Приставов манят судом

Игорь Лесовских 6.11.2020 18:23 | Закон 56

В готовящейся оптимизации силового блока может произойти неожиданный поворот. Ранее Минфин обсуждал вопрос объединения в едином органе МВД, ФСИН и судебных приставов для сокращения штата сотрудников. Как стало известно «Октагону», интерес к ФССП проявили и в судейском сообществе, где обсуждают идею получения контроля над службой, чтобы решить проблему эффективности исполнения судебных решений.

Претензии к работе судебных приставов были всегда. Юристы часто предупреждают своих клиентов, что выигрыш гражданского спора в суде отнюдь не победа. После судебного решения остаётся самое сложное – добиться его исполнения.

На этом фоне в информационном пространстве всё чаще стали звучать предложения о реформировании правоохранительной системы. В частности, Минфин предложил объединение на базе МВД и сотрудников ФСИН, и судебных приставов, и даже фельдъегерской службы. Как оказалось, судьба приставов взволновала и суды.

Приставов попросили назад

В судебном сообществе придумали, как повысить качество правосудия. По инициативе судейского корпуса Свердловской области сформировано предложение о передаче контроля над приставами судам. Сейчас это два разных органа: суды подчиняются судебной власти, а судебные приставы – исполнительной ветви власти.

Реформу будут обсуждать на Х Всероссийском съезде судей. Если судьи признают идею нужной, то пленум Верховного суда РФ может выступить с законодательной инициативой.

Как следует из предложения (имеется в распоряжении «Октагона»), судам хотят подчинить ту часть приставов, которая работает над исполнением судебных решений. Всё это должно повысить эффективность гражданского судопроизводства и решить проблему повышения качества исполнительных производств.

– Ранее при судах находились судебные исполнители. Это была понятная и логичная система, ведь судопроизводство не должно останавливаться на получении какого-либо решения. Неотъемлемой его частью является исполнение, ведь без этого нельзя говорить о восстановлении прав пострадавшей стороны. Неисполненное судебное решение, по сути, означает, что суды сработали впустую, – рассказал председатель Свердловского областного суда Владимир Дмитриев.

Суды не против

Идею уральских судей активно поддерживают и в муниципалитетах, где постоянно сталкиваются с проблемами исполнительного производства.

– Я застала систему судебных исполнителей, которые были подчинены судам. Еженедельно председатель райсуда собирал их и обсуждал ход исполнения каждого решения суда. Был спрос и был контроль, благодаря чему каждый судья знал, что по его решению гражданин получил защиту. Когда произошло реформирование системы и появились судебные приставы, то в их штат перешли бывшие исполнители, которые помнили, как работали с райсудами, и продолжали эту практику взаимодействия. Но время идёт, кадры обновляются, и теперь приходится искать другие пути взаимодействия с приставами, – рассказала председатель Берёзовского городского суда Ирина Зиновьева.

Как пояснили «Октагону» в судейском сообществе других регионов, инициатива уральцев интересна, но механизм такого взаимодействия требует тщательной проработки, так как приставы занимаются взысканиями не только по решению судов, но и взаимодействуют с другими органами – например, с МВД (по штрафам).

Работа из-под палки

На данный момент единственным инструментом влияния на пристава является административный иск в суд с требованием признать незаконным бездействие сотрудника ФССП. Такие иски в судах общей юрисдикции далеко не редкость и с завидной регулярностью подаются по всей стране – от Владивостока до Калининграда.

Единственным инструментом влияния на пристава является административный иск в суд с требованием признать незаконным бездействие сотрудника ФССП.Единственным инструментом влияния на пристава является административный иск в суд с требованием признать незаконным бездействие сотрудника ФССП.Фото: Антон Буценко/ТАСС

При этом часто истцами по подобным делам выступают не физические, а юридические лица – банки и финансовые организации. Как пояснили «Октагону» представители юридического сообщества, зачастую это связано с тем, что именно у компаний есть штатные юристы, которые знают, как влиять на приставов, и добиваются взыскания своих долгов.

Например, в Алтайском крае микрофинансовой организации пришлось через суд добиваться того, чтобы приставы заново возбудили исполнительное производство в отношении клиента, который задолжал ей 15 тысяч рублей. МФО отсудила долг, но получила лишь 200 рублей – именно такая сумма была на счетах должника. Найти его самого приставы не смогли и закрыли дело, указав, что взыскание долга невозможно.

Не работал – не плати

По словам управляющего партнёра коллегии адвокатов «Частное право» Максима Колесникова, через суд можно даже взыскать убытки, которые пристав причинил своим бездействием.

– Такой механизм работоспособен – гражданин получает компенсацию от государства за нарушение своих прав. При этом государство может в порядке регрессии получить выплаченные деньги с самого пристава, допустившего нарушения, – пояснил Максим Колесников.

Но подобные решения скорее исключение. Исходя из судебной практики, взыскать убытки с пристава можно только в том случае, если тот допустит серьёзные нарушения и это удастся доказать.

В Забайкальском крае управление финансового обеспечения Минобороны так и не смогло взыскать с приставов упущенный долг в 86 тысяч рублей. Эту сумму военному ведомству задолжал военнослужащий Галиулин, но приставы не нашли у него ни рубля. Как оказалось, они даже не установили тот факт, что должник продолжал служить и получать зарплату, которой хватило бы на погашение долга. Но суд счёл недоработку приставов недостаточным основанием для того, чтобы ФССП возместила Минобороны убытки.

Ещё один способ наказать пристава рублём – наложить на него судебный штраф.

Разделяй и властвуй

Опрошенные «Октагоном» эксперты уверены, что решать проблему исполнительного производства нужно кардинально, простой переход под юрисдикцию Верховного суда РФ будет неэффективным.

Сейчас приставы выполняют много бюрократической, «бумажной» работы, а то, для чего создавалась служба ФССП – поиск имущества и взыскание, – не работает.Сейчас приставы выполняют много бюрократической, «бумажной» работы, а то, для чего создавалась служба ФССП – поиск имущества и взыскание, – не работает.Фото: Виталий Невар/ТАСС

– Сейчас работа пристава сводится во многом к бюрократии – составлению отчётов и перекладыванию бумажек. Попробуйте во второй половине декабря зайти в ССП – увидите, что все заняты исключительно годовым отчётом. То, для чего они и создавались – реальный поиск имущества и взыскание, – практически не работает. И простая смена подведомственности здесь вряд ли что-то даст, реформирование системы должно быть более глубоким. Передача же приставов под начало ВС РФ, на мой взгляд, нарушает принцип разделения властей, ведь их функции объективно относятся к исполнительной власти, – считает адвокат Евгений Витман.

– Это своего рода возврат в советские времена. Я лично против этого. Ведь тут есть простой вопрос: сейчас приставов хотя бы можно контролировать через суд. А если они будут подчинены суду, то кому жаловаться останется? – отметил Максим Колесников.

От инноваций до кадров

По мнению юристов, приставам нужно развивать системы, которые будут работать без участия человека – когда средства должников автоматически списываются с банковских счетов.

«Можно проводить осторожное введение какой-либо коммерциализации этого процесса. Ведь раньше приставы были материально заинтересованы во взыскании – они получали процент от взысканного в ходе исполнительного производства».

Евгений Витман | адвокатЕвгений Витман
адвокат

В мире уже существуют успешные примеры. Например, во Франции действует частная служба судебных приставов.

– Передача на аутсорсинг некоторых функций судебных приставов возможна. Сейчас у них большой объём нагрузки, и это позволило бы их разгрузить. Но делать это нужно с осторожностью, ведь у приставов много работы не только по имущественным спорам, они также исполняют решения судов по тем же делам о передаче ребёнка. Представьте, если эти функции будут отданы частникам. Это же будет неконтролируемо. Приставы – это должностные лица, с которыми легче решать вопросы в правовом поле, – объясняет Максим Колесников.

Кроме того, юристы уверены, что сейчас существует более насущная задача, касающаяся реформы работы приставов, – создание прозрачной процедуры реализации имущества должников. На данный момент эта процедура не является открытой, что потенциально повышает уровень коррупции.

Ещё одна актуальная проблема, которую отмечают эксперты, – профессиональный уровень сотрудников ФССП.

– Зачастую на практике приставы – это временщики. Туда идёт много молодых специалистов, чтобы наработать юридический опыт и потом уйти в другие сферы. Соответственно, и отношение к службе там такое – прийти и пересидеть, – заключает адвокат Алексей Бушмаков.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора