Россия решила стоять до посреднического

Владимир Соловьев 19.11.2021 13:58 | Политика 21

Переговоры об урегулировании конфликта в Донбассе больше не в тупике, а в состоянии глубокой заморозки. Это следует из опубликованной переписки главы МИД России Сергея Лаврова с его немецким и французским коллегами по «нормандскому формату». Из нее ясно: Москва не согласится ни на саммит «нормандской четверки», ни даже на министерскую встречу, пока РФ называют стороной конфликта на востоке Украины или пытаются привлечь к выполнению Минских соглашений. В МИД ФРГ в четверг обвинили российских коллег в «нарушении дипломатической практики».

Обнародованная закрытая переписка главы МИД России Сергея Лаврова с министрами иностранных дел Германии и Франции Хайко Маасом и Жан-Ивом Ле Дрианом — нестандартный ход российской стороны. Господин Лавров раньше не публиковал ни свои письма, ни адресованные ему послания коллег. Исключение было сделано неслучайно и в определенном контексте.

В последние месяцы западные лидеры несколько раз заявляли, что Москва является стороной конфликта на востоке Украины.

В августе, посещая Киев, об этом сказала канцлер Германии Ангела Меркель. А 12 октября на саммите Украина—ЕС это оформили документально. В заявлении по итогам встречи украинского президента Владимира Зеленского с председателями Еврокомиссии и Европейского совета Урсулой фон дер Ляйен и Шарлем Мишелем говорится об ответственности России за выполнение минских договоренностей как «стороны конфликта».

В МИД России заявление не оставили без внимания. На встрече глав МИДов стран СНГ в Минске 14 октября Сергей Лавров заявил: «В грубых безапелляционных тонах от нас требуют выполнения минских договоренностей, потому что, как там заявлено, мы являемся стороной этого документа. Госпожа Урсула фон дер Ляйен и господин Мишель вместе с господином Зеленским прямо назвали Российскую Федерацию стороной конфликта. Мы хотим разобраться, что происходит в Евросоюзе и как дальше можно работать». Судя по публикации закрытой переписки, а также ее содержанию, в Москве разобрались — и решили пойти в дипломатическую контратаку.

Переписка была опубликована на фоне сообщений о том, что Россия, Германия, Франция и Украина работают над тем, чтобы согласовать проведение до конца года саммита по Донбассу в «нормандском формате» или хотя бы встречи глав МИДов стран четверки. Формально Москва не отказывается ни от первого, ни от второго.

Но после громких заявлений, что она сторона конфликта, Россия пытается добиться четкой фиксации своего посреднического статуса.

«Хотел бы подтвердить важность наших совместных посреднических усилий в рамках «нормандского формата» по содействию урегулированию конфликта на востоке Украины»,— пишет господин Лавров Хайко Маасу и Жан-Иву Ле Дриану 29 октября. Россия, подчеркивает таким образом Сергей Лавров, не сторона конфликта, а такой же посредник, как Германия, Франция и ОБСЕ. Поэтому, продолжает российский министр, на возможной встрече «нормандцев» на министерском уровне должны быть выработаны конкретные рекомендации «Украине и отдельным районам Донецкой и Луганской областей как сторонам конфликта (ОРДЛО.— “Ъ”)».

Эта линия продолжается в приложенном к письму проекте совместного заявления глав МИДов стран—участниц «нормандского формата». В первом же абзаце конфликт в Донбассе назван внутриукраинским, а цель встречи описана так: «Придать политический импульс работе Украины и ОРДЛО» над разрешением противоречий. «Выступаем за скорейшее налаживание прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском»,— говорится в российском проекте итогового документа.

Хайко Маас и Жан-Ив Ле Дриан ответили Сергею Лаврову 4 ноября. «В вашем проекте нашло отражение большое количество оценок, с которыми Германия и Франция не могут согласиться: в частности, тезисы о «внутриукраинском» конфликте или посреднической роли России». В тексте, продолжают германский и французский министры, также содержатся положения, которые не найдут поддержки среди стран «нормандского формата». Главный среди них — тезис о «налаживании прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском».

В своем проекте решений возможной встречи господа Маас и Ле Дриан предлагают формулировки, которые без прямого указания на то, что Россия является стороной конфликта, имеют в виду вовлечь ее в непосредственное решение и вопросов безопасности, и вопросов политического блока Минских соглашений.

В частности, на встрече глав МИДов предложено повторно подтвердить решение Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию ситуации на востоке Украины о дополнительных «мерах по усилению режима прекращения огня» в зоне конфликта. Кроме того, министры должны принять меры по достижению «нового соглашения об освобождении и обмене лиц, удерживаемых в связи с конфликтом».

Также Хайко Маас и Жан-Ив Ле Дриан, указывая на необходимость проведения нового нормандского саммита, пишут, что главы четырех государств должны обсуждать вопросы вывода всех иностранных вооруженных формирований, наемников и военной техники с территории Украины, проведения там конституционной реформы, восстановления Киевом полного контроля над государственной границей и ряд других.

Это существенно отличается от прежнего подхода, зафиксированного, например, в итоговом документе последнего саммита в «нормандском формате», который прошел в декабре 2019 года в Париже. В нем «нормандцы» оговариваются, что они лишь «окажут поддержку» контактной группе в решении вопросов безопасности — от разведения сил до разминирования, и призывают ТКГ способствовать обменам удерживаемых лиц. Оговорки эти следует понимать как то, что непосредственно участники «нормандского формата» не вовлекаются в решение перечисленных проблем.

Неслучайно в ответном письме от 6 ноября Сергей Лавров указывает на то, что прекращением огня следует заниматься именно ТКГ — «именно там, а не в «нормандском формате» работают политические и военные представители Донбасса и Украины, от которых зависит режим прекращения огня».

По словам главы МИД РФ, все другие связанные с обеспечением безопасности вопросы также относятся к компетенции ТКГ. Касаясь урегулирования политических и правовых вопросов конфликта, включая особый статус ОРДЛО, господин Лавров настаивает на том, что их решение требует «прямого диалога Киева с Донецком и Луганском», как это записано в «Комплексе мер по выполнению Минских соглашений». В этом документе, полный текст которого опубликован в том числе на сайте Кремля, действительно, не раз повторяется, что политические вопросы должны решаться по согласованию с представителями Донецка и Луганска в рамках контактной группы.

Письмом от 16 ноября Сергей Лавров ставит точку в дискуссиях о проведении как встречи глав МИДов, так и саммита «нормандцев»: «В условиях, когда передергиваются российские подходы к внутриукраинскому урегулированию и созыву «нормандской» встречи, нам не остается ничего иного, как пойти на нестандартный шаг и предать гласности нашу переписку».

В конце послания российский министр заключает: «Хотел бы подтвердить приверженность дальнейшему взаимодействию в рамках «нормандского формата» в целях побуждения Киева, Донецка и Луганска как сторон конфликта к выполнению своих обязательств по минскому «Комплексу мер» и согласованию всех вытекающих из него договоренностей в рамках Трехсторонней контактной группы».

Этим господин Лавров дал понять, что Москва готова продолжать контакты только исходя из того, что она посредник, а не сторона конфликта.

В четверг, отвечая на просьбу прокомментировать причины публикации переписки с коллегами из ФРГ и Франции, Сергей Лавров заявил: «Мы все люди. Можно сказать — достали». Он добавил, что переписка красноречиво показывает саботаж Киевом Минских соглашений.

Тем временем в МИД Германии заявили агентству «РИА Новости», что «приняли к сведению решение министра Лаврова обнародовать конфиденциальные обсуждения», и подчеркнули: «Мы рассматриваем этот шаг как нарушение дипломатической практики».

Владимир Соловьев

Фото отсюда
 
Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора