Псевдофармацевтам пригрозили тюрьмой и штрафами

Александр Сухаренко 23.04.2020 22:41 | Закон 39

В условиях пандемии коронавируса COVID-19 как никогда важно обезопасить граждан от фальсифицированных (контрафактных) лекарств и медизделий, запрет на оборот которых предусмотрен федеральным законодательством. Как утверждает Росздравнадзор, уже в 2019 г. в результате выборочного контроля качества лекарств удалось выявить 227 партий 156 торговых наименований 214 серий недоброкачественных препаратов (2018 г. – 310/231/301, а в 2017 г. – 367/119/236 соответственно). В основном речь шла о таблетках и капсулах, реже растворах. Удельный вес отечественных пустышек превысил 67% (77 торговых наименований 140 серий), а иностранных – почти 33% (46 торговых наименований 68 серий). Доля аптечного неликвида невелика – 12,7% от общего количества проверенных образцов (55), что в 4,4 раза меньше, чем в 2018 г. (55,6%). Общая стоимость изъятых в ходе проверок недоброкачественных лекарств превысила 12,8 млн руб., а объем уничтоженных – 7 млн упаковок (2018 г. – 8,7 млн, а в 2017 г. – 3,7 млн). И это только вершина теневого фармайсберга, дрейфующего по России.

Приведенные цифры означают, что россияне принимали лекарственные препараты, которые не обладают лечебными или профилактическими свойствами. Это приводит не только к непроизводительной трате денег отдельными лицами и системой здравоохранения в целом, но и может стать причиной серьезных осложнений и даже смерти.

По данным Росздравнадзора, за 2019 г. поступило 28,6 тыс. сообщений о нежелательных реакциях и терапевтической неэффективности лекарств (2018 г. – 28,1 тыс.). Лидерами по числу таких сигналов стали Москва, Свердловская и Астраханская области, Алтайский и Краснодарский края. В результате их проверки оказалось, что 20,9 тыс. (19,4 тыс.) реакций относились к категории серьезных (реакция организма пациента от применения лекарств, приведшая к смерти, врожденным аномалиям или порокам развития либо представляющая собой угрозу жизни, требующая госпитализации, приведшая к стойкой утрате трудоспособности или инвалидности), или 73% от общего числа по сравнению с 39% в 2017 г. и 69% в 2018 г. Из поступивших сообщений 598 нежелательных реакций закончились летальным исходом (из них 326 первичных и 272 повторных сообщений о ранее выявленных реакциях).

Далека от благополучной ситуация с обращением медизделий, качество более 80% из которых хромает. Ну, это еще полбеды. За минувший год Росздравнадзор получил более 2 тыс. сообщений о неблагоприятных последствиях их применения (2018 г. – 4,1 тыс.). В общей сложности в инцидентах, касавшихся смерти пациентов или угрозы их здоровью, применялись 115 (181) медизделий, из них 31 (46) — отечественного производства, а 84 (135) — иностранного. По результатам проверок факт причинения вреда здоровью граждан подтвердился в 14 (10) случаях. Несмотря на невысокий процент подтвердившегося негатива, надзорщики ограничили обращение 5,4 млн (2018 г. – 4,3 млн) недоброкачественных медизделий, направив правоохранителям 128 (359) сообщений на сей счет. Какова была их реакция на сигналы медиков, предугадать несложно, посмотрев на количество возбужденных уголовных дел.

Оценив весь ужас происходящего, парламентарии неожиданно вспомнили о двух пылившихся с осени 2018 г. законопроектах за № 565354–7 и 565355–7 (об усилении ответственности за оборот фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биодобавок в сети Интернет), спешно приняв их за две недели. Подписав конвенцию Совета Европы «О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения» («Медикрим»), Россия обязалась включить в Уголовный кодекс положение об использовании телекоммуникационных средств, включая сеть Интернет, в качестве отягчающего обстоятельства, а также криминализировать ряд сопутствующих деяний.

Глобальная сеть гарантирует получение высокой прибыли при минимальных затратах и низком риске привлечения к уголовной ответственности. Чаще всего там реализуют крупные партии поддельных лекарств «Рулид», «Клафоран», «Но-шпа», «Трихопол», «Тинидазол», «Фестал», «Энтеродез», «Мовалис», «Милдронат» и «Бараклюд». Но на первых местах среди подделок – противовирусное средство «Арбидол», препарат для лечения дисбактериоза «Линекс» и противогрибковый препарат «Флюкостат». В последние годы особой популярностью пользуются препараты Botox, Disport, Refinex и Neuronox, используемые в косметологии для удаления морщин.

В результате Федеральным законом от 1 апреля за № 95-ФЗ статья 238.1 Уголовного кодекса РФ «Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок» была дополнена таким квалифицирующим признаком, как совершение преступления с использованием СМИ или Интернета.

Теперь псевдофармацевтам грозит лишение свободы на срок от 4 до 6 лет со штрафом в размере от 750 тыс. до 2,5 млн руб. В качестве альтернативы предусмотрены принудительные работы на срок до пяти лет. Однако, согласно новому примечанию, действие указанной статьи не распространяется на случаи сбыта или ввоза в страну лекарств/медизделий, которые у нас не производятся, или их сбыт (ввоз) допускается в соответствии с законодательством РФ или рекомендациями ВОЗ.

Второй закон (89-ФЗ) устанавливает повышенную административную ответственность за реализацию фальсификата через СМИ или Интернет, если эти действия не содержат состава преступления. Граждан в этом случае могут оштрафовать на сумму от 75 до 200 тыс. руб., должностных лиц и предпринимателей – от 150 до 600 тыс. руб., а юрлиц – от 2 до 6 млн руб. Для организаций и ИП в качестве альтернативного наказания предусмотрено приостановление деятельности на срок до 90 дней.

Разница между административным правонарушением и преступлением состоит в стоимости фальсификата: если до 100 тыс. руб., то наступает административная ответственность, а если больше – то уголовная. Такая вот казенная арифметика.

Однако появление очередного уголовного запрета вряд ли отобьет охоту у теневых дельцов. Тем более что строгость российских законов давно компенсируется их неисполнением. В минувшем году по фактам незаконного оборота незарегистрированных, фальсифицированных и недоброкачественных лекарств было возбуждено всего 14 уголовных дел! Да и охотиться за преступниками в Интернете не так просто, как может показаться на первый взгляд. А в случае поимки их крайне редко приговаривают к реальному лишению свободы.

По подсчетам Верховного суда России, в 2019 г. данная мера наказания была назначена всего троим из 37 осужденных по ст. 238.1 УК РФ (2018 г. – 1/38, 2017 г. – 0/12). При этом за наступление смерти пациентов от фальсификата на скамью подсудимых не попал никто. Остальные осужденные отделались незначительными штрафами или условным сроком.

До сих пор так и не заработали и две другие статьи, появившиеся в УК пять лет тому назад в угоду европейцам, – 235.1 («Незаконное производство лекарств и медизделий») и 327.2 («Подделка документов на лекарства и медизделия или их упаковки»). В прошлом году по ним осудили всего три человека (2018 г. – 8, а в 2017 г. – 7).

Таким образом, изготовленный на скорую руку в целях выполнения Россией международных обязательств уголовно-правовой инструмент больше напоминает декоративную саблю, украшающую ковер в приличном доме, нежели булаву. Поэтому и существенного эффекта от его появления ждать не приходится.

Фото превью: источник

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю