный секрет эффективности боевых искусств.

Человек — создание одновременно агрессивное и трусливое. Драться человек не любит и боится. Но борьба за сохранение жизни вынуждает часто прибегать в драке с первых дней существования человека — когда не было пищи, первобытные люди поедали друг друга, отнимали еду у слабых, и так человеческий род смог выжить. Люди всегда дрались — один на один, армия на армию, но так или иначе от драки в жизни никуда не уйти. Поэтому вся цивилизация человека так или иначе строится вокруг умения драться — кто не умеет, тот не выживает. Хотя драка — самое неприятное для человека состояние. Драки всегда стараются избегать до последней возможности — риск для жизни всегда является сдерживающим моментом.

За свою историю человечество изобрело великое множество систем, готовящих человека к искусству драки с себе подобными. Эти системы менялись с прогрессом науки и техники, и люди всегда пытались узнать ту тайну, которая делает человека настоящим воином — желательно непобедимым.

До настоящего времени люди ищут секреты подготовки классного воина. Техники использования оружия, от холодного до огнестрельного, давно стали сокровищницей человеческого знания. Но так как они запрещены законами, то возник некий вакуум в человеческих отношениях  — зазор между состоянием человека ругающегося и машущего руками и человека стреляющего. Этот зазор существует в жизни и он оказался заполненным так называемыми «боевыми искусствами» — способами рукопашного боя, позволяющими человеку выжить в столкновении на улицах города с разными антиобщественными элементами.

Тайна рукопашного боя стала покрываться мистическим туманом и легендами. Возникли целые сословия и сообщества, увлечённо спорящие между собой, что лучше — вертикальный кулак или горизонтальный, стоит ли бить ногой в голову или не стоит, лучше ли бокс чем карате или винчун или хуже. Как при этом войти с изменённое состояние сознания, в котором вам откроется секрет телепатического управления противником, так называемой энергии ци и правильного образа жизни и мышления для развития в себе всех этих качеств.

И люди стали старательно учить все эти премудрости, набивая кулаки и ладони, круша кирпичи и доски и путешествуя от одного Учителя к другому. Все искали тайну. Доискались до того, что самые умные заявили: боевые искусства — это не искусства низкого нападения, а искусство благородной самозащиты, когда тебя бьют, а ты ловко уворачиваешься, не нанося ущерба глупому и духовно недоразвитому агрессору. И вообще — это такой способ личностного самосовершенствования. Лучший бой — это несостоявшийся бой. Медитация, каллиграфия, философия, чайная церемония.

Так общество утилизировало агрессию социума и направляло её в неопасное для себя русло.

Сначала в СССР сгоряча за карате сажали в тюрьму. Все думали, что вот это и есть тайное смертельное искусство.

Когда появились те, кто попробовал это реально, поняли, что это не боевое искусство, а способ героически погибнуть в уличной драке.

И времена изменились на прямо противоположные.

Теперь этому учат детей. Почему? Потому что это не боевое искусство, а спорт, безобиднее, чем футбол или хоккей. Как можно убить вот этим? Кем надо быть, чтобы умереть от такого удара? Двухметровым пьяным олигофреном?

Это разновидность акробатики, гимнастики — чего угодно, но не искусства убивать.

Потому что искусство убивать начинается и заканчивается не в прыжках, пинках и тыкании кулаком в лицо.

Искусство убивать начинается с психологической готовности убивать. Реально.

А без готовности убивать какое же может быть боевое искусство?

Вас научили правильно стоять, дышать, ходить, потом связали всё это в единое движение, сопровождаемое выбрасыванием конечности в сторону противника — но вы не готовы убивать — и вы боитесь драться. Именно этого вы боитесь — убивать и крушить. Вам противно. Вы не готовы идти так далеко.

И вы приходите на секцию, где вас учат драться — а вы хотите другого. Вы хотите научиться не бояться драться. Вы тренируетесь, учите приёмы нападения и защиты — но вы не обретаете уверенности в себе, и потому вы бросаете занятия.

Не потому, что вы ленивы. Вы просто чувствуете, что тратите энергию не на то. Вы никогда не сможете применять умение драться вне тренировочного зала, если вы не развили в себе способность осознанно идти на убийство противника. Но как только вы стали тренировать способность осознанного убийства, вам надо уходить из секции и идти либо в банду, либо в армию и в спецслужбы. Способность убивать не задумываясь — вот то главное, что нужно для успеха в воинском деле.

Это и есть главный секрет боевых искусств.

Этому и учат в армии — муштра и палочная дисциплина призваны заглушить в человеке страх убийства себе подобного и заставить его действовать автоматически. А боевые приёмы любого рукопашного боя очень просты. Отрабатывая их по многу лет, вы не автоматизм вырабатываете — вы вырабатываете отключение сознания перед нападением. Снятие тормозов. Именно так ставят себе смертельный цуки кулаком в грудь или ломающий любую ногу лоу-кик. В армейских же условиях удары и вовсе не нужны. Как вы будете бить противника, который в каске, бронежилете или просто в шинели, перепоясан разгрузочными жилетами, ваши и его ноги одеты в тяжёлые сапоги или берцы, что делает удар затратным по силам и медленным по скорости. Не верьте показательным выступлениям на день ВДВ. В реальности они так драться не будут. Это шоу каскадёров, а не боевое искусство. В реальности всё будет короче, быстрее и страшнее. И не голыми руками. Не случайно искусством самураев было не карате — бой с голыми руками — а дзю-дзюцу, искусство захватов и бросков с заломами и удушениями. А бой голыми руками рассматривается везде и во все эпохи как частный случай, когда в бою выбили оружие, но все удары голыми руками основаны на технике удара мечом, чтобы человек не учил два разных динамических стереотипа. Настоящее боевое искусство с его ударами и перемещениями идёт от оружия, а не от голой руки. А оружие само ведёт человека. Взял топор или меч — волей-неволей будешь убивать. Или будешь убит. Третьего не дано. Победы по очкам или техническим нокаутом бой с оружием не допускает.

Старый боксёрский анекдот

Встречаются два боксёра — легковес и тяжеловес. 

Легковес говорит:

— Представляешь, прихожу раз домой — а там жена с любовником. Ну я сразу ему двойку прямых, третий сбоку, он мне тоже сбоку, я ныряю под руку и ему в корпус и в голову, он мне два боковых и прямой в голову, я ухожу на дистанцию, делаю финт, потом на скачке косой в печень и апперкот в голову, потом снова боковой…

Тяж затаив дыхание. слушает:

— Да ты что? Ну и как?

— Ну что»как»… Чувствую — по очкам выигрываю… 

И суровая уличная реальность… 

 История знает массу примеров, когда у магазина или в тёмном подъезде пара алкашей и прокуренных урок забили насмерть чёрного пояса по карате или тэквондо. Боксёров и чемпионов ММА тоже били и убивали. Почему? Потому что урки и алкаши не тормозили перед ударом. Им бить — как дышать, причём они знают, что калечить должен уже первый удар — в драке нет победы по очкам. А спортсмена всю жизнь учили бить сильно только в макивару или по лапам да по мешку. А в человека бить только после того, как он тебя ударит — и то туда, где ему не смертельно, и таким ударом, который надо 5 лет ставить и ежедневно тренировать, а если неделю-другую не тренировался, то все качества теряются.

Самое главное правило подготовки бойца-ударника — это настрой на то, что каждый его удар должен разрушать. Неважно что — руку, ногу, челюсть, намерения, голову, печень — он должен именно разрушать. Вы должны привыкнуть к тому, что вы — машина разрушения, и когда вы бьёте, что-то непременно разрушается. Для этого вы бьёте по кирпичам и глиняным черепицам. Вы должны привыкнуть, что после вашего удара всегда летят брызги — кирпича, мозгов — не важно. Главное — летят. Это установка на подсознательное убийство. Игровая манера боя в драке недопустима, ибо смертельно опасна. Драка быстротечна и мгновенна. Несколько секунд — и всё должно быть кончено.

Потому прирождённых бойцов или солдат в любом обществе не более двух процентов населения. В войну только они умеют выжить в самых безнадёжных ситуациях и получают награды за самые успешные операции. В мирное время они становятся или звёздами жестоких видов спорта, или преступниками и сидят в тюрьмах. Ну или становятся звёздами кино, где драка до смерти одного из героев — основной сюжетный материал.

Чтобы научиться реально защищаться, надо сначала научиться реально эффективно убивать. Быстро и без затрат лишних сил и времени. И прежде всего без раздумий и моральных колебаний. В этом и есть смысл подготовки специалиста по бою. Хоть с оружием, хоть без него. Но в любом случае всё начинается со снятия внутренних психологических табу на убийство. Подавить отвращение к убийству. Без этого все игры в самозащиту без оружия или с оружием — пустая трата времени стада трусов, мечтающих стать суперменами и надавать, наконец, по морде тем, кого с детства боялись. Победить по очкам в драке нельзя, но если вдруг столкнулись два неумельца, главный риск в их драке — случайно произошедшее травмирование себя или противника. Случайно попал в висок — и убил. Случайно попал в челюсть, а тот упал затылком на асфальт и погиб. Пинал ногой куда получится, а попал в колено или в пах — и человек на всю жизнь инвалид или вовсе труп. Это не боевое искусство, это идиотизм. Так дерутся те, кто драться не научился, даже если ходил два месяца на бокс или даже стал чемпионом города по чему-нибудь в перчатках и кимоно. Более опытные уже наполучали по голове достаточно, чтобы понять — драка сопряжена с риском социальным и физическим. Поэтому они уже в драки не лезут. Быть успешным в драке можно только избавившись от страха убивать и научиться делать это как можно скорее.

Решиться встать на такой путь нелегко. Это можно сделать или по глупости (романтика), или по святости (готовность принять на себя жертву в виде греха убийства ради защиты других). Те, кто на войне прошёл через реальные рукопашные схватки, вовсе не нашли в них необходимости высокого мастерства махать ногами и делать быстрые движения руками. Но все прошли через понимание необходимости быть готовым умереть самому  и убить врага как можно быстрее.

Когда на смерть идут, — поют,

а перед этим можно плакать.

Ведь самый страшный час в бою —

час ожидания атаки.

ХХХХ

Мне кажется, что я магнит,

что я притягиваю мины.

Разрыв — и лейтенант хрипит.

И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.

И нас ведет через траншеи

окоченевшая вражда,

штыком дырявящая шеи.

Бой был коротким.

А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей я кровь

чужую.

(Семён Гудзенко, 1942 год).

Вот что написал о реальной рукопашной схватке тот, кто её пережил в жизни. Как видите, тут ни слова о том, чему мы привыкли учиться на разных секциях. Вот вам настоящее боевое искусство.

Юность глупа и жестока. Юность не понимает чужой боли. Не знает страха смерти. Ни своей, ни чужой. Война — дело молодых. Интеллект молодёжи всегда ниже — в силу отсутствия ума, опыта и жизненного багажа. Но к счастью, драчливый период в жизни человека длится недолго и быстро проходит, к 30-ти годам  он уже научается иначе решать свои проблемы. Предвидеть конфликты и не попадать в них. Избегать опасных ситуаций, где безрассудно подвергается опасности жизнь своя и тех, кто рядом с тобой.

Поэтому схлынувшая мода на боевые искусства — это очень хороший показатель. Это критерий повзросления общества, понимания того, что если ты реально хочешь воевать, то для этого существуют армия и оружие, а всё, что сверх того — то от лукавого. Хотя очень многих интересных тренеров это оставляет без куска хлеба. Но хорошие тренеры  найдут себе применение, ибо интерес к теме стояния рядом со смертью у человека в крови.

Главное, чтобы эта кровь не проливалась за пределы человеческого тела.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина