Польша. Наследники фашизма

arctus 29.08.2018 20:49 | Политика 31

«Нужно помнить одно: в Польше правит режим и власть, ощущающие свое родство с фашизмом Польши 20-30-х гг»

Польша продолжает сносить памятники спасшим поляков от уничтожения советским солдатам. Нынешняя польская власть продолжает утверждать новые списки на снос.

Закон о сносе мемориалов с коммунистической символикой они приняли 22 июня 2017 года, чтобы отметить годовщину нападения Германии на СССР.

День, когда в войну на стороне Гитлера вступили практически около миллиона поляков – до 600 тысяч, служивших ему в вермахте, полиции и иных структурах, и порядка 400 тысяч, числившихся в Армии Крайовой, задачей которой официально было не сражаться с оккупантами и копить силы, наблюдая за взаимным ослаблением вермахта и Красной Армии, чтобы вмешаться, когда они обессилят друг друга.

То есть они были врагами Красной Армии. То есть – скрытыми временными союзниками Гитлера.

Но началось все раньше, и в 1994 году, когда в Польше был принят закон, конституционно уравнивавший нацизм и коммунизм, и в 1989-м, когда к власти пришли антикоммунисты… И, в конце концов, в 1956-м, когда 12 марта, после известного доклада Хрущева, в Москве таинственно умер (или был убит) Болеслав Берут, президент Польши и лидер польских коммунистов. А власть захватил Владислав Гомулка, начавший с изгнания из Польши объявленного «сталинистом» маршала Рокоссовского, а закончивший тем, что вверг страну в тяжелый кризис 1968 года, организовал антисемитскую кампанию и довел Польшу до рабочих волнений 1970-71 гг.

Тут тоже много интересного. Но, как бы то ни было, нынешняя власть в Польше считает себя не неким преемником Польской Народной Республики, а политического режима, существовавшего в Польше до сентября 1939 года.

Главной фигурой его еще с 18-го года был Пилсудский, в 1926 году совершивший государственный переворот и установивший фашистский авторитарный режим, конституционно закрепленный незадолго до смерти Пилсудского в 1935 году.

Обычный фашистский режим – практически такой же, как в Германии – с тюрьмами для коммунистов, репрессиями и концлагерями. После прихода к власти в Германии Гитлера Польша Пилсудского первой в Европе заключила с ней договор о ненападении и Соглашение об экономическом сотрудничестве. Были союзниками. Вместе делили Чехословакию. Вместе планировали войну против СССР.

В 1939 году поссорились: договорились, что после победы над СССР Польше отойдет Украина, но Германии в качестве компенсации попросила вернуть отобранный в Версале Данциг. Последний обеспечивал Польше выход к морю, но Гитлер резонно полагал, что после аннексии Украины Польша получит порты Черноморья, и Данциг потеряет свое стратегическое значение, а для Германии он соединял ее территорию с анклавной территорией Восточной Пруссии.

Польша получить порты Черноморья была согласна – но Данциг отдавать не захотела. Союзники поругались и стали двигаться к войне. К которой шли обе стороны.

Постоянный спор о том, почему Польша наотрез отказалась от помощи СССР в предотвращении войны с Германией, в результате чего последние заключили договор о ненападении, на самом деле решается просто: Польше не нужен был мир с Германией. Польше нужна была война. Союз с СССР войну предотвращал и поэтому фашистское руководство Польши не устраивал.

Наследники умершего Пилсудского рассчитывали на то, что импульсивность Гитлера приведет к нападению на Польшу, в реузльтате чего Англия и Франция вступят в войну и развернут фронт на Западе Германии. Гитлер перебросит туда основные силы, а Польша, оценивавшая свою армию по ее успехам в 1919-20-м гг., молниеносным ударом ворвется в Берлин, оказавшись главным выгодоприобретателем в войне.

Все произошло иначе – Польша рухнула после гитлеровского удара в две недели, а Франция и Англия, объявив войну Германии и развернув свои войска, увидели небоеспособность поляков и решили в реальные боевые действия не вмешиваться. За что, впрочем, потом и поплатились.

Почему в этой ситуации Советский Союз должен был спасать Польшу – вообще непонятно. Строго говоря, половину он и спас – вплоть до границ, оговоренных для Польши Версальским договором.

Но, строго говоря, начиная с момента своего возникновения в 1918 году, Польская республика постоянно видела РСФСР/СССР свои главным врагом. И не прекращала приграничную войну против них, несмотря на заключение в 1921 году Рижского мирного договора.

Все эти годы – двадцать лет — Польша воевала против СССР и готовила большую войну с ним, в отличие от той же Германии, до 1933 года активно сотрудничавшей с СССР.

Польша Пилсудского был такой же фашистской, антироссийской и антикоммунистической страной, как и Германия Гитлера. Единственно, фашизм был более провинциальным и более безалаберным, чем гитлеровский, и не сумевшим, в отличие от последнего, ни обеспечить стране промышленный рывок, ни дать минимальные социальные гарантии населению.

Собственно, и созданная во времена гитлеровский оккупации и культивируемая сегодня Армия Крайова не столько воевала против гитлеровцев, сколько «копила силы», ожидая взаимоистощения вермахта и Красной Армии. Та же Армия Людова, официально уступая Армии Крайовой чуть ли не в десять раз, провела значительно больше боевых операций против гитлеровцев, чем последняя.

Поэтому, когда сегодня нынешняя польская власть, объявив о совей преемственности с довоенной Польшей, наследует ей институционально – она наследует ей и политико-идеологически, и практически как преемственный режиму Пилсудского антикоммунистический, антироссийский режим с тяготением к национализму и авторитаризму.

Пока – не фашизму. Но явные симпатии к фашистскому прошлому своей страны демонстрируют то, какой эта власть хотела бы видеть современную Польшу. И в отношении прессы и независимости судов ведет себя так же, как вели бы себя лидеры довоенного польского фашизма.

Они видят себя не теми, кого Красная Армия, коммунисты и СССР спасли от уничтожения, которое им готовил гитлеризм, а теми, кто сам планировал порабощать другие народы, захватывать Литву. Белоруссию, Украину и делить СССР.

Отсюда и их чувства к коммунистам и СССР не как к спасшим их освободителям, а как к тем, кто, как они полагают, не дал им самим стать поработившей мир Сверхдержавой.

И они, хотя и лаская свои несбывшиеся мечты, с одной стороны, стараются удачно их монетизировать, представляя себя Западу в целом как защитника от России, а США – как противовес старой Европе, а с другой, изничтожая воспоминания о Польше времен социализма, обеспечивают себе возможность идеологического и политического подавления внутренних оппонентов с одной стороны — и возникновения протестного социального левого движения с другой.

Причем, к сожалению, им удается это делать и благодаря предельно снисходительной и беззубой в этом отношении позиции России, которая долгое время практически поощряла подобную политику, сначала признав геббельсовскую версию событий в Катыни, потом непонятно за что извинялась перед Польшей, а затем, вяло протестуя, смотрела на оскорбление польской властью памяти тех сотен тысяч советских солдат, которые пожертвовали своей жизнью, спасая народ Польши от физического уничтожения.

Но только нужно помнить одно: в Польше правит режим и власть, ощущающие свое родство с фашизмом Польши 20-30-х гг, и духовное соединство с союзным им тогда гитлеризмом.

И когда та или иная власть либо политическая сила и идейное течение начинают говорить об одновременном осуждении «нацизма и коммунизма как двух тоталитарных режимов», подлинная цель его в одном — реабилитировать нацизм.

Напрямую – пока нельзя. А если сказать, что оба – равны, то и нацизм уже не самое страшное, а такое же, как что-то другое.

Антикоммунизм – форма реабилитации нацизма. И нужно понимать: там, где появляется антикоммунизм, там готовится почва для нацизма и фашизма.

Это не значит, что все должны любить коммунизм или быть коммунистами. Просто некоммунист и антикоммунист – это разные вещи. Но там, где торжествует антикоммунизм – всегда кто-то готовит фашизм.
Сергей Черняховский
***
Поэтому  и террорист Сенцов у них – достоен Нобелевской премии мира.

А причина беззубости политики РФ в отношении современной Польши в том, что они – идеологические союзники на фронте борьбы с наследием СССР, в тотальной антисоветчине. Только полякам удается продать этот товар за доллары, а у России этого не получается уже 30 лет, с самого начала Перестройки. Причин такой неудачи российский истеблишмент искренне не понимает.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за месяц

Партия нового типа
Центр сулашкина