ПУТИН ВЫСКАЗАЛСЯ ПРО ПЕНСИИ. ИНОГДА ЛУЧШЕ ЖЕВАТЬ, ЧЕМ ГОВОРИТЬ

Борис Кагарлицкий 25.07.2018 23:56 | Общество 167

Долгожданное свершилось. Президент долго отмалчивался, но тянуть больше не было никакой возможности. Путин заговорил о повышении пенсионного возраста.

Трудно сказать, на что рассчитывали кремлевские пиарщики, сочиняющие мысли и речи президента, но, похоже, авторы совершенно вышли из образа. Президент, которому по роли полагается быть решительным, уверенным и мужественным, что-то бессвязное лепетал, сам себе противореча и пытаясь изо всех сил скрыть от слушателей основной смысл собственной речи.

То, что Путин поддержал правительство, совершенно логично. Ведь и он, и Медведев и все остальные наши начальники являются частью одной и той же системы, обслуживающей интересы олигархии. Что в данной истории по-настоящему интересно, это именно та нерешительность, неуверенность и беспомощность, которая буквально-таки сквозила в речи президента.

Впрочем, чего уж тут скрывать. Теоретически у кремлевской команды было два варианта. Или Путин должен был изобразить «доброго царя» и потребовать отмены ненавистной населению пенсионной реформы, или он должен был открыто и честно заявить о поддержке правительства, которое сам назначил, пойдя открыто и мужественно на конфликт с собственным народом. Мы решили, а всех кто против — в порошок сотрем.

Первый вариант, естественно, мог существовать только в сознании наивных людей, до сих пор верящих, будто в России президент может принимать единоличные решения. Второй вариант был бы по крайней мере зрелищным. Ну, в самом деле, если уж ты злой царь, то пусть холопы (граждане Российской Федерации) знают своё место. Пусть будут благодарны, что пока не приговариваем каждого десятого просто так на органы разбирать. Кстати, думаю, что это бы сработало. Публика бы попритихла, многие попрятались бы в щели.

Беда в том, что для того, чтобы быть настоящим, полноценным злодеем, тоже нужна смелость, нужна самостоятельная и решительная личность. Иными словами, нужны все те качества, которые по роли Путину приписывают, но которых у него нет и не может быть. Потому что человек с такими чертами характера просто не мог бы функционировать в реальной политической системе России.

Итак, что сказал президент. Он жаловался, что реформа ему и самому не нравится, извинялся, почти причитал, но одновременно настаивал, что деваться некуда, всё равно реформу проводить надо. Кто-то из спичрайтеров даже вложил в уста президента «статистический» аргумент, абсурдность которого очевидна всякому, умеющего пользоваться справочником: «На пять пенсионеров приходится шесть работающих и ситуация будет меняться не в пользу работающих — их количество будет сокращаться​​​. Наступит момент, когда количество работающих сравняется с количеством неработающих и будет уменьшаться. И тогда либо пенсионная система лопнет, либо бюджет резервного фонда».

Нет, господа, не так! Где вы статистику берете? Вы хоть кого-то из собственного аппарата запросили? Может быть стоило в интернет перед составлением речи заглянуть?  Вообще пропагандисты меня умиляют. Они раз за разом говорят так, будто не знают очевидных фактов. Куда вы деваете 14 миллионов работающих пенсионеров, которые сами себе формируют отчисления в Пенсионный фонд, но не получают индексации? Неработающих пенсионеров по возрасту в России всего 21-22 миллиона человек (данные год от года колеблются, но остаются примерно в этом пределе). А работающее или ищущее работу население у нас в текущем году составляет 76,1 миллиона. Причем практически все пенсионеры в возрасте 55-65 лет у нас уже работают. Какие тут пять пенсионеров на шесть работников?!

Политик может быть страшным, но никогда не должен быть жалким. Он может, особенно в России, быть злобным, агрессивным, несправедливым, но никогда не слабым.

Можно было бы, конечно, пафосно заявить, что маски сброшены. Но это не совсем так. Маска не сброшена, она просто сваливается, не держится…

Образ решительного и смелого Путина создавался пропагандой последовательно и систематически. И это было главное, чем занимались государственное телевидение, кремлевские пиарщики, проплаченные блогеры и наемные аналитики. В этот образ не все верили, но почти все к нему привыкли. И пока всё шло более или менее нормально, привычка к Путину сохранялась. Как однажды выразился, кажется Филипп Киркоров, должно же в нашей жизни быть что-то постоянное и неизменное — новогодняя елка, салат «Оливье», Путин…

Когда невозможно было соответствовать образу, Путин просто исчезал с экрана. Его прятали ровно до тех пор, пока не появлялась возможность снова вывести его в привычной роли.
Но сейчас не получилось. Прятать Путина от публики больше не было возможности. Путин вышел. Открыл рот, и…

Образ рухнул.

Ниточки, дергающие марионетку, стали всем видны, но также заметно стало, что эти руки дрожат. Пока ещё не от страха, а от растерянности. Да и рук, голов и ног за сценой слишком много. Там за кулисами толчея и сумбур.

Разумеется, многие продолжат верить в Путина, так же как они верят в Деда Мороза, инопланетян или невидимую руку рынка. Верующие могут быть сторонниками Кремля или его противниками. Это как раз не имеет никакого значения. Потому что для людей с рациональным мышлением должно наконец стать ясным то, о чем мы уже давно говорили: Путина не существует. Нет, конечно, человек по имени Владимир Путин в самом деле живет на свете и много лет по мере сил старается изображать президента России. Но образ единоличного правителя, героя или злодея, твердой рукой правящего страной, существует только в воображении тех, кто в него верит.

Путин должен был промолчать.

В молчании есть что-то величественное.

Вот вышел бы на трибуну, минут двадцать простоял бы молча, а потом также не говоря не слова ушел бы.

Было бы загадочно и интересно.

А вышло пошло.

Помните старую рекламу? Иногда лучше жевать, чем говорить…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина