Покинутые властью

Кирилл Смоленцев 2.02.2022 19:13 | Регионы 57

Жителям уральского села, где нет воды и света, запрещают собирать валежник. Чтобы выжить, они топят снег.

Полторы недели назад жители поселка Хребет-Уральский (230 километров от Екатеринбурга) записали видео, где рассказали, что на них давно не обращают внимания власти: у них почти нет воды, нет освещения, дорог, большие проблемы с электричеством и, самое главное, — нет дров на зиму. Им запрещают собирать валежник — на одного из местных за это чуть не завели уголовное дело.

Чтобы получить воду, жители топят снег, который здесь хотя бы чистый. Уставшие от сложных условий люди уезжают из поселка, бросают свои дома, которые сейчас стоят наполовину занесенные снегом. Новые жители сюда не стремятся, хоть дом с участком и стоит всего 50 тыс. рублей. Znak.com отправился в этот поселок, чтобы посмотреть, как живут люди и как они пытаются добиться положенных им по закону базовых удобств, чтобы спасти деревню от вымирания.


В ГОРАХ — ДЕСЯТКИ ЗАБРОШЕННЫХ ДЕРЕВЕНЬ

Хребет-Уральский — небольшой поселок в Кушвинском городском округе Свердловской области, на самой границе с Пермским краем. Он стоит в горах, у Срединного Уральского хребта, прямо на границе между Европой и Азией. В 2003 году здесь поставили стелу, ставшую главной достопримечательностью. Ближайшие железнодорожные станции так и называются — «Азиатская» и «Европейская».

Как стела разделяет Европу и Азию, поселок разделяют на две части железнодорожные пути. Владислав Лоншаков / Znak.com

Хребет-Уральский основали в 1878 году во время строительства Горнозаводской железной дороги. В конце XX века на станции снесли деревянное здание вокзала и оставили лишь одни из трех железнодорожный путей. Из исторических построек сохранилась разграбленная водонапорная башня и перрон, куда четыре раза в сутки прибывает электричка. Постепенно отсюда стали уезжать люди. Для района это типичная ситуация: вокруг райцентра много заброшенных деревень, жители которых предпочли уехать в Кушву или еще дальше — в более крупный Нижний Тагил.

В поселок четыре раза в день приходит электричка. Владислав Лоншаков / Znak.com

Чтобы добраться до Хребта-Уральского из Екатеринбурга, в нужно 4:45 утра выехать на автобусе до Нижнего Тагила, там сесть на электричку до пермского города Чусового. Путь занимает шесть часов. Другими способами сюда не добраться: по местным дорогам можно проехать только на снегоходе или спецтехнике.

Раньше в деревню выходили волки. Несколько лет назад они загрызли собаку, сидящую на привязи. Интернет здесь есть только у тех, кто смог установить антенну, из мобильной связи только МТС — другие операторы не ловят.


МАГАЗИНЫ И БОЛЬНИЦЫ — В ДРУГИХ ГОРОДАХ. УМЕРШИХ ХОРОНЯТ СВОИМИ СИЛАМИ

Чуть больше недели назад жители Хребта-Уральского объединились, чтобы снять видео о своих проблемах. Ролик стал популярным среди местных: пассажиры электрички смотрели запись на полной громкости. На видео четыре человека стоят фоне остановки и признаются: «Мы не живем, а выживаем».

Староста поселка Марина Афанасьева рассказала, что сейчас в поселке живет 21 человек.

«Люди уехали, люди поумирали, люди сгорели. Их еще меньше стало, поэтому в администрации и не хотели для нас ничего делать. Но даже если там два человека живет, нужны же ведь все равно условия для проживания», — сказала женщина.

В поселке много заброшенных домов. Владислав Лоншаков / Znak.com

Кроме постоянных жителей, в поселке есть дачники, приезжающие только летом. Зимой, говорит Марина, все на паузе, а летом «народу куча». Кто-то держит огород, кто-то — коз, гусей, кур, коров ради молока и сыроварения, некоторые приезжают охотиться, кататься на лыжах. Есть умельцы, которые занимаются резьбой по дереву, делают ложки, а есть те, кто из природных ингредиентов изготавливает мази.

«Здесь не так давно живут и те, кого можно назвать староверами. Они носят рубахи-косоворотки, отмечают день рождения со дня зачатия, не пьют, не курят. Эта семья не убивает животных, например, если кошка окотилась, они не поднимут на котят руку. Обычно они никого к себе не пускают», — добавила Марина.

Самая старая постройка в поселке — полуразрушенная водонапорная башня. Владислав Лоншаков / Znak.com

В километре от поселка есть небольшое старинное кладбище. По словам местных жителей, за ним почти никто не ухаживает. Хоронят людей своими силами. «На кладбище уже кресты упали, на памятниках стерлись надписи. Если и ухаживают, то только за своими [предками]. Старые могилы еще с очень давних времен. Уже не ясно, кто лежит», — рассказывает женщина.

— Тут же никаких больниц нет. А что происходит, если человеку становится плохо?

— Ближайшая больница на «Азиатке». У нас вот так умер мужчина. Потащили на носилках на электричку.

— Пришлось ждать до самого вечера, пока приедет?

— Ну, а как? Больше никак. У него сердце прихватило. Не дождались. На станции телефонная будка работает. Можно якобы вызвать экстренную помощь. Но мы этим звонком лишь зарегистрируем случай, а по итогу быстро помочь-то не смогут…

На станции можно лишь зарегистрировать экстренный сигнал — помощь приедет не скоро. Владислав Лоншаков / Znak.com

Поселок разделен железными путями на верхнюю и нижнюю части, которые можно так назвать из-за перепада высот. Жители «верхней деревни», которые ходят к друг другу в гости и встречают вместе праздники, объединила и общая напасть, с которой они впервые столкнулись еще в 2017 году: отсутствие дров, воды, освещения и риск остаться без электричества. С тех пор ситуация почти не изменилась. Запись видео и публичная огласка оказались крайней мерой.

Воды из родника жителям не хватает. Они жалуются, что к воде примешивается глина. Внутри висит объявление с просьбой ходить рядом с колодцем только в чистой обуви. Владислав Лоншаков / Znak.com

«Мы пьем чистую воду из родника, но ее категорически не хватает. Там воды полметра. Я в тот выходной приехала и после записи видео взяла снег, который только выпал на улице. В кастрюльку его, чайник вскипятила. Нормально. А как иначе? Так и другие делают, кто не может дойти до колодца. Летом в нем мох растет, плесень на дереве. Но мы пьем, куда деваться. Они сказали, что приедут и сделают пробу воды, но никто к нам не приехал. Не хотят», — поделилась Марина.

Колодец жители спрятали в домик в форме мельницы. Владислав Лоншаков / Znak.com

Колодец находится в 70 метрах от перрона. Местные жители постарались привести его в порядок и даже внешне сделали похожим на мельницу.

«Много лет колодцу, этому родничку. Мы его обустроили. Вода вкусная, но ее мало. Если я взяла две-три фляги, за мной кто поедет — уже ничего не начерпать. Кто успел, тот и набрал. Денег скважины делать у нас нет, поэтому мы топим снег», — рассказывает жительница поселка Жанна.

Продуктовых магазинов в Хребте-Уральском тоже нет. В советское время были. Теперь местные отправляются за десятки километров, в Кушву или «Азиатский», чтобы закупиться. Покупают в основном то, что можно долго хранить: крупы, макароны, муку. Здесь же покупают воду в пятилитровых бутылках.


ОГРОМНЫЕ ШТРАФЫ, ЕСЛИ ВЗЯТЬ ПАВШИЙ ЛЕС, ЧТОБЫ ЗАТОПИТЬ ПЕЧЬ

Через пару дней после записи видео в поселок приехал глава Кушвинского городского округа Михаил Слепухин. На снегоходе «Буран» он местами проложил колею, по которой жители могут ходить, не утопая в снегу. Марина считает, что Слепухин «подорвался» и поехал к ним, чтобы губернатор не увидел, что здесь творится. Мэр пообещал привезти дрова. Это самое необходимое для жизни здесь зимой.

После визита мэра остался след от снегохода, по которому жители ходят, как по тропинке. Владислав Лоншаков / Znak.com

Дело в том, что местным жителям запрещают рубить лес, рядом с которым они живут. Он частный и принадлежит компании из Верхней Туры (ООО «Меридиан»). Запрещают не только рубить, но и собирать валежник, хотя это не запрещено законом. На одного из местных, Дмитрия, за попытку забрать упавшее дерево чуть не возбудили уголовное дело.
«Если дерево упало с корнем, его брать нельзя, потому что оно с корнем. И которое сломалось, но еще хорошее, тоже брать нельзя. Можно брать только те, которые уже непригодны. Но такое бревно гнилое! Что я им натоплю? Выходит, что мы вообще ничего взять не можем… — рассказывает Марина.

— Недалеко от поселка частники несколько лет назад свалили кучу леса. Знаете, как нам было жалко. Мы просили дать его нам, но был отказ. В итоге эти бревна так никто не забрал, и поваленный лес сгнил. Нам нельзя его брать. Если возьмем, будут огромные штрафы».

Дрова — самое необходимое суровой уральской зимой. Их катастрофически не хватает. Владислав Лоншаков / Znak.com

Женщина вспомнила, как они ночью при свете фонариков собирали обрезки деревьев, которые не влезли в кузов лесовозов, приезжавших два года назад. Этими обрезками она до сих пор топит печь.

Дрова, если их все-таки привезут и свалят в нижней части деревни, жители верхней смогут таскать только на руках через железнодорожные пути. Особенно тяжело это дастся тем, кто живет в самом конце поселка, и пенсионерам. Одну из этих пенсионерок зовут Галина. Ей 75 лет, и живет она в пяти шагах от начала тайги.

Чтобы у пенсионерки Галины появилась вода, ее сыну пришлось взять кредит и пробурить скважину. Владислав Лоншаков / Znak.com

«Рубят вон откуда (показывает на участок леса), с Верхней Туры под носом возят, а мы не можем взять. Ну, как это вообще? Как так можно? Как можно тут выживать?» — возмущается пенсионерка.

Логистический вопрос с водой из-за дальности колонки ей тоже пришлось решать самостоятельно. Сын Владимир помог Галине пробурить скважину. Это обошлось в 100 тыс. рублей, семье пришлось взять на это кредит.

Женщина опасается, что может остаться без электричества. Недавно на улице упал столб и оборвал линию электропередач.

«Столб сгнил и упал, линию временно направили в дом. Ночами здесь тьма полнейшая. Мы ходим с фонариками ручными», — добавила Ольга.

Единственная лампа установлена на перроне. По поселку местные ходят с фонариками. Владислав Лоншаков / Znak.com

Вопрос освещения до сих пор остается важным среди жителей. Единственная лампа, установленная РЖД, горит на перроне.

«Я как-то обратилась к местному единороссу, депутату [Александру] Казакову. Нам дали три лампы, которые мы сами установили на столбы. Они быстро перегорели. И никто не может добиться ремонта. Он знает все наши вопросы. Я отдала ему 11 листов наших заявлений в прокуратуру. Он это все забрал, якобы пометил себе, но так пока и не приехал», — утверждает Марина.

«К нам из администрации никто не ездит. Редкий случай. Только на выборы», — добавила Жанна.

— А как выборы у вас проходят?

— На остановке. На час приезжают из мэрии на электричке. Кто прописан, тот и голосует. Я вообще не голосовала, как и многие другие.


«ДЛЯ НАС ПО-ЛЮБОМУ ВЫДЕЛЯЮТ БЮДЖЕТ, НО МЫ ЭТИХ ДЕНЕГ НИКОГДА НЕ ВИДЕЛИ»

Несмотря на все неудобства, оставшиеся в поселке жители не хотят уезжать из Хребта-Уральского.

«Мы здесь родились. Мы не уезжаем отсюда, потому что это наша родина, мы здесь родились и хотим здесь жить. Тут чистый воздух, нет машин. Здесь наша энергетика, силы. Нам бы только дров, воды и электричества. Мы же многого не просим», — говорит Жанна.

Несмотря на трудности, жители любят свой поселок и не хотели бы отсюда уезжать. Владислав Лоншаков / Znak.com

«Летом здесь очень хорошо. Не зря столько людей приезжает. Мало кто знает про эту деревню, а я хочу, чтобы у меня соседи были, — добавила Марина. — У нас красота, горы красивые, воздух. У мужа астма, он тут спокойно дышит. И соседи появятся, приедут, если появятся удобства. И перестанут уезжать отсюда местные. Деревня существует. Она живет. На нее по-любому выделяется бюджет, но мы этих денег не видели. Когда мы писали заявление, нам ответили: „Распределяли бюджет, денег на вас не хватило“. Ну, один год не хватило, второй… Они же ведь могли не все сразу делать. В один год колонку сделали бы, на второй год — еще что-то. Вас же не просят газ проводить».

Жители нижней части деревни плохо восприняли видео, которое записали «верхние». После записи некоторым «верхним» начали поступать звонки с угрозами, мол, что вы тут устроили. В итоге одна часть поселка с другой почти не разговаривает.

Жители нижней части поселка с «верхними» не общаются и решают проблемы в администрации самостоятельно. Владислав Лоншаков / Znak.com

«Они живут в нижней части нашей деревни и могут спокойно ехать до „Азиатки“, у них есть техника, трактора. Мы ничего себе позволить не можем, потому что у нас даже нет пути через переезд. Они недовольны, что мы публично заявили о своих проблемах. Мы на их половину не ходим. Они любят ездить в администрацию, у них там какие-то свои отношения. Они такие… ближе к начальству. Мне это не нравится. Мы-то самодостаточные, всего сами добиваемся. А они едут, чего-то подмажут, и у них [что-то] появляется. Мы с ними не дружим. Они ведь могли остаться и вам задать вопросы. Они не хотят общаться ни с кем и никогда», — говорит Марина.

Дом с участком в поселке можно купить за 50 тыс. рублей. Вокруг лес, горы и свежий воздух. Владислав Лоншаков / Znak.com

«Я говорю им, зачем они за спиной болтают. Предложила им сейчас с вами пообщаться нормально. Я говорю им: „Останьтесь, поговорим. Приехали корреспонденты“. Они отвечают: „Мы не любим корреспондентов“», — сказала Жанна.


КАК МЭРИЯ ОТРЕАГИРОВАЛА НА ПРОБЛЕМЫ, О КОТОРЫХ ЗАЯВИЛИ МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ

В администрации Кушвинского городского округа по просьбе Znak.com прокомментировали обращение граждан и заявили, что сбор валежника в лесу в личных целях разрешен гражданам по законодательству.

«По предоставленной информации ГКУ СО „Кушвинское Лесничество“ в 2021 году обращений от жителей Хребет-Уральский по вопросу выписки дров не поступало. Продажа дров возможна у лесозаготовительных организаций. В 2021 году поставку дров на территорию Хребет-Уральский осуществлял ИП Константинов», — заявили в мэрии.

На территории поселка за электрические сети и столбы отвечает АО «Облкоммунэнерго». Администрация направила в компанию письмо с требованием восстановить упавшие опоры ЛЭП. После восстановления мэрия собирается выделить деньги на организацию освещения в поселке.

Владислав Лоншаков / Znak.com

«На территории поселка расположено два колодца: в нижней части деревни и в верхней. Управлением поселками в 2021 году был проведен обход, в ходе которого было определено, что основная часть жителей имеет частные скважины для обеспечения себя водой», — утверждают в мэрии.

Администрация округа пообещала рассмотреть вопрос о выделении денег на проведение ремонта колодцев в летний период.

«Глава Кушвы Михаил Слепухин регулярно посещает этот населенный пункт и общается с жителями. В ближайшее время он планирует выехать туда вместе со специалистами „Облкоммунэнерго“», — заверили в мэрии.

Источник


Автор Кирилл Смоленцев / Znak.com

Сейчас на главной
Статьи по теме

Лента новостей

No top posts yet