Десоветизаторы за «работой»: ампутируя будущее

Александр Берберов 19.07.2019 23:52 | Политика 97

«Узурпация государственной власти… осуществлялась, в частности, путем ликвидации свободы политической деятельности, устранением политических оппонентов и предотвращением политической конкуренции», — разъясняет Конституционный суд Украины очередное своё решение. Думаете, это про майдан, где меньшинство силой навязало свои решения большинству? Нет. КС УГ приравнял… коммунизм к фашизму. «Это маразм» — говорят эксперты-политологи, и их нетрудно понять.

Признание конституционным закона о декоммунизации аргументировал Конституционный суд Украины (КСУ) 16 июля на сайте ведомства. «Закон, запрещающий пропаганду коммунистического и нацистского режимов, признан конституционным», — гласит заголовок документа.

Почему же? Оказывается, «по своей преступной сущности коммунистический режим и нацистский режим были одинаковыми(?!), а методы осуществления ими государственной репрессивной политики — тождественными. Названные режимы категорически отрицали возможность существования украинского независимого государства, преследовали его сторонников и препятствовали украинскому национальному возрождению», — заявляется в документе.

Запрет коммунистической символики объясняется недопущением возврата «к тоталитарному прошлому». Обвинение в несвободе политической деятельности забавным образом сводится к тому, что политическая деятельность может быть или либеральной, или никакой.

В чём свобода выбора между либерализмом и либерализмом, и чем она отличается от свободы выбора между Сталиным и Сталиным – никто не объясняет. И понятно почему: объяснить этого невозможно.

Если запрещено господство идеологий, то как быть с либерализмом, который как раз и выступает тоталитарной господствующей идеологией «нового общества»? Рассуждения о том, что другие идеологии неправильные и преступные, а наша – единственно верная и единственно-научная – любимая забава ВСЕХ тоталитарных режимов во все времена. Тем более, что документ конституционного суда УГ завершается характерным утверждением, что решение КСУ окончательно и не может быть обжаловано. Как говорится, «приплыли»!

Ещё в 2014 году киевским судом были запрещены партии «Русский блок» и «Русское единство». И вообще русские как реальность были тем самым запрещены. Если они есть – то не верь глазам своим, их официально не существует.

Только правоверные укры и колорадские жуки. Больше никого. В 2015 году тем же судом были запрещены «Коммунистическая партия Украины» и «Коммунистическая партия рабочих и селян». То есть в фашистском государстве нет русских, никакой возможности организации русских, коммунистов и коммунизма тоже нет: они вне закона.

Свободу же фашистское государство видит в «праве» каждого орать «Слава Украине!», которое неотделимо от обязанности неорабов. Отрицание безумного украинизаторского бреда заблокировано, всякое право на сомнение даже в самых нелепых выдумках украинизаторов – объявлено «мыслепреступлением».

Новое решение КСУ УГ является вызывающим и злобным ответом на обращение 46 украинских депутатов в КСУ в мае 2017 г. с целью признать закон о декоммунизации неконституционным. Конституционный суд государства-террориста «цыкнул» прежде всего на решивших, что с избранием президентом Зеленского нацификацию и декоммунизацию можно потихоньку отыгрывать назад[1].

Между тем её необходимо отыгрывать назад, тихо или громко: единственная альтернатива ресоветизации – полный и окончательный дурдом. И это всем думающим людям уже очевидно.

Если нацизм являлся убийством народов, и запрещался за убийство народов, что логично и понятно, то коммунизм – идея счастья народов, и запрет коммунизма есть запрет мечты о счастье народов, о справедливости и разумном устройстве жизни.

Всякий, кто не окончательно свихнулся, понимает, что одно дело – запретить массовые убийства, и совсем другое – запретить надежду на светлое завтра, на счастливую жизнь масс.

Возможность построить жизнь на основах разума и науки – объявляется не только утопической, но и незаконной, неконституционной. Господство воров и криминала с их иррациональным бандитским произволом – вершиной цивилизации, мечтой и идеалом человечества. Понятно, что это делается Америкой для унижения России.

Но понимают ли творцы русского унижения, что унижают сам разум и здравый смысл, не имеющие национальной принадлежности?

Это же не вопрос геополитики, а вопрос Бытия. Границы могут быть какие угодно, они в истории пролегали то там, то сям, это понятно. Но вопрос же не в границах. Объявляя преступной саму коммунистическую идею – объявляют прямым текстом, что жизнь людей разумно и справедливо устроена быть не может и не должна.

Что безумие и несправедливость – вечный удел и обречённость рода человеческого.

А раз так, то встаёт вопрос: а зачем тогда развивать науку и культуру? Они же, получается, бесполезны! Что может возразить научное или культурное утверждение силе и наглости властвующих террористов?

Речь ведь не идёт о том, что какая-то научная гипотеза оказалась неверной, ошибочной; речь идёт о запрете ВСЕГО коммунизма – то есть всех гипотез о построении лучшей жизни по науке, и даже самой возможности обустроить жизнь лучше, чем это видят господствующие террористы.

И какой смысл в нравственной системе координат, если реальная жизнь обречена ВСЕГДА быть по формуле «кто кого как обманет»?

Нетрудно заметить, что уравнивание коммунизма с фашизмом, при сведении фашизма всего лишь к антисемитизму – есть уравнивание справедливости с терроризмом. Такая связка призвана в неофашистских государствах[2] объявить вечным, священным и неприкосновенным воровское расхищение национальных богатств в ходе преступных приватизаций. Отнять у людей не только перспективы сегодня, но и всякую надежду на улучшение в завтрашнем дне.

Конечно, фашизм – далеко не только и не столько антисемитизм, который может быть, а может и не быть у очередного фюрера.

Фашизм – наиболее реакционная и террористическая диктатура частных собственников, отрицающих всякие права, и даже звание человека у неимущих.

К евреям такая диктатура может относиться плохо, хорошо или вообще никак – это частный вопрос вкуса, ничего не меняющий в корневой сущности террористической диктатуры.

+++

Безусловно, идеологический террор бывает разным: бывает оправданным с точки зрения Общего Разума и ОТЦ[3], а бывает и «охотой на ведьм», примешивая к культивированию высших ценностей ядовитые примеси сектантства и садизма.

Но, как известно любому садоводу – если высшие ценности не культивировать, пропалывая сорняки – сорняки забьют любую грядку. При всей опасности ошибок и извращений сам по себе идеологический террор необходим цивилизации – потому что является единственным средством преодоления первичного, зоологического, безыдейного террора взаимного насилия и ограбления. Идейные обязаны давить и уничтожать врагов идеи – иначе попросту сильные будут давить и уничтожать слабых, и бесконечно вести магнатские войны друг с другом.

Отрицая любой идеологический террор – либерализм широко раскрывает двери тому, с чем мы уже хорошо знакомы: зоологическому криминальному террору, который некому унять и подавить.

Зоологический террор «войны всех против всех» по числу жертв существенно превышает любой идеологический террор[4]. При этом если идеологический террор ставит целью достижение какой-то великой идеи, то зоологический террор бандитов является самоцелью: бандиты убивая, ничего не строят и никуда не ведут общество.

Итогом целенаправленного отбора при идеологическом терроре является та или иная форма цивилизации (все известные нам формы цивилизованного образа жизни). Итогом децентрализованного хищнического террора частных собственников и их взаимной алчности, взаимного мародёрства – может быть только окончательное и необратимое одичание общества до животного состояния первобытных джунглей.

+++

Дегенеративная концепция Поппера не просто уравнивает коммунизм с нацизмом. Она объявляет вне закона все формы подавления людей, кроме их подавления в рамках становления и поддержания частной собственности.

Чтобы не говорили, будто я утрирую, хочу пояснить, что всякая частная собственность является продуктом насилия и не существует вне подавления т.н. «захватного права». Если вы не станете отражать атаки тех, кто хочет отнять вашу собственность — её у вас просто не будет: неужели не понятно?

Всякая частная собственность сводится к возможности частного собственника вызвать карательную команду. Если каратели не пребывают по вашему сигналу – то начинается драка за предмет, вне зависимости от исхода которой предмет получает победитель, а не правообладатель.

Всякая собственность есть захват предметов тем, кто родился нагим, с последующим заговором собственников по совместному удержанию захваченного. Жажда обладать чем-то у агрессора и жажда не отдавать ему это «что-то» у прежнего обладателя — лежат в основе зоологического криминального террора (волн приватизации и рейдерских захватов).

Если убрать идеологию, то всё содержание жизни сведётся к тому, что одни силой или хитростью отбирают активы, а другие тоже всеми путями их обороняют. Дегенеративная концепция «тоталитаризма» Поппера не может, да и не хочет предотвратить этот тотальный террор вечной борьбы за перераспределение матценностей. Напротив, дегенеративная концепция Поппера снимает все преграды на пути у такого тотального зоологического террора собственников против неимущих (перерастающего в мщение неимущих собственникам).

Когда дегенеративное украинское «правосудие» запрещает в точности по Попперу «коммунизм» — оно ведь запрещает не утопический коммунизм, не Фурье, не Оуэна и не Сен-Симона. Сомневаюсь, что эти имена вообще известны салоедам в Киеве, а потому маловероятно, что за портрет Оуэна в Киеве станут судить!

Украинский дегенеративный суд запрещает именно «научный коммунизм» — то есть науку о разумном построении разумного общества, а не какую-то отрасль этой науки. Попперовские гориллы отрицают не какой-то конкретный путь в будущее, а вообще – саму по себе возможность как-то (так или иначе) строить будущее по науке.

Но как можно отменить научный коммунизм, не отменив науки? Обессмыслить все общественные науки, оставив только физику с химией? Да ведь и физика с химией существуют не сами по себе, а для улучшения человеческой жизни, они повышают могущество не абы кого, а человека! Если общественные науки ничего не могут нам сказать о построении лучшего будущего – зачем они вообще нужны? Животные (и либералы) живут без них, и как-то справляются…

А если возможность своим умом и трудом построить лучшее будущее отрицается в корне – зачем тогда и технические науки? Как ты их не развивай, а существующее общество признано неизменным венцом творения, и совершенствовать его якобы некуда! Тогда зачем вообще наука? Чего она будет исследовать и с какой целью?!

+++

Снова повторяем: Украина – не «молодая демократия». Украина – это подобная чернобыльской зоне зона поражения огромных масс людей психотропным оружием. Украинизм – чума XXI века, что он снова и доказал в собственном «конституционном суде».

Которого, по большому счёту, у буржуазных стран и быть не может иначе, кроме как для показухи и очковтирательства!

Ведь частная собственность – это немотивированное и неограниченное владение чем-либо.

Если владение заставляют объяснить, мотивировать – то закон об этом уничтожает частную собственность, вся суть которой – не объяснять причин своего владения захваченным. И если владение как-то ограничивают законом – собственность превращается в аренду (если я не имею права сжечь в костре свои штаны – значит, это уже не мои штаны!).

Крупная и сверхкрупная частная собственность – это расширение до бесконечности и Абсолюта немотивированности и неограниченности владения всем и вся. Если у собственности нет верхней планки обогащения (обогащение до бесконечности, до астрономических сумм капитала) – то закону в такой среде быть негде и незачем. Ему нечего мотивировать и нечего ограничивать.

А значит, конституционный запрет на коммунизм – это ещё и конституционный запрет на законность, как таковую (по природе своей неотделимую от коммунистического движения, ибо и оно, и она служат одной цели: ограничивать произвол грубой звериной силы).

У людей ученики полоумного Поппера отнимают и мечту о светлом будущем, и понятие о справедливости, и даже саму возможность жить в законности и по закону. Удел либерализма – вечный криминал и диктатура уголовных мафий. Жаль того, кто этой очевидности не понимает…


[1] 25 июня окружной административный суд Киева постановил вернуть исходные названия двум проспектам. Вместо имен Бандеры и Шухевича проспектам возвращаются названия Московского и имени Ватутина.

[2] Неофашизм – возрождает гитлеризм во всех его гранях и проявлениях, за исключением одного: антисемитизма, неприязни к евреям. Подобно тому, как грейпфрут является гибридом помело и апельсина, терн – гибридом алычи с вишней, неофашизм – гибрид гитлеризма и юдофобии, сионизма. В неофашизме навязывается взгляд, что если нет антисемитизма – то нет и фашизма, фашизм целиком и полностью приравнивается к антисемитизму. А террор против евреев – объявляется единственным преступлением Гитлера, без которого он был бы «весьма прогрессивным деятелем».

[3] ОТЦ – Общая Теория Цивилизации, изучает общие черты всех когда-либо существовавших цивилизованных обществ.

[4] Реформы Ельцина погубили больше людей, чем репрессии Сталина — убедительно, с инфографикой, доказал демограф В. Тимаков в интервью с корреспондентом КП.ру Еленой Кривякиной 26.09.2016

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 19 июля 2019

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора