СКОТ. Пара слов о коллективной ответственности

Саша Кметт 15.06.2017 10:28 | Общество 14

«Мы не забудем этот смех
И эту скуку.
Мы поимённо вспомним всех,
Кто поднял руку» (с).

На излёте советского времени был такой замечательный фильм – «Визит дамы». Двухсерийный, если мне память не изменяет. Снят он был по пьесе Фридриха Дюрренматта «Der Besuch der alten Dame». Подробно пересказывать сюжет не имеет смысла, но сводится он к тому, что в некоем городе Гюллене некую девушку очень сильно притеснили. Так, что она была вынуждена бежать из этого города. А потом, много лет спустя, уже будучи не бедной девушкой, а пожилой мультимиллионершей, она приезжает обратно. Чтобы мстить. В итоге, тот, кто непосредственно виновен в её бедах, умирает. Но главная мысль не в этом: коллективным виновным оказывается весь город. Все его жители в той или иной мере поучаствовали в произошедшей несправедливости. Это разбирается очень подробно. Буквально препарируется. И весь город был наказан. Пусть не так жёстко как тот, главный виновник –  но был. Очень хорошая и очень глубокая пьеса. С прямой, мало чем скрываемой аллюзией на нацизм и возмездие за него.

Ответьте мне на вопрос: как по-вашему, когда жители города делали то, что делали (ту откровенную, прямую несправедливость, ломавшую человеку жизнь) –  в чём они были уверены? А, на самом деле, в двух вещах: в собственной правоте и собственной безнаказанности. Причём, «правота» эта не апеллировала к каким-то моральным нормам или же библейским заветам, касающимся критериев справедливости. Нет. Она основывалась на том, что, во-первых, их больше, а, во-вторых, им было приятно думать, что они лучше этой девчонки. Собственно, и ощущение безнаказанности базировалось на том же самом. Это ведь так приятно –  ощущать себя «сверхчеловеком» и поступать с другими людьми (теми, кто не попал в их «сверхчеловеческий» круг), как с грязью под ногтями. А потом, когда вдруг пришло возмездие, все эти «сверхлюди» внезапно оказались сбившимся в кучу перепуганным скотом. Блеющим: «А нас за что?!».

Так вот, к чему я это вспомнил, друзья мои. Некоторое время назад у меня вышло два текста о преступлениях бандеровцев: сначала тех, что жили семь десятилетий назад (и касался он т.н. «волынской резни»), а потом и их современных отпрысков –  второй текст был об их преступлениях на временно оккупированных территориях Донбасса. И, в принципе, я ожидал бурной реакции «заинтересованной стороны» –  неожиданностью она для меня не стала. Но некоторые вещи всё же потрясли.А именно: реакция простых жителей т.н. «украины». Нет, не виртуальных бойцов армии украинских ботов. Уж поверьте, это очень легко –  отличить одних от других. Прежде чем делать выводы, изложу сухо просуммированные факты. Итак, к чему сводилась их реакция? На первоначальном уровне было несколько общих моделей ответа:

– стёб (односложный, стандартный, касающийся, в основном, упоминаний «распятого мальчика»);

 встречная агрессия (обвинение Донбасса и России в фашизме, что, кстати, вполне замечательно слышать от граждан с Бандерой на аватарке);

–  высказывания в стиле «так им и надо» и «сами виноваты».

И вот этот последний тип реакции, на самом деле, заслуживает наибольшего внимания, потому, что из всего перечисленного он единственный –  искренний. Более того, два предыдущих типа, на самом деле, подразумевают его же. Утверждать это можно с полной ответственностью. Просто потому, что если взять на себя труд и разговорить тех, кто стебётся и агрессирует, вывести их на откровенность, задать простой вопрос «а что, если это всё правда?» и добиться ответа –  всё сведётся именно к той самой реакции. Той, которая: «Сами виноваты, так им и надо». И знаете –  ведь исключений здесь нет. На самом деле, я наблюдаю это ещё с лета 2014 года, когда украинские вооружённые формирования начали бомбардировки городов Донбасса. Тогда эти «простые украинцы», чаще всего, утверждали, что Донбасс обстреливает сам себя (многие из них продолжают это делать и поныне). Но если получалось всерьёз их расспросить (мол, ты что, серьёзно в это веришь?), ответ практически всегда был одинаковым: «Ну, и пусть вас убивают –  воздух чище будет». Ещё раз –  я не говорю о вражеских сетевых ботах или каких-то особо идейно заряженных бандеровцах. Нет, друзья мои. Речь идёт именно о простом населении –  рядовых гражданах.

А вывод здесь прост. Россказни о том, что «простых украинцев обманывают» или «они ничего не знают» –  полная чушь. Правда в том, что всё они знают. Или, по крайней мере, догадываются. И, знаете, что: им это нравится. Их душа не выказывает на это какого-либо протеста. Их «разум возмущённый» не кипит. Но почему же так? Всё просто: им, как жителям города Гюллена, в глубине души приятно ощущать себя «сверхлюдьми». Некой «высшей расой», у которой есть моральное право делать всё, что угодно с теми, кто с этим не согласен. Просто потому, что они –  «высшая раса». Вот и всё. Это великий соблазн, которым отравляет людей фашизм. Ведь те, кто называет себя «украинцами», в списке таких «высших рас» не первые и даже не вторые. И свой «сверхчеловеческий» статус они отстаивали, отстаивают и будут отстаивать с предельной агрессией и предельной жестокостью. И чем более беспричинно такое самомнение, чем более на ровном месте оно проросло –  тем сильнее агрессия и тем запредельней жестокость.

Агрессия –  вообще характерная черта таких духовных болезней. В подобных случаях она всегда начинает зашкаливать. А вот критическое мышление, наоборот, начинает рушиться в ноль. И это, в сочетании, превращает людей в скот –  агрессивный и управляемый. На самом деле, это один из главных побочных эффектов и одно из главных преступлений фашизма –  превращение людей в скот. Но вот только у меня неожиданный и очень неприятный вопрос: а можно ли во всём обвинять фашизм? Да, его черта в том, что он поднимает со дна человеческой души самый мутный осадок. Выпускает из самого тёмного чулана самые скотские человеческие черты и абсолютизирует их. По сути –  делает добродетелью. Всё это так. Но есть одно «но» –  эти «тёмные сущности» не прилетели с Марса. И те, кто поражён этой болезнью, от неё не страдают –  они ей наслаждаются. Эта духовная чума для них –  как наркотик. И они спокойно одобрят любое зло, лишь бы продолжать ею болеть.

Камлания о том, что «простые украинцы» стали «жертвами пропаганды» более всего напоминают мне майданное заклинание «Они же дети!». Глупое, бессодержательное, насквозь фальшивое, предельно лицемерное, но очень политкорректное. Ну, как же можно применять силу к детишкам? По итогам того, что эти детишки сделали, я могу смело сказать –  можно и ещё как. Но тот вопрос, который будет задан дальше –  родной брат темы с «онижедетьми». И он уже звучит от некоторых «особо одарённых» и «особо толерантных» граждан: «Как может нести ответственность целый народ?». И ответ будет практически таким же: ещё как может.

Фашизм –  это не грех одного человека. Согрешил народ. Народу и отвечать.

Когда-то давным-давно коллективную ответственность за нацизм понесли немцы. Я не вижу причин, почему её не должны понести те, кто нынче называет себя «украинцами».

Их реакция на рассказы о бандеровских преступлениях, о которой речь шла выше, ставит в этом вопросе жирную точку. Да, фашизм превращает людей в скот. Это правда. Но правда и в том, что скоту нравится быть скотом. И он никогда не захочет снова превратиться в людей по доброй воле. Последнее, на что надо в этом плане ориентироваться –  на его демократическое волеизъявление. О «доброй воле» речь могла идти три года назад. Но сейчас –  нет. Сейчас реальность такова: фашизм на т.н. «украине» победил. Трансформация людей в «не-людей» произведена. 9-го мая сего года это стало окончательно ясно . И это их коллективный грех. Коллективная вина. И коллективная ответственность. Цена которой –  денацификация.

Но я уже говорил об этом. Повторяться смысла нет.

Равно, как и быть сколь-нибудь политкорректным. Это так же больше не имеет смысла. Потому, что победа над победившим фашизмом может быть одержана только одним способом –  силовым, военным, максимально брутальным. И об этом я тоже уже говорил.

И не надо рассказывать про наличие на той стороне «доброй воли». Её там нет. Так что хватит морочить головы толерантной чушью. Там маски сброшены окончательно и любой, кто с этим спорит –  или дурак, или работает на врага. Вольно иль невольно, как говорится. Правда я разницы не вижу –  результат всё равно один и тот же. Трансформированный фашизмом народ доброй воли проявить не может. Да он её и не демонстрирует. Разумеется, если не считать недавнюю приторную пиар-акцию с «флешмобами примирения», когда граждане, платящие налоги на АТО и посылающие туда своих детей, пасторально пели песни советских лет. На всю эту флешмобную пошлость блестяще ответил донбасский поэт Ирина Мацигура:

«А мы не пели,

не подпевали.

А мы сидели

в сыром подвале.

Когда до гроба

два метра в гору,

не до флешмоба,

и не до хора.

Под залпы пушек

в сырой землянке

не до Катюши,

не до Смуглянки.

Фальшивят ноты,

хоть всё заздравно…

Там прыгал кто-то

ещё недавно» (с).

Того, что произошло, «флэшмобами» не искупить. Как и того, что ещё произойдёт. А произойдёт, к сожалению, многое. Помните об этом, граждане украинствующие. И когда к вам, как к жителям города Гюллена, придёт правосудие, не задавайте глупый вопрос: «А нас за що?!».

За то, ребята. За то…

Ну, а тем, кто зубоскалит на просторах интернета, вспоминает «распятых мальчиков» и рассказывает о том, что погибшие жители Донбасса «сами виноваты», я хочу кое-что сказать напоследок.

Мы не такие, как вы. И когда настанет время возмездия –  мы не станем очищать от вас землю так, как вы сейчас пытаетесь сделать на Донбассе. Мы не будем убивать ваших детей. Мы не будем сжигать ваши города. Но отвечать вам придётся в полной мере. Коллективно. Так, как ответил за нацизм народ Рейха семь десятилетий назад. Ваших матерей и младших сестёр будет рвать от ужаса, когда их будут возить на принудительные экскурсии по местам вашей «боевой славы». Так, как когда-то рвало от ужаса жительниц Берлина, которых в мае 1945 года привозили на экскурсии в «Заксенхаузен». И потомки тех, кто ныне зовётся «украинцами», будут проклинать ваше имя столетиями. Они будут стараться вычеркнуть это из своей коллективной памяти, как страшный сон. И даже само это ваше имя станет для них невероятным стыдом. Тем, чем брезгуют. Тем, от чего бегут, как от ночного кошмара.

Но это впереди. А пока что помните: никто не забыт. Ничто не забыто.

(с) Павел Раста (позывной «Шекспир»)

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора