Не повод для реакции

Эль Мюрид 14.07.2019 19:32 | Альтернативное мнение 94

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

фото отсюда

Несколько дней назад Песков, отвечая на вопрос о публичной перепалке между «Роснефтью» и «Транснефтью», как обычно, ушел от него и сообщил, что «…Спор между компаниями «Роснефть» и «Транснефть» — не повод для реакции президента…»

Однако проблема выглядит более серьезной и глубокой. Сложно предполагать, что фактически техногенная катастрофа, оказавшая и продолжающая оказывать влияние на торговлю одним из последних значимых экспортных товаров, не касается президента. Он сам принимал участие в создании экономики, критически зависимой от ритмичности грабежа страны, и теперь, когда этот грабеж упирается в проблему вывоза нефти, нежелание Путина разрулить этот «спор» можно трактовать двояко — либо он по своей привычке  не желает брать на себя ответственность, либо ситуация тупиковая, а потому (и опять-таки проклятая нерешительность на грани банальной трусости) логика подводит к решению: авось всё само как-нибудь рассосётся.

Вкратце проблема известна: в трубу «Транснефти» попало некоторое количество хлорорганики. Которая в силу своей химической агрессивности нанесла ущерб всей инфраструктуре транспортировки и оборудованию потребителей. Очень быстро были найдены виновные — некая мелкая частная компания, ее руководство было арестовано и его ведут к посадке, инцидент исчерпан. Но проблема в том, что мелкая компания не могла даже теоретически «впрыснуть» в трубу настолько большое количество хлорорганики, чтобы сделать непригодными объемы, измеряемые миллионом (а возможно, и больше) тонн нефти с превышением ПДК в сотни раз.

Версии произошедшего неизбежно вели к единственной — системному фактору, в котором задействован крупный игрок. Технология попадания вредных примесей в таком случае резко изменилась — вместо некой абстрактной диверсии со вкачиванием в трубу десятков цистерн отравы речь зашла о системном попадании в трубу огромных объемов нефти с уже имеющейся примесью. Которая попала в нефть на стадии добычи.

Единственно приемлемая и непротиворечивая картина произошедшего — применение хлорорганики на месторождениях, достаточно больших по объемам выкачиваемой нефти, но при этом сильно истощенных, а ядовитая примесь позволяет повысить нефтеотдачу.

Собственно, вот и вся подоплека спора между Транснефтью и Роснефтью, которая, по всей видимости, и стала источником загрязнения трубопровода. Других причин для спора и тем более публичного выяснения отношений быть не могло.

Здесь и кроется проблема, от которой привычно прячется Путин. С одной стороны, благополучие бюджета и благосостояние российской преступности, захватившей страну, зависит от объемов украденного у страны и перекачиваемого за рубеж национального богатства. С другой стороны — ложка скребет по дну и приходится прибегать к варварским методам добычи, которые какое-то время будут поддерживать извлекаемые объемы, но при этом неизбежно нарушается технологический цикл и наносится ущерб транспортной инфраструктуре.

В общем-то, конечно, плевать на эту трубу: когда нефть закончится, кому она будет нужна? Но если труба закончится раньше нефти, а потребители перестанут покупать токсичный товар? Возникает текущая проблема: любое решение становится катастрофой. Не применять варварские методы — значит, нужно готовиться к падению объемов добычи, причем в очень обозримом будущем. Продолжать применять — труба умрет, да и потребители попросту откажутся принимать нефть, либо сбросят на нее цену настолько, что дешевле будет вообще не добывать. Кстати, упомянутый миллион тонн зараженной нефти так и телепается по миру, до сих пор не пристроенный до конца. Желающих немного.

 

Подробнее здесь

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора