Почему снегопады в России каждый раз превращаются в стихийное бедствие

Михаил Белый 22.01.2022 18:18 | Общество 31

Снегопады, обрушившиеся на большую часть территории России, вновь обернулись едва ли не стихийным бедствием. Рост числа ДТП, перекрытые трассы, десятибалльные автомобильные пробки, опоздания на работу – это лишь скромный список побочных эффектов, с которыми столкнулись россияне. Чиновники по традиции винят в коллапсе погоду и «аномально снежную зиму». «Октагон» попробовал разобраться, почему снегопад – это всегда ЧП, а также рискнул найти ответы на исконно русские вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?».

Мэр одного из городов в Центральной России признаётся: каждая зима в России аномальная. В беседе с «Октагоном» он так и говорит: все привыкли смотреть на Москву, дескать, там Собянин и его команда всё чистят с утра до ночи.

– А я как в столицу приехал, так и ахнул: у них этот реагент повсюду разбросан. Будете смеяться, но мне захотелось достать пустой мешок и домой немножко этой дряни увезти. Ведь нам о таких технологиях по-прежнему можно только мечтать. В лучшем случае песок и соль наши друзья, – говорит собеседник.

У большинства чиновников всегда наготове объяснение, почему власти не справились со снежной стихией. Вот и в этот раз власти Петербурга поспешили заявить, что во всём виноваты аномальные снегопады. Однако вскоре местные синоптики информацию опровергли: по их данным, осадков на самом деле выпало меньше нормы.

Снегопады парализуют жизнь в российских регионах. В Саратове из-за осадков встал общественный транспорт, в Ульяновской области пришлось на некоторое время закрыть движение грузового и общественного транспорта по региональным трассам, в Самаре завалило подходы к детским садам и школам, во Владимире и Нижнем Новгороде на уборку снега вывели местных чиновников, во многих городах застревали машины скорой помощи и не вывозился мусор.

Вопрос уборки снега в стране остаётся одним из наиболее острых, подтверждают социологические опросы. Исследовательский центр SuperJob ранее выяснил: в Москве 38 процентов жителей удовлетворены уборкой снега. На последних строках рейтинга – Пенза, здесь абсолютно и скорее довольных набралось всего 16 процентов респондентов. Схожая ситуация в Ярославле и Рязани.

Проблема некачественной уборки снега из коммунальной медленно, но верно переросла в общественно-политическую, утверждает в разговоре с «Октагоном» политолог Дмитрий Михайличенко. По его словам, на работу администраций муниципалитетов жалуются во всех без исключения мегаполисах и крупных городах Урало-Поволжья, Сибири и Дальнего Востока.

– В малых и средних городах жители уже привыкли к пониженному уровню комфорта и свыклись с тем, что снег там убирают только по праздникам и перед приездом губернатора, а вот в мегаполисах и крупных городах ещё не совсем привыкли и возмущаются. Несколько лет назад мэр Уфы честно сказал, что у города просто нет денег на нормальную организацию уборки снега, и этот фактор, думаю, ключевой для всех мегаполисов страны. У администраций просто не хватает денег на уборку снега, хотя мэры не хотят это признавать, – поясняет Михайличенко.

По мнению эксперта, неубранные городские улицы – это признак деградации городских пространств, а причины – недофинансирование из центра и высокий уровень коррупции на уровне муниципалитетов.

С Михайличенко отчасти согласен основатель Центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов. Он считает, что сегодня функция ЖКХ наделяется знаковой ролью и канализирует общее раздражение, особенно когда находится сила, которая начинает искусственно поддерживать и взвинчивать этот фактор.

– Ситуация в Санкт-Петербурге – отличная иллюстрация к этому тезису. Рейтинг губернатора Беглова низок. Но нужен очевидный канал выплеска социальной энергии. Это, естественно, снег – вечный питерский сюжет. Когда ролик группы «Ленинград» про снег и свалки появился в Instagram на ресурсе kremlin_russian, посвящённом исключительно кремлёвскому официозу, стало понятно, что нашлись влиятельные игроки, которые стали поднимать ситуацию выше – на федеральный уровень, – говорит Фирсов.

Однако у ежегодного снежного коллапса есть вполне объективные причины, и они отнюдь не из области фантастики и даже не из сферы политики.

И депутаты, и чиновники на местах продолжают жаловаться на тотальное недофинансирование коммунальной сферы и острый дефицит кадров. Председатель совета Национального центра общественного контроля в сфере ЖКХ «НП “ЖКХ Контроль”», зампред профильного комитета Госдумы Светлана Разворотнева подтвердила «Октагону», что у многих муниципалитетов и управляющих компаний попросту нет денег на безупречную очистку улиц от снега. Плюс к этому – сокращение на фоне пандемии числа мигрантов. По данным Разворотневой, на сегодняшний день едва ли не половина вакансий в сфере ЖКХ свободна.

– Когда зимы малоснежные, то ситуация ещё более-менее. Если же снега много, то начинаются проблемы. Нужны дополнительные силы, но взять их неоткуда – для этого, согласно законодательству, ещё летом следовало оформить контракт. То есть оперативно взять и нарастить ресурсы невозможно. Однако снежные коллапсы случаются не только в России: когда в Нью-Йорке выпадает снег, там вообще всё встаёт, – поясняет депутат.

В данном случае обвинять власти в отвратительной работе несправедливо, считает сопредседатель движения «Жилищная солидарность» Дмитрий Катаев. Он подсчитал, что в среднем всего три-четыре дня в году, когда из-за снегопада трудно пройти и проехать. В разговоре с «Октагоном» общественник высказал мнение, что держать из-за этих трёх дней армию уборочной техники нерационально.

Однако на практике получается, что именно эти «три дня» оборачиваются максимальными неудобствами, разбирательствами и скандалами.

Например, на Сахалине к уборке снега пришлось привлекать военных, в Иванове предложили возложить эту функцию на официально безработных граждан, в Мурманской области из-за снегопада в трёх муниципалитетах пришлось ввести режим повышенной готовности. При этом убытки, вызванные плохой уборкой, никто даже не пытается посчитать – очевидно, речь идёт о пропавших миллиардах рублей.

Но пропадают эти деньги в снегу неслучайно: эксперты утверждают, что процесс уборки не обходится без коррупционных схем.

Одно из громких «снежных» дел возбудили в прошлом году в Петербурге. По версии следствия, в Северной столице бывший руководитель городского дорожного предприятия заключил с компанией-подрядчиком фиктивный договор на уборку снега. На работы из бюджета было выделено 9,5 млн рублей, которые участники схемы присвоили себе. В деле указывалось, что «технические работы не были произведены в должном объёме, а выделенные из бюджета денежные средства были обналичены и распределены между участниками противоправной схемы».

Глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов подтвердил «Октагону», что вся система ЖКХ характеризуется повышенными коррупционными рисками, и добавил, что в стране фактически никто не несёт ответственности за некачественную уборку снега.

«Уборка снега – это действительно “чёрная дыра”. Схем воровства денег там – огромное количество. Это и практика выплаты дворникам-мигрантам лишь части положенной зарплаты, и списание бюджетных средств на топливо».

Кирилл Кабанов | глава Национального антикоррупционного комитетаКирилл Кабанов
глава Национального антикоррупционного комитета

– Все же наверняка видели, как по городу передвигается уборочная техника с поднятыми ковшами. Накатка идёт, деньги осваиваются, только вот снег никуда не девается, – поясняет Кабанов.

По словам председателя общественного движения «Убитые дороги» Александра Васильева, сфера по-прежнему является непрозрачной: невозможно проконтролировать, сколько снега убрано и вывезено, а сколько растаяло. При этом Васильев отмечает, что во многих регионах до сих пор наблюдается дефицит современной уборочной техники – ездят «допотопные трактора».

Вот и получается, что снегопады в России продолжат оставаться невиданными природными катаклизмами, аномальными явлениями и стихийными бедствиями. Потому что снег – это не только красиво, но ещё и выгодно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

No top posts yet