Попытки заткнуть рот и новый подход к политическим репрессиям?

spydell 25.01.2019 18:12 | Общество 102

Госдума поддержала законопроекты Клишаса о фейках и неуважении к власти. Если следовать логике закона, то при его принятии практически все СМИ, а в первую очередь федеральные должны прекратить свое существование. Да просто потому, что такого потока информационной дряни, фейков, мусора, передергивания фактов, как от ГосСми (в первую очередь ТВ) в последние 2-3 года мало где встретишь. По степени отрешенности от реальности, агрессивности, напоре пропаганды (а в любой пропаганде ложь является доминирующим звеном) и общей омерзительности рядом с российскими ГосСМИ стоят разве что северокорейские и украинские. Иранские, китайские, турецкие и даже белорусские СМИ все же сохраняют определенные «берега» и не настолько ядовиты, остервенелы в своей пропаганде.

Если отбросить лирику и иронию в сторону, то конечно же закон принимают не для поиска истины и борьбы с фейками. Его смысл состоит в следующем.

Первое и самое важное. Запрет на критику властей. Закон в том виде, в котором представлен позволяет предельно широко трактовать «неуважение к власти». На траектории гиперконцентрации антинародных законов и инициатив (закручивание гаек и ограничение свободы по всем фронтам, повышение налогов и сборов, повышение пенсионного возраста, невозможность решения экономических проблем, отсутствие реалистичного проекта будущего страны и так далее) проявление критики/недовольства властями в грубой или деликатной форме не просто отражение/зеркалирование действительности, но и возможность стравливания эмоционального напряжения.

Власть этим законом не только пытается запретить говорить по существу (а без грубой формы зачастую никак нельзя комментировать высокую степень охренения некоторых представителей власти), но и лишает самого безопасного и безобидного механизма стравливания ярости и протестной энергии народа. Недовольство народа внутренней экономической и социальной политикой имеет кумулятивный эффект. Это как пар в котле, если его не выпускать, то котел взорвется рано или поздно – это вопрос времени, не более. Если народу затыкать рот, то люди это будут решать другими способами – зачастую более радикальными и в том числе на улице.

Будь власть умнее, она бы наоборот допустила абсолютную терпимость к любой форме электронной агрессии в СМИ или соцсетях, потому что с одной стороны – это срез общественного мнения и оценка результатов работы правительства, а с другой стороны механизм выпуска негативной, протестной энергии, тем более есть за что. Именно анализ всего спектра мнений, пусть даже острых и неудобных – это путь к адекватности и последующему развитию. Но это точно не про современную власть в России.

Однако, как очевидно многим, нельзя быть идиотами в одном и разумными в другом, поэтому они идут по самому худшему из возможных путей. Причем в наиболее подлом и циничном формате, когда главный инициатор закона трусливо шкерится по непонятным местам, вместо того, чтобы принять всю ответственность и критику на себя. Наверное, новые многомиллионые часы себе подбирает в очередной раз, дел-то много, не иначе.

Когда с одной стороны большая часть народа нищает и все больше нищает от безумных инициатив правительства, невозможности справиться с экономическим кризисом и отсутствия позитивной, конструктивной повестки дня, а с другой стороны основной части власть-держащих сносит крышу от гиперроскошной жизни и нерациональной траты ресурсов, то деформация социальной конструкции неизбежна. Поэтому убирая самый безопасный механизм абсорбации народной ярости, они получают эту ярость в другом месте, в кратно большем объеме и у себя на пороге подъезда.

Второе. Стерилизация информационного пространства. Монополизация «единственно верной точки зрения», узурпация властями идеологического права и смысловой нагрузки. Иначе говоря, единственное допустимое и легальное мнение – это мнение администрации президента, ретранслируемое через госпропаганду. Все остальные точки зрения потенциально нелегальные, потому что в своей основе они будут альтернативными и как следствие оппозиционными/оппонирующими. По сути, речь идет о госцензуре в самом тупом ее проявлении.

Лучшая возможность справиться с «неуважением к власти» это более понятное донесение своей позиции через СМИ – раз, а второе – это более качественная работа и исполнение своих обязанностей.

Сам по себе закон бесконечно глуп и далек от реальности. Это даже не борьба с ветряными мельницами, это борьба с тем, с чем изначально нет ни единого шанса на победу. Дело в том, что сам по себе бюрократический механизм регистрации дела, «лингвистического анализа» или чего они там собираются делать и вынесения решения – достаточно продолжителен, что обнуляет практическую сторону вопроса.

Актуальность процедуры равна нулю. Чтобы запретить фейки или критику нужно запретить сам интернет. Когда информация вышла в информационное пространство, бороться с ней бесполезно, т.к. функционал цитирования и репостов позволит ей распространиться за очень короткий промежуток времени куда угодно, но про актуальность нельзя забывать. В высоко-динамическом информационном мире информация теряет актуальность едва ли не сразу, как только попадает в масс медиа. Утром вышла, вечером уже все забыли, а на завтра уже другой инфо-повод.

Борьба с Телеграммом показала, что государство не может победить даже одну-единственную информационную компанию – нет компетенции и ресурсов. Стоит ли говорить, что новый закон не будет работать? Строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения – нет ни культуры соответствующей, ни компетенции. Сама по себе инициатива говорит о достаточно низком интеллектуальном уровне лоббистов.

Поэтому, еще раз. Это не закон против фейков. Надеюсь у них есть хоть немного мозгов, чтобы понимать бессмысленность борьбы с интернетом.
Это процедура избирательной репрессии. По-другому быть не может. Бороться со всем информационным дерьмом, которое есть в интернете невозможно с технической стороны, глупо по содержательному плану и бесперспективно с практической стороны.

Третье. Для власти закон нужен, чтобы легализовать административные механизмы избирательного подавления и блокировки наиболее одиозных оппозиционных элементов в оперативном режиме. В некотором смысле закон может дублировать закон о клевете, однако в последнем случае нужна какая–то доказательная база с двух сторон, что долго, муторно и повышает издержки. Закон должен обойти всю эту бюрократическую волокиту и едва ли не в автоматизированном, внесудебном формате блокировать любого (кто мешает власти охеревать от безнаказанности и роскоши). Вот и все.

Но по существу – это еще один такой мощный рывок к утрате властями связи с реальностью. Отключение обратных связей, а именно: окружение себя лоялистами/жополизами, запрет на критику, запрет на альтернативные мнения, третирование и репрессии в отношении оппонентов и потеря всяких берегов, ориентиров. Не открыто посмотреть в лицо всего того бардака, что сотворили, а конструирование/создание фейковой, подменной реальности, некой матрицы, удобной и комфортной властям.

В свете событий в Венесуэле, где власть точно также, как и в России концентрировалась на формировании верноподданных лоялистов, а не профессионалов и последовательно закрывала глаза на формирующиеся дисбалансы, то инициатива о данном законе не просто апогей идиотизма, но и деградация всей вертикали власти в терминальной стадии. Они вообще не понимают, что происходят. Тотальная утрата связи с реальностью, окукливание и деградация по всем фронтам.

Занавес.

P.S. Нет никаких сомнений, что закон примут и вероятно в еще более худшем виде, чем изначально. В России хронический дефицит на конструктивную, созидательную повестку дня и инициативы, но зато антинародного дерьма хоть отбавляй, причем строчат, как из пулемета. Они давно выбрали путь деградации и одичания, поэтому тут как раз все в пределах тренда и нормально. Так сказать, чтобы не мешали им охеревать и деградировать.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора