Революции делают сверху

Александр Русин 22.11.2018 1:50 | Политика 99

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Существует такое понятие — «революция сверху». Оно обозначает революции, которые осуществляются самой властью, правящей верхушкой.

Яркий пример «революции сверху» — события 1991 года, в которых все ключевые участники — Горбачев, Ельцин и даже группа ГКЧП были представителями действующей власти, причем самого высокого уровня. Горбачев — президент СССР, Ельцин — президент РСФСР (выбран 10 июля 1991 года), ГКЧП — группа, состоявшая из членов правительства.

Но вот, что интересно — если присмотреться к революции 1917 года, можно обнаружить, что и она тоже начиналась сверху.

Беспорядки в Петрограде начались «снизу», стихийно, но они сами по себе еще не были революцией. По-настоящему революция началась с отречения Николая Второго и его брата Михаила от престола. А они пошли на этот шаг под давлением генералов — Рузского (командующего фронтом), Алексеева (начальника Ставки), других командующих фронтами и председателя Думы Родзянко.

Получается, что революцию начала правящая верхушка — председатель Думы (глава парламента), военное командование (верхушка армии) и сам император, поддавшийся на их уговоры.

Конечно, генералы и Родзянко, уговаривая императора отречься, ссылались на беспорядки в столице — это так. Но если разобраться в мотивации генерала Рузского и буржуазного демократа Родзянко — легко заметить, что они просто воспользовались возникшей ситуацией в Петрограде чтобы уговорить императора отречься с целью превратить Россию из абсолютной монархии в республику, о чем они давно мечтали, но не было удобного случая осуществить данную затею. А тут случай представился — в столице беспорядки, император в этот момент оказался за ее пределами, в штабе генерала Рузского, вдали от семьи, а мыслями император наоборот был с семьей, только и думал, как бы поскорее вернуться к супруге и детям — возникла отличная возможность убедить его оставить престол и ехать к семье.

Будь генералы и Родзянко монархистами — они бы действовали совершенно иначе и уж точно не заводили бы речь об отречении сами, а если бы император задумался о чем-то подобном — еще бы и уговаривали остаться, убеждая, что столица пошумит и успокоится.

Но они не были монархистами — они были либералами. Политические взгляды Родзянко и генерала Рузского были вполне известны. Поэтому они и принялись давить на императора, воспользовавшись удобной ситуацией. И уговорили отречься.

Таким образом, из событий февраля-марта 1917 года видно, что революция в России начиналась сверху, а беспорядки в столице использовались сторонниками перехода от монархической формы правления к республиканской (то есть сторонниками революции) как удобный аргумент и подходящая ситуация для реализации своих замыслов.

Однако на этом «верхняя часть» революции 1917 года не заканчивается.

Одно из ключевых событий революции 1917 года, которое сыграло важную роль в приходе к власти большевиков — корниловский мятеж. Именно это событие привело к тому, что Троцкий и другие большевики оказались освобождены из-под ареста, отряды рабочих оказались вооружены, а генерал Корнилов и его соратники, которые планировали разогнать «советы», наоборот арестованы. И правый политический фланг оказался практически разгромлен, что окончательно открыло большевикам путь к власти.

Но почему случился корниловский мятеж?

Корниловский мятеж стал результатом того, что сперва Керенский назначил генерала Корнилова главнокомандующим, а когда тот выдвинул войска, чтобы взять ситуацию в столице под свой контроль — тот же Керенский испугался военной диктатуры, объявил генерала мятежником и обратился к Петросовету, питерским рабочим и большевикам за помощью в блокировании войск генерала.

Таким образом, снова наблюдается активное содействие революции со стороны правящей верхушки — Керенского, который был главой правительства, то есть первым лицом государства (выше него на тот момент никого не было) и генерала Корнилова, главнокомандующего.

Но и на этом «верхняя часть» революции 1917 года тоже не заканчивается.

Кто захватил власть 25 октября и сместил Временное правительство?

Это сделали большевики. Но они сделали это будучи во главе Петросовета — альтернативного Временному правительству органа власти.

Петросовет после февраля 1917 года стал чем-то вроде парламента, представительским органом власти, заменившим собой Думу, которая была распущена указом императора еще до его отречения.

Таким образом, большевики, сместившие Временное правительство, действовали не в качестве уличной банды, а в качестве руководства Петросовета — одной из ветвей власти.

Важно отметить, что Петросовет был не менее законным и легитимным органом, чем само Временное правительство, которое было создано группой депутатов бывшей Думы безо всякого на то основания, потому что в момент создания Временного правительства они уже не были действующими депутатами, Дума была распущена. А если бы даже не была распущена — депутатская группа не могла создавать правительство, ни одним законом и регламентом это не было предусмотрено.

Поэтому большевики, отстраняя Временное правительство на основании решения Петросовета, действовали как одна из ветвей власти, ведущая борьбу с другой, равной ей по законности и легитимности.

И решение о восстании принималось большевиками на заседании Петросовета, официально. И самим восстанием руководил Военно-революционный комитет Петросовета — специальный исполнительный орган данной ветви власти. И Троцкий, осуществлявший непосредственное руководство, был не частным, а должностным лицом — председателем Петросовета и главой ВРК.

По существу Троцкий был должностным лицом того же уровня, что и Керенский — Керенский возглавлял одну ветвь власти (Временное правительство), а Троцкий — другую ветвь власти (Петросовет). И как уже было отмечено выше, легитимность и законность Петросовета (а значит и полномочия Троцкого) были не меньше, чем у Временного правительства (Керенского).

Это означает, что смещение Временного правительства и приход к власти большевиков 25 октября, известный как октябрьская революция — опять же является «революцией сверху», которую осуществила одна из ветвей власти в ходе борьбы с другой.

Получается, что вся революция 1917 года сделана сверху.

Император и его брат отреклись от престола добровольно, а не были убиты заговорщиками из «низов». Значит император сам принял участие в деле революции.

К отречению императора призывали высокопоставленные должностные лица — председатель Думы, начальник Ставки и командующие фронтами.

Корниловский мятеж — результат конфликта между председателем правительства Керенским (на тот момент первым лицом государства) и главнокомандующим, генералом Керенским.

Приход большевиков к власти — результат того, что они возглавили Петросовет и уже в качестве руководящего состава данной ветви власти, по легитимности и законности равноценной самому Временному правительству, заменили его и тем самым ликвидировали двоевластие.

К этому можно добавить то, что во многих странах, в том числе и в современной России, отставка правительства находится в компетенции парламента, а Петросовет по существу и был парламентским органом власти, поэтому смещение Временного правительства хоть и было осуществлено силовым методом, но по логике Петросовет как парламентский орган власти осуществил свою функцию, вполне нормальную для современного государственного устройства.

Более того, Временное правительство изначально создавалось в качестве «ответственного министерства» — правительства, которое должно отвечать за свою работу перед парламентом. Именно так было задумано создателями Временного правительства в феврале-марте, это отражено в телеграммах Родзянко. А поскольку Временное правительство создавалось как министерство, ответственное перед парламентом, парламент был уполномочен отправлять его в отставку и формировать новое правительство. Но никакого другого парламентского органа власти, кроме Петросовета, после февраля 1917 года в России не было — Дума была распущена. Поэтому Петросовет в октябре 1917 года, отстранив Временное правительство и создав вместо него Совнарком выступил в полном соответствии с первоначальным замыслом создателей Временного правительства и инициаторов отречения Николая.

Такая получилась «ирония судьбы» — председатель Думы Родзянко и генералы, уговорившие Николая отречься от престола, хотели создать «ответственное министерство», отвечающее перед парламентом. И они его создали. Только парламентом, перед которым в октябре 1917 года «ответило» это министерство, оказался Петросовет, контролируемый большевиками. Такого, конечно, ни Родзянко, ни генералы не планировали. Но получилось именно так — и в полном соответствии с их задумкой.

Есть одна шутка об исполнении желаний, кажется авторства Терри Пратчетта — суть исполнения желаний состоит в том, что заказчик получает именно то, что заказывал, но при этом то, что на самом деле ему совершенно не нужно. Так и получилось с «ответственным министерством», созданным «февралистами».

Из этого следует, что революция 1917 года — та же «революция сверху», от начала и до конца, от февраля и до октября.

Но что же «низы»?

Низы в феврале создали благоприятную для председателя Думы Родзянко и генералов обстановку, чтобы они уговорили императора отречься.

Низы в течение апреля-июля выходили на манифестации, ничего при этом не добившись, потому что «верхам» в тот момент ничего от «низов» не было нужно.

А когда в октябре представители низов, вошедшие в советы и отряды Красной гвардии взяли под контроль ключевые объекты Петрограда и штурмовали Зимний, они действовали не в рамках рабоче-солдатской самодеятельности, а строго по команде, под руководством ВРК Петросовета и лично Троцкого как должностного лица, возглавляющего одну из ветвей власти, которой был Петросовет.

Таким образом, «низы» приняли участие в революции, но только как массовка, а ключевые решения все равно принимались наверху, причем на самом верху. И инициатива многих решений тоже исходила сверху.

И если обратиться к истории Французской революции, то можно обнаружить очень похожую картину.

Кто, образно выражаясь, заварил кашу?

Кашу заварил сам король Людовик, когда он созвал Генеральные штаты, да еще и пожелал, чтобы все жители, даже в самых отдаленных селениях, составили свои наказы депутатам.

Что король захотел — то и получил.

Народ торкнула идея, что он может принять участие в управлении государством и народ принялся составлять наказы.

Аппетит, как известно, приходит во время еды — вот он и пришел. А поскольку кухня у французов традиционно изысканная, меню составили большое и сложное. И готовили потом долго и старательно, целых 10 лет. И нашинковали изрядно.

Но главное, что инициатором стал сам король.

И Генеральные штаты, которые объявили себя Национальным собранием и тем самым положили начало революционному переходу от абсолютной монархии к конституционной — опять же орган власти, нечто вроде всероссийского съезда депутатов.

Снова получается, что революция началась «сверху» — король созвал Генеральные штаты, а Генеральные штаты запустили переход страны к конституционной монархии и тем самым начали революцию.

После этого последовали многочисленные пертурбации с Национальным собранием, Конвентом и в конце-концов Директорией, было написано и принято несколько вариантов конституции, несколько раз менялось устройство государственной власти, якобинцы разгоняли жирондистов, робеспьеристы дантонистов и в конце-концов к власти пришел Бонапарт.

Но все эти эволюции французской революции опять же были результатом решений, принимавшихся наверху.

Национальное собрание, Конвент, различные Комитеты и в конце-концов Бонапарт с генералами — это были «верхи», а вовсе не «низы». Многие из этих «верхов» были вчерашними «низами» — это так, но ключевые решения они принимали уже будучи членами Конвента, Комитетов или Директории, а значит эти решения они принимали в качестве «верхов».

А что же «низы»?

Французские «низы» взяли Бастилию — исторически это считается началом революции, но по существу в нем не было ничего революционного, это было достаточно символическое действие. На государственное устройство взятие Бастилии никак не повлияло, в ней на момент штурма не было даже политических заключенных.

Французские «низы» взяли штурмом королевский дворец Тюильри, но опять же на момент штурма короля там не было и с точки зрения революции этот штурм был не более, чем символическим действием. А короля арестовали и казнили по решению Национального собрания — органа власти, то есть «верхов».

Поэтому снова получается, что революция делалась «сверху» — от начала и до конца, от созыва Генеральных штатов и до 18 брюмера, от сих до сих.

Да и может ли быть как-то по-другому?

Революция — это смена государственного и общественно-политического устройства страны. Но толпа менять государственное устройство не способна.

Толпа может устроить бунт, беспорядки, погромы, но это еще не революция. Бунт — это бунт, погромы — это погромы. Они могут быть частью революции и даже причинами революции, но не самой революцией.

Революция состоит в том, что старое государственное и общественно-политическое устройство упраздняется (официально или по факту перехода к новому), а новое принимается и оформляется в виде конституции, законов, декретов и иных руководящих документов.

А толпа ни конституцию, ни декреты принимать не может.

Толпа может только шуметь. В лучшем случае — может более-менее организованно выходить на демонстрации с транспарантами. Но транспаранты — это не законы и не декреты. Чтобы они превратились в законы и декреты — участники демонстраций должны выбрать представителей (депутатов) и те должны сформировать новую власть, которая примет эти лозунги в качестве законов и декретов и будет их исполнять. Но как только эти депутаты, даже если они выбраны народом прямо на площади, сформируют новую власть — они тут же станут новыми «верхами» и будут принимать законы и декреты уже в качестве руководства страны, то есть в качестве верхов.

Толпа может поймать и растерзать короля или президента — это так, но это опять же не станет революцией как таковой. Это даже не положит конец старому порядку, потому что на место убитого царя или президента может прийти новый, как это было после убийства Александра Второго — и тогда никакой революции не случится.

Чтобы случилась революция — нужно не просто тем или иным способом отстранить от власти старое руководство — нужно сформировать новое и что еще более важно — снабдить его новыми законами, потому что именно в новых законах фиксируется новое государственное устройство и новый порядок, что и является сутью революции.

А законы всегда пишутся наверху.

Не может толпа писать законы всем составом, для этого она должна выбрать представителей, причем не слишком много, иначе они тоже окажутся толпой и ни о чем не договорятся. Но группа представителей — это «верхи», хотя и новые.

И даже ликвидация старого порядка начинается сверху совсем не случайно — так происходит потому, что главное условие революционной ситуации «верхи не могут управлять по-старому» — опять же про «верхи».

Верхи сталкиваются с революционной ситуацией вместе с низами, но пока низы просто ходят митинговать или устраивают погромы — в верхах уже начинается раскол и попытки решить возникшие проблемы — не по доброте душевной, а потому что «верхи» прекрасно понимают, что только решение проблем даст им шанс остаться верхами. Но поскольку решение проблем «по-старому» становится по определению невозможным — начинается поиск новых решений, что и запускает революционный процесс. И запускается он сверху.

Поэтому все революции так или иначе делаются сверху.

Они начинаются наверху и заканчиваются тоже наверху.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора