Секты как угроза национальной безопасности России

Павел Раста 18.11.2020 16:07 | Альтернативное мнение 53

Публикация портала politema.ru

Совсем недавно миновала 15-я годовщина событий в Нальчике — последней на данный момент действительно крупной террористической акции на территории России. Событие, воспоминание о котором заставило в очередной раз задуматься об очень многих вещах. Например, о том, сколь разрушительным может быть влияние деструктивных исламистских сект на ещё вчера советских территориях, куда они, порой, заходят, как нож в масло. Но вот только задуматься здесь есть причина не только об этом.

Да, безусловно, нынешний радикальный ислам представляет собой настоящий инкубатор для терроризма. Который потом используется в качестве инструмента в том числе и спецслужбами, крайне далёкими от ислама в принципе. Но, как минимум, принимать в расчёт следует и другое: подрывными элементами на религиозном поле бывают не только исламисты. Существуют ещё и другие секты. Инструментарий которых несколько иной. Но опасны они ничуть не меньше исламских радикалов. В том числе и в прямом, военном смысле слова.

В последнее время на Юге России, впервые за очень длительный период, наблюдается небывалая активизация разнообразных сект отнюдь не исламского направления. Что фиксируется, в том числе, и правоохранительными органами. Так, к примеру, недавно восемь жителей Краснодарского края (проживающих в Краснодаре, Анапе и Абинске) были привлечены к ответственности за незаконную миссионерскую деятельность. Выяснилось, что в Анапе неофициально действует пятидесятническая т.н. «Церковь «Древо Жизни», руководивший которой некто Роман Финогенов занимался «ловлей человеков» через Интернет. За это судья городского суда Анапы Станислав Кашкаров оштрафовал «пастора» Финогенова на 35 тысяч рублей. В то же время в краевой столице Краснодаре некие Дмитрий Коровин и Сергей Краснов «на пересечении улиц Трудовой Славы/Игнатова, в Краснодаре, путем распространения религиозной литературы (журнал «Путь Жизни» издательства «Христианин» МСЦ ЕХБ, христианская газета «Веришь ли ты?», «Священное Писание под названием „Новый Завет“ от 2012 года, Священное Писание „Библия“, журнал „Это нужно знать всем детям!“ издательства „Христианин“ МСЦ ЕХБ.) и проведением разъяснительных бесед с прохожими, с целью распространения своей веры среди людей другого вероисповедания, и вовлечения их в свою веру раздавали газеты и Библии без маркировки». При этом их собрание пятидесятников в Минюсте зарегистрировано не было. За что на обоих был наложен штраф в 5 тысяч. Севернее, в Ростовской области, вновь проявила активность и вовсе запрещённая организация «Свидетелей Иеговы», которую некоторое время назад признали экстремистской. Четырёх её участников недавно поместил под арест Ленинский районный суд города Ростова-на-Дону. И это только несколько эпизодов, что называется, из недавнего.

И нет: подобное имеет самое опосредованное отношение и к свободе совести, и, тем более, к свободе слова.

На самом деле активность подобных сект является куда более серьёзной проблемой, чем может показаться на первый взгляд. Начнём с того, что большинство из сектантских организаций, проявляющих активность на Юге России, так же весьма активны и на Украине («Слово жизни», иеговисты, мормоны, пятидесятники, ect). И это отнюдь не является чем-то случайным. Дело в том, что в отличие от России, которая даже в современном неидеальном состоянии смогла худо-бедно всему этому противостоять, Украина на данный момент представляет себя самый настоящий заповедник сект самого разнообразного типа. Добровольцев из России, приезжавших в Донбасс в 2014 году это буквально потрясало — увидеть такое они были совершенно не готовы. Сложилась такая ситуация не сама по себе: деятельность сект прямо и откровенно курировалась самыми разнообразными западными структурами — от всяческих «фондов» и НКО, до дипломатических и спецслужбистских. В итоге даже в Донбассе в один прекрасный момент начала складываться ситуация, когда общая численность сектантов начала приближаться к общей численности приверженцев традиционных религиозных сообществ (что вынудило тогдашние региональные власти начать оказывать им активное содействие).

Зачем это делалось, было, в принципе, очевидно всегда. Но окончательно понятно это стало на Майдане, куда вожаки сектантских групп в один прекрасный момент начали приводить своих членов организованными колоннами, как дисциплинированную и замотивированную пехоту с очень качественно промытыми мозгами. Этот момент не особо афишируются, но то, что фактор сект был на Майдане чуть ли не одним из ключевых, в общем-то, ни для кого не секрет. Но это далеко не всё. История имела продолжение. Когда через несколько месяцев вспыхнула война в Донбассе, то представители восставших очень быстро обнаружили в своём тылу организованную и идейную пятую колонну в лице данных сектантов. Которые помогали диверсантам, хранили для них оружие, собирали разведданные для ВСУ. И делали всё это не за страх, а за совесть. Как впоследствии выяснилось, некоторые секты и вовсе вели активнейшую спецслужбистскую деятельность ещё до войны. Так в помещении молельного дома т.н. «Церкви Иисуса Христа святых последних дней» (чьи последователи более известны, как мормоны) было обнаружено самое натуральное хранилище личных дел заагентуренных сектой представителей местной элиты, правоохранительных органов, бизнеса, политиков, судей и просто граждан из самых разных слоёв общества. Так что зачистка сект в Донбассе в 2014 году во многом была вызвана чисто военной необходимостью.

Теперь вопрос: а с чем связана нынешняя активизация тех же самых сект на Юге России сейчас? И не напоминает ли она нечто сродни активности диверсантов врага на прифронтовой территории, которой эта часть нашей страны, по сути, и является. И неважно, что крайний раз здесь серьёзно стреляли 15 лет назад. Как быстро могут размораживаться войны, буквально только что показала бойня в Карабахе, стоившая его народу всех земель, завоёванных в 1994 году и 30% первоначальной территории.

Впрочем, дело здесь, вероятно, не только во вражеской активности. Практически всегда главным фактором роста популярности сект служит одно — социальное неблагополучие. Так было в кавказских республиках, где многие шли в ваххабиты от откровенной безнадёги. Так сейчас происходит и в русских регионах нашего Юга. Где с января по сентябрь 2020 года число безработных в официально выросло в 7,6 раз (против 5,5 раз в среднем по стране). В сочетании с официальным идеологическим бессилием это даёт такой убойный коктейль, на котором взрасти может что угодно. Отнюдь не только секты.

Павел Раста

Источник


Автор Павел Сергеевич Раста (Павел Кухмиров, позывной «Шекспир») — ополченец, блогер, публицист. Новороссия.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора