Разгромленное подполье

Эль Мюрид 20.12.2017 23:57 | Политика 43

Директор ФСБ России Александр Бортников заявил о практически полной ликвидации бандподполья на Северном Кавказе. «Фактически полностью ликвидировано бандподполье на Северном Кавказе», — сообщил он в интервью «Российской газете».

По словам Бортникова, за последние пять лет за преступления, связанные с терроризмом и экстремизмом, осуждены более 9,5 тыс. человек. Из незаконного оборота изъято значительное количество оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Глава ФСБ РФ сообщил, что в результате принятых за последние 6 лет мер практически в 10 раз снизилось количество совершаемых в России преступлений террористической направленности. «В 2017 году были предотвращены 23 теракта. Ведется профилактическая работа по недопущению радикализации различных групп населения, в первую очередь молодежи, их вовлечения в террористическую деятельность», — сказал Бортников.

Общий отчет ведомства можно посмотреть по ссылке, но суть его очевидна: наступает время скромного рапорта об успехах нынешнего президента Путина, который намерен оставаться им и далее. Поэтому нужны успехи и отчеты о них.

Проблема в том, что хотя приведенные цифры в рапорте могут соответствовать формальным показателям, выводы из них вряд ли можно считать достоверными. Говорить о ликвидации бандподполья на Северном Кавказе и профилактической работе с молодежью, равно как и несомненных успехах погранслужбы в деле выявления и пресечения проникновения, наверное, можно. Но два теракта в Чечне в этом году совершены не бандподпольем, а стихийно собравшимися молодыми людьми. Одни молодые люди атаковали город Грозный зимой 17, а чуть позже атаке подверглась часть ВВ (ныне Росгвардии). Профилактика и работа с молодежью, равно как и бдительность погранслужбы, вероятно, имеют место быть, но людям, погибшим на перегоне от Сенной до Техноложки в этом году, от этого не легче. А убил их молодой человек, год как вернувшийся из Сирии, и ни одна из профилактирующих структур им не заинтересовалась.

Сегодняшнее террористическое подполье становится принципиально иным, чем даже два-три года назад. Оно более стихийно, абсолютно неструктурированно, не имеет никаких руководящих центров, но при этом черпает идеи радикальной направленности из интернета, а окружающая их зверская действительность нынешней России, в которой у них нет перспектив, делает радикальные идеологические течения единственно приемлемыми для них. И это никакими профилактирующими мероприятиями не лечится. Это вообще не задача спецслужб — они могут здесь только реагировать на уже совершенный теракт.

ИГИЛ (запрещен в России) постоянно ставит в тупик спецслужбы, выдвигая перед ними угрозы, к которым они принципиально не готовы. Это относится не только к российским спецслужбам, но и к европейским и американским. Стратегия стихийного «справедливого джихада», выдвинутая примерно год назад, только набирает обороты, а с переходом ИГ с иерархической в сетевую структуру после утраты территорий в Сирии и Ираке стихийный джихад может стать вообще основным инструментом террора. И пока против него ни у кого нет системы противодействия. Даже США, в которых спецслужбы сканируют весь интернет навылет на предмет любых подозрительных контактов и намерений, оказываются бессильными против террористов-одиночек, принимающих решение о теракте самостоятельно.

Да, подполье в том виде, в котором оно существовало еще пять лет назад, возможно разгромить. Но это было актуально пять лет назад. У стихийного террора принципиально иная задача и стратегия. Мы могли наблюдать в нулевые годы эту стратегию в Ираке, когда ИГИЛ сумел через бессистемный террор против выбранной социальной группы — шиитов — добиться бессистемного и бессмысленного ответа со стороны власти и самих шиитов в адрес другой социальной группы — иракских суннитов. Что и было целью ИГ, которое стало позиционировать себя как единственного защитника интересов репрессируемых суннитов.

«Справедливый террор» в Европе, в отличие от прежних задач создания атмосферы страха и паники, направлен наоборот — на разжигание ненависти к мусульманам в Европе вообще. Резкое поправение Европы будет подстегиваться этими терактами, а репрессии (стихийные и системные) против мусульман будут Исламским государством только приветствоваться. Ему нужна социальная база поддержки, и создать её оно может только с помощью самих европейцев и европейских властей. Чем свирепее будут ответные действия в адрес мусульман — тем шире эта поддержка, и это неизбежно.

Ровно такую же цель могут преследовать боевики в России. И для этого им совершенно не требуется подполье, достаточно как раз стихийного и совершенно неконтролируемого террора одиночек. И только потом, когда и власть, и население дойдет до точки кипения и начнет применять репрессии к мигрантам или эндемичным мусульманам — вот тогда ИГИЛ и проявит себя, как организующая сила и начало. Не раньше и не позже.

Это совершенно иной уровень и характер террористической войны с далеко идущими стратегическими целями. Чем хуже — тем лучше. Так ИГИЛ не провозглашает, но действует именно в этом ключе.

Катастрофическую ошибку допустили все, кто принял участие в так называемом «разгроме» Исламского государства в Ираке и Сирии. С иерархическим противником гораздо проще иметь дело, чем с сетевым. Но если сетевой противник начинает применять бесструктурный метод ведения боевых действий — с таким справиться на нынешнем уровне техник и практик спецслужб невозможно в принципе.

Так же, как разгром саддамовского Ирака привел к катастрофическим последствиям в Ираке, формальный «разгром» ИГИЛ в Сирии и Ираке более чем вероятно приведет через достаточно короткое время к катастрофическим последствиям уже в целых регионах. В который раз напомню слова иракского политика Али Аллауи, сказанные им по поводу действий США в Ираке: «В официальных кругах Вашингтона, – писал Али Аллауи, – невежество, непонимание смысла событий в Ираке, было просто феноменальным. Никто из сторонников войны …не имел ни малейшего представления о стране, которую собирались оккупировать… Присутствовало совершенно искаженное представление о природе иракского общества.»

Точно такое же дичайшее невежество царит и в российском руководстве. Всего лишь в 2010 году Путин просил израильских собеседников на какой-то встрече, объяснить ему, кто такие друзы: «…году в 2010-м Владимир Путин попросил Авигдора Либермана, тогдашнего министра иностранных дел Израиля, объяснить ему, кто такие друзы и какое отношение они имеют (или не имеют) к суннитам и шиитам. Российский лидер тогда мало знал о Ближнем Востоке и несильно им интересовался…» Собственно, Путин и в позже не особо скрывал, что понятия не имеет, что вообще происходит и на Ближнем Востоке, и в Сирии в частности: «…У нас нет там никаких особых интересов: ни военных баз, ни крупных проектов, ни наших капиталовложений многомиллиардных, которые мы должны были бы там защищать. Там ничего нет», — сказал Путин… Путин указал, что в данной ситуации не очень понятно, «что же там на самом деле происходит: кто конкретно, чего добиваются, какие цели перед собой ставят…»

Представьте себе уровень. У тебя тысячи сотрудников и экспертов. Разведчики — целая СВР. Министр иностранных дел и замминистра по региону. Вызови и спроси — что там происходит и кто такие друзы. Но нет — между делом этот вопрос задают израильскому министру. Других источников у российского президента нет.

В 13-14 годах у Путина было чем заняться и помимо Сирии, а уже в пятнадцатом он с таким нищим теоретическим багажом вламывается в сложнейший регион, в котором отношения выстраиваются даже не годами и десятилетиями, а целыми поколениями. Вламывается в духе пацанов из подворотен и пытается чего-то там вымутить и вырулить. Это и есть невежество, причем невежество человека, который даже не понимает, что он ничего не понимает.

Так что с последствиями такой политики ждать долго не придется. И сирийская авантюра нам при любых раскладах аукнется. Если Путин, конечно, не полезет вламываться в регион и далее — тогда эффект будет только умножаться.

Победные рапорты военных, а теперь и ФСБ — это дежурные и более чем приуроченные к конкретной дате и событию мероприятия. В реальности, конечно, ни о какой военной победе и тем более ни о какой победе над терроризмом внутри страны речи нет и быть не может. Угрозы будут выглядеть иначе, но они неизбежно будут только расти. Увы, но с таким уровнем понимания проблем иного быть не может

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...
Партия нового типа
Центр сулашкина