Крах «нефтяной» теории роста

Сергей Блинов 5.04.2021 19:01 | Экономика 29

Ни успехи во внешней торговле, ни их динамика не объясняют причин экономического роста в России.

ВЫСОКИЕ ЭКСПОРТНЫЕ ДОХОДЫ НЕ ВЕДУТ К РОСТУ ВВП

Часто можно услышать, что «экономика России зависит от цен на нефть». Мол, когда были высокими доходы от экспорта, тогда и наблюдался рост.

Что это не так, показывает простой взгляд на статистику (график 1).

График 1. Сальдо торгового баланса

Обратите внимание:

1999–2007 годы. Положительное сальдо торгового баланса (=профицит внешней торговли товарами) находилось в пределах 30–130 млрд. долларов и наблюдался быстрый экономический рост (ВВП рос темпами 5–10%).

2011–2014 годы. Положительное сальдо торгового баланса было намного больше, от 180 до 200 млрд. долларов, но экономический рост был намного ниже, от 0 до 4,3%.

Говоря проще, цены на нефть были более высокими, а темпы ВВП — более низкими (график 2).

График 2. Темпы ВВП России

Не блещет ростом ВВП и 2018 год (+2,8%), хотя профицит внешней торговли показал второй лучший результат в истории.

Обратите внимание также на 1997 год. При мизерном по историческим меркам положительном сальдо (всего-то 14 млрд. долларов) экономика показала пусть и скромный (+1,4%), но всё-таки рост ВВП.

И «вишенка на торте» — 2015 год. Годовой профицит внешней торговли тогда составил гигантские 148 млрд. долларов — это больше чем в 1999–2007 годах. Но ВВП тогда не только не вырос, а даже сократился (-2,0%).


РАСТУЩИЕ ДОХОДЫ ОТ ЭКСПОРТА ТОЖЕ НЕ ВЕДУТ К РОСТУ ВВП

Но поклонники «нефтяного идола» так просто не сдаются. Когда стало очевидным, что высокие цены — это не гарантия высоких темпов ВВП, они изменили риторику. Мол, высоких цен недостаточно, цены должны быть растущими.

«Для сохранения существующего в России режима необходим постоянный рост цен на нефть. Стабильный их уровень, даже высокий, не даст экономике расти, как в 2000-е» — сказал Евгений Ясин, экс-министр экономики при президенте Борисе Ельцине и научный руководитель ВШЭ.

Сейчас цены на нефть высокие, но не постоянно растущие. Поэтому модель развития надо менять» — вторила ему Эльвира Набиуллина.

Однако факты опровергают и эту взаимосвязь, причём и в настоящее время, и в прошлом (график 3).

График 3. Динамика торгового сальдо России

Как мы видим, в 1995 и 1996 годах экспортные доходы росли, но ВВП в это время падал. И наоборот, в 1997 году цены на нефть падали, но ВВП рос.

В 2001, 2002 и 2007 годах мы видим падение торгового сальдо, но это не мешало экономике России расти на 5–8%.

В 2017–2018 годах профицит внешней торговли, напротив, бурно рос. Но темпы ВВП (1,8% и 2,8% соответственно) не шли ни в какое сравнение с ростом экономики в 1999–2008 годах (ВВП тогда рос на 5–10% в год).

2016 год отличается не только низким уровнем сальдо (см. выше), но и темпами его падения (-39% — второй худший результат за 27 лет). Но оба эти негативных фактора не помешали экономике России, пусть и символически (на 0,2%), но всё-таки вырасти.


РАЗГАДКА ПАРАДОКСА

Ларчик открывается просто: дело не во внешнеторговой конъюнктуре, а в денежно-кредитной политике ЦБ (график 4).

График 4. Темпы роста реальной денежной массы

ЦБ может просто «игнорировать» внешнеторговые успехи и не трансформировать их в рост реальной денежной массы в России. И тогда никакие самые высокие цены на нефть не приведут к быстрому росту ВВП.

И наоборот, если ЦБ даже при низких (или падающих) ценах на нефть наращивает реальную денежную массу, то экономика России отвечает на это ростом даже при плохой внешнеторговой конъюнктуре.

Сергей Блинов

Источник


Автор Сергей Николаевич Блинов — заместитель руководителя Службы стратегического планирования — руководитель группы макроэкономических исследований и стратегического прогнозирования ПАО «КАМАЗ», г. Набережные Челны.

Телеграм канал Сергея Блинова https://t.me/m2econ

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора