Скоро ли у России кончатся энергоресурсы?

soiz [1231402] 21.09.2018 18:57 | Экономика 55

О перспективах сырьевой экономики

В России построен периферийный капитализм, страна превращена в сырьевой придаток. На сайте «Школа Инвестора» (http://investorschool.ru/kakova-dolya-syrevyx-doxodov-v-byudzhete-rossii) приводится информация «Какова доля сырьевых доходов в бюджете России?»: «Столько денег в федеральный бюджет страны получают от продажи сырья и налогов, взятых с его продажи. В процентах это 86,5% федерального бюджета».

структура доходов федерального бюджета

источники доходов федерального бюджета

Не берусь судить насколько это точно, но роль экспорта сырья для российской экономики понятна…

В 1999 году была издана книжка полковника Федеральной пограничной службы Андрея Петровича Паршева «Почему Россия не Америка». В ней говорилось: «Основа нашего  экспорта —  энергоресурсы: нефть, нефтепродукты, газ.  Мы — самая холодная страна мира.  Для  одинакового  с  другими странами уровня комфорта нашим согражданам  приходится  расходовать в 4-8  раз больше энергии, чем в других  странах. Потребность в  энергоресурсах — у  нас самая большая. Поэтому экспорт невозобновляемых  энергоресурсов (электричество, нефть, газ,  уран)  должен  у  нас  расцениваться  не  просто  как  государственное преступление.  Государство  — это еще не все. Это преступление перед еще не рожденными поколениями нашего народа! По опасности оно сравнимо с геноцидом, и в чем-то даже страшнее». По словам Паршева, живя в избушке в суровых условиях, мы при этом торгуем дровами, которые необходимы нам самим для выживания. Но, может быть, дров много?

Время от времени тема исчерпаемости энергоресурсов всплывает в печати. Данные довольно противоречивые и это не удивительно. «Огонек» в номере за сентябрь 2002 сообщил: «Председатель Правительства РФ Михаил Касьянов подписал постановление, согласно которому сведения о балансовых запасах нефти в стране теперь являются государственной тайной. Помимо нефти засекречены также сведения о запасах газа, никеля, кобальта, тантала, ниобия, бериллия, лития, редких металлов иттриевой группы, а также особо чистое кварцевое сырье…». Реальные данные о наших природных богатствах, таким образом, — государственная тайна. Поэтому приходится делать выводы по отдельным заявлениям.
Сообщение из «АиФ» от 10 июня 2004 года: «Страшную картину нарисовало российское Министерство природных ресурсов: полтора года назад специалисты этого министерства подсчитали, что все разведанные запасы нефти в России будут полностью исчерпаны к 2040 году».


Фрагмент материала к.х.н Евгения Данилова с «The Chemical Journal», за декабрь 2008 года: «Основные проблемы нефте- и газодобывающей отрасли России заключаются в экстенсивном способе выработки и добычи углеводородов: из множества месторождений выбираются самые крупные с нефтью, обладающей лучшими свойствами. Месторождения, что залегают на больших глубинах, а также месторождения тяжелых нефтей — разрабатываются в последнюю очередь. … Операционные затраты по добыче тяжелой нефти и природных битумов в 3-4 раза превосходят затраты на добычу легкой нефти, что связано не только с более высокой плотностью и вязкостью тяжелых нефтей, но и с недостаточной развитостью технологии ее добычи и переработки в нашей стране. … Эксперты отмечают, что переработка тяжелой высоковязкой нефти еще более затруднительна, энергоемка и, как следствие, во многих случаях низкорентабельна и даже убыточна».
Сообщение с сайта РБК от 2 июля 2008 года: «Сроки исчерпания рентабельных запасов по отдельным полезным ископаемым не выходят за рамки 2013-2025гг., говорится в сообщении Счетной палаты РФ по итогам аудита эффективности воспроизводства минерально-сырьевой базы (МСБ) РФ в 2005-2007гг.  Причиной сложившейся тенденции является длительная стагнация поисковых и геологоразведочных работ, обусловленная резким снижением их финансирования с 1990г.»

31.03.2016 в интервью корреспонденту агентства ФинЭк Андрея Паршев сказал: «В России не такие уж большие запасы нефти. По этому показателю мы находимся где-то на 7-8 месте в мире. А вот по добыче мы постоянно входим в тройку лидеров и таким образом усиленно исчерпываем свои запасы. В России при таких темпах нефтедобычи через пару десятилетий возникнут серьезные проблемы – уже сейчас часть наших эксплуатируемых месторождений существенно выработаны, и дальнейшего кардинального повышения добычи ожидать на них не приходится.  Кроме того, следует учитывать, что у нас высокое необходимое энергопотребление, а точнее, самое высокое в мире. Что касается якобы гигантских запасов углеводородов в Восточной Сибири, это – пока только разговоры. Никто их точно не измерял и уж тем более не добывал. Поэтому с уверенностью заявлять об их невероятных объемах – преждевременно. Это, кстати, относится и к восточносибирскому углю».

05.10.2016 г. сайт «Газета.Ру» опубликовал материал под заголовком «На сколько хватит нефти и газа»: «Газ и нефть в России не бесконечны, и стране пора переходить на другой, несырьевой вариант экономики. По мнению Германа Грефа, «нефтяной век» закончится уже через 12-14 лет…
«Исторически выход из моноресурсного состояния экономики очень болезнен», — отметил глава Сбербанка».

23.05.2017 польское издание «Interia» опубликовало статью Михала Козака «Россия: все сценарии негативны». В ней особое внимание уделяется нефти: «Как следует из сообщений, поступающих из российского правительства, в скором будущем Россия может лишиться одного из своих основных источников доходов — добычи и экспорта нефти. По данным министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, россияне используют практически все готовые для разработки месторождения, в резерве остается лишь 6%. В интервью «Российской газете» он отметил, что без новых месторождений объем добычи снизится уже к 2020 году. «Вырастет доля трудноизвлекаемой нефти, серьезно ухудшится экономика проектов», — отметил он.


23.03.2017сайт finanz.ru опубликовал материал под заголовком «Россия без нефти: Для экономики начинается обратный отсчет»: «Нефтяная «сказка», в которой более 50 лет живет Россия, обменивая «черное золото» на валюту, технологии и потребительский стиль жизни, с угрожающей скоростью приближается к финалу.
Из действующих месторождений россияне уже выкачали все, что можно. Вдобавок, стараясь компенсировать низкие цены, Россия довела объем добычи до уровня, превышающего рекордные показатели конца 1980-х (сейчас объем добычи доходит до 11,2 миллиона баррелей в сутки). Одновременно россияне перестали инвестировать в геологоразведку и подготовку новых месторождений к эксплуатации.

Поисково-разведочные работы практически приостановлены. С одной стороны, это эффект санкций, ограничивших возможность покупать необходимое для них оборудование, а с другой — беспечности, с которой путинская команда относилась к экономике. «Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан», — объяснял на встрече с Владимиром Путиным глава Федерального агентства по недропользованию (более известного под названием Роснедра) Евгений Киселев.

По данным этого агентства, поддерживать уровень добычи на современном уровне Россия сможет лишь в ближайшие несколько лет. 70% российских запасов нефти сосредоточены в Арктике и других труднодоступных районах, где ее себестоимость колеблется от 70 до 150 долларов за баррель. Кроме того, российские компании не располагают технологиями, позволяющими разрабатывать арктические месторождения. В итоге получается, что этой нефти, по сути, нет.

Пик добычи, как полагает аналитик консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин, придется на 2020-2022 год, а в 2035 году ее объемы составят лишь 50% от сегодняшних показателей. Такое количество сырья России требуется на удовлетворение собственных нужд, так что, если до того времени ничего не изменится, она окончательно покинет клуб экспортеров и лишится одного из основных источников доходов.

«Если удастся избежать катастрофических сценариев, связанных с ошибками руководства или внешними факторами, у России есть экономический запас прочности на срок от шести до десяти лет и более. Затем вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны», — указывают эксперты Московского центра Карнеги в докладе на тему состояния российской экономики, опубликованном в конце 2016 года».

Усиленная добыча на старых, еще советских месторождениях приводит к их ускоренному истощению, а новых залежей с дешевой и легкой для извлечения нефтью обнаружить не удается.

На данный момент почти все запасы нефти уже включены в добычу, сообщил на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным глава Минприроды Сергей Донской. Нераспределенный фонд недр по нефти составляет, по его словам, лишь 6%.
Этого настолько мало, что приходится менять формат работы министерства: вместо распределения недр остается лишь следить «за эффективностью недропользования», рассказал Донской.

В 2017 году в России не будет объявлено ни одного аукциона на право пользования крупными углеводородными участками. «Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан», — объяснил ситуацию глава Роснедр Евгений Киселев.
«Средний размер открытых месторождений за последние 2 года — 1,7 млн тонн», — говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Это крохи: в один только Китай Россия каждый месяц поставляет в 3,5 раза больше.
Инвестиции в поиск и разведку были радикально урезаны после обвала цен на нефть, объясняет Крутихин: «Изменилась парадигма. (Решили) просто гнать все, что можно продать сейчас по той цене, которая есть. Выкачивать из действующих месторождений все, что можно. Рядом с первой бурить вторую скважину, если нефть идет, не обращая внимания на оптимальные схемы».
Форсированная разработка позволила выйти на максимум добычи с 1987 года (11,2 млн баррелей в день), но она же существенно приближает финал нефтяного благополучия.
Согласно «Стратегии развития минерально сырьевой базы РФ до 2030 года», которую подгтовили Роснедра, у России есть максимум 3-4 года добычи на текущих уровнях.
Проблема в том, что 70% запасов — это трудноизвлекаемая нефть, ее себестоимость от 70 долларов на суше до 150 долларов за баррель в Арктике, к тому же нужны технологии, доступ к которым перекрыт санкциями Запада, напоминает Крутихин.
По его словам, пик добычи — это 2020-22 гг. Затем начнется спад со скоростью до 10% в год, а к 2035 году объемы рухнут вдвое — с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит — экспорт придется обнулить.
Для российской экономики это начало обратного отсчета до коллапса, говорит директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.
Продажа нефти, по данным ЦБ, дает 26% всей поступающей в страну валюты; в целом нефтегазовый экспорт — 60%. Федеральный бюджет обеспечен нефтью на 40% напрямую, а если учесть все косвенные эффекты (например, импорт товаров на нефтяные деньги), — то на 84,3%, подсчитал Мовчан.
Весьма вероятно, говорит он, что закрывать «дыру» правительство будет включением на полную мощность печатного станка. Одновременно придется закрыть трансграничное движение капитала, ограничить операции с валютой и ввести контроль над ценами.
«Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом», — предупреждает Мовчан.
Запас прочности у экономики, по его словам, — 6-10 лет, затем «вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны».


А вот свежие сообщения: «24 августа 2018 г. Готова ли Россия к будущему без нефти и газа? Министерство природных ресурсов подготовило государственный доклад о состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2016 и 2017 гг., в котором приводит неутешительные факты. «Главной проблемой сырьевой базы нефти России по-прежнему является постепенное ухудшение ее структуры с увеличением доли трудноизвлекаемых запасов и ростом себестоимости нефтедобычи. Будет расти роль глубоких нефтеносных горизонтов в старых добычных регионах с развитой инфраструктурой, доля тяжелой высоковязкой нефти, обводненных и низкопроницаемых горизонтов. Предполагается, что доля трудноизвлекаемой нефти в структуре добычи к 2025 г. увеличится до 10% и будет продолжать возрастать», – сказано в докладе. «Санкции против российских нефтегазовых компаний, ограничивающие приток зарубежных инвестиций, новых технологий и оборудования в отрасль, затрудняют развитие новых проектов в России, в особенности шельфовых и направленных на разработку трудноизвлекаемых запасов. В период 2016–2017 гг. не введено в эксплуатацию ни одного значимого месторождения, газодобывающие компании сосредоточили внимание на проведении работ по уже действующим проектам», – утверждают аналитики Минприроды.  С 2013-2014 гг. российские компании планировали запустить проекты двух типов: по разработке на шельфе и добыче «трудной нефти». Но нарушили эти планы вовсе не санкции и не договоренность с ОПЕК, считает Игорь Юшков.  «У нас не было готовых технологий ни для того, чтобы добывать на шельфе, особенно арктических морей, ни для добычи нефти баженовской свиты. Предполагалось, что наши компании создают совместные компании с иностранцами, и на базе иностранных технологий мы создаем собственную технологию, которая позволит нам работать на своих месторождениях. Санкции, действительно, ввели против этих двух типов проектов, потому что именно они должны были увеличить добычу нефти в России в перспективе 7-10 лет», – говорит он.  Но даже если бы санкций не было, при падении цен на нефть с 120 до 40 долларов, явно никто не стал бы работать на этих типах проектов. Только сейчас, когда мы вернулись к 70-80 долларам за баррель, компании смотрят в сторону нетрадиционных запасов, пытаются разработать новые технологии».
В 2017 году в России не будет объявлено ни одного аукциона на право пользования крупными углеводородными участками. «Ничего не осталось. Фонд открытых месторождений исчерпан», — объяснил ситуацию глава Роснедр Евгений Киселев.

«Средний размер открытых месторождений за последние 2 года — 1,7 млн тонн», — говорит партнер RusEnergy Михаил Крутихин. Это крохи: в один только Китай Россия каждый месяц поставляет в 3,5 раза больше.
Инвестиции в поиск и разведку были радикально урезаны после обвала цен на нефть, объясняет Крутихин: «Изменилась парадигма. (Решили) просто гнать все, что можно продать сейчас по той цене, которая есть. Выкачивать из действующих месторождений все, что можно. Рядом с первой бурить вторую скважину, если нефть идет, не обращая внимания на оптимальные схемы».

Форсированная разработка позволила выйти на максимум добычи с 1987 года (11,2 млн баррелей в день), но она же существенно приближает финал нефтяного благополучия.
Согласно «Стратегии развития минерально сырьевой базы РФ до 2030 года», которую подгтовили Роснедра, у России есть максимум 3-4 года добычи на текущих уровнях.
Проблема в том, что 70% запасов — это трудноизвлекаемая нефть, ее себестоимость от 70 долларов на суше до 150 долларов за баррель в Арктике, к тому же нужны технологии, доступ к которым перекрыт санкциями Запада, напоминает Крутихин.
По его словам, пик добычи — это 2020-22 гг. Затем начнется спад со скоростью до 10% в год, а к 2035 году объемы рухнут вдвое — с 11 до 6 млн баррелей в день. В таком объеме нефть потребляет сама Россия, а значит — экспорт придется обнулить.
Для российской экономики это начало обратного отсчета до коллапса, говорит директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан.
Продажа нефти, по данным ЦБ, дает 26% всей поступающей в страну валюты; в целом нефтегазовый экспорт — 60%. Федеральный бюджет обеспечен нефтью на 40% напрямую, а если учесть все косвенные эффекты (например, импорт товаров на нефтяные деньги), — то на 84,3%, подсчитал Мовчан.

Весьма вероятно, говорит он, что закрывать «дыру» правительство будет включением на полную мощность печатного станка. Одновременно придется закрыть трансграничное движение капитала, ограничить операции с валютой и ввести контроль над ценами.
«Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом», — предупреждает Мовчан.
Запас прочности у экономики, по его словам, — 6-10 лет, затем «вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны».

Сообщение от 11 сентября 2018 года с сайта «Свободная пресса»: «В Западной Сибири заканчивается нефть. За последние 10 лет добыча нефти в Западной Сибири сократилось на 10%. Об этом свидетельствуют данные компании Vygon Consulting, изложенные в обзоре «Добыча нефти в Западной Сибири: перезагрузка». По подсчетам аналитиков, если ничего не предпринимать, добыча «черного золота» ежегодно будет сокращаться на 2−3%, и к 2024 упадет на 17%. Это значит, что при текущих ценах на сырье российская экономика недополучит 28 млрд. долларов экспортных доходов, а бюджет — 1,5 трлн. рублей.  Как пишут эксперты, из-за обводненности месторождений углеводороды составляют лишь 11% в той субстанции, что извлекается на поверхность в традиционных районах Западной Сибири. Это связано с геологическими особенностями и принятой еще с советских времен системой поддержания пластового давления путем закачивания воды. Как следствие, за 10 лет средняя производительность скважин упала на 36% — до 27,5 тонны в сутки. В прежние годы снижение добычи на действующих месторождениях удавалось частично компенсировать вводом новых, но сейчас незадействованных крупных месторождений в регионе почти не осталось.  Большинство новых перспективных месторождений находятся в Восточной Сибири, но она, в отличие от Западной, требует больших вложений в инфраструктуру. Что касается крупных месторождений на арктическом и черноморском шельфе, без западных технологий, которые оказались под запретом из-за санкций, бурение пока не приносит желаемых результатов. Что касается методов интенсификации в добыче в Западной Сибири, они все равно не позволят поддерживать объемы на нынешнем уровне до 2024 года. … Ситуация с добычей в Западной Сибири не только не улучшилась, но и демонстрирует дальнейшее ухудшение. Если раньше добыча падала на полтора процента, то теперь на 2−4% в год. Во многом виной тому падение цен на нефть 2014−2015 годов, из-за которого компании резко снизили инвестиции в отрасль, а также западные санкции, ограничивающие совместные проекты и закупки новых технологий».

И наконец, совсем свежая информация от 18 сентября 2018 года: «Россия приближается к моменту, когда добыча нефти в стране начнет стремительно падать. Об этом на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева заявил глава Минэнерго Александр Новак, сообщает «Finanz».
По итогам года, российские нефтяные компании получат 553 млн тонн сырой нефти, к 2021-му году добыча выйдет на пик в 570 млн тонн. Если ничего не предпринимать, то с 2022-го года начнется спад производства и в течение 14 лет добыча рухнет почти вдвое, предупредил Новак.
Ресурсная база в стране деградирует, старые, еще советские месторождения с дешевой в добыче и легкой для извлечения нефтью истощаются. За последние 10 лет средний дебит скважин снизился на 4%, при этом бурить приходится почти в два раза больше, рассказал Новак.

Особенно остро эта проблема стоит в Западной Сибири, которая сейчас является основным добывающим регионом в России, обеспечивая каждый второй баррель, извлекаемый из недр.
Санкции Запада отрезали нефтегазовую отрасль от современных технологий, в то время как собственных в России практически нет, отмечает директор энергетического центра при Московской школе управления «Сколково» Татьяна Митрова. По данным Минприроды, за последние 2 года в стране не было введено в эксплуатацию ни одного нового месторождения газа, не удалось открыть ни одного крупного месторождения нефти, а работы на арктическом шельфе пришлось приостановить. Ключевой проблемой становится невозможность поддерживать добычу на стареющих месторождениях, объясняет Митрова: «Для этого требуется гидроразрыв пласта. Но за все время санкций в стране не было создано ни одного собственного флота ГРП, а имеющийся флот стремительно ветшает».
«Обманчиво низкий текущий эффект санкций не должен вводить в заблуждение: в долгосрочной перспективе они в состоянии поставить под угрозу поддержание объемов добычи и развитие экспортной трубопроводной инфраструктуры, постепенно выдавливая Россию с внешних рынков, сужая каналы получения доходов от экспорта и подрывая устойчивость национальной экономики»».

Что к этому можно еще добавить?
«Совокупное состояние 25 российских миллиардеров за 11 месяцев 2017 года выросло на 21,6 миллиарда долларов, следует из Bloomberg Billionaires Index (BBI)». (РИА Новости)
«EurasiaNet» (США): «Суммарный капитал 200 самых состоятельных россиян вырос в 2017 году до 485 миллиардов долларов, что значительно больше золотовалютных резервов Центробанка (433 миллиарда долларов) и денежных накоплений всего российского населения в банках (около 389 миллиардов долларов). В целом, богатые граждане России (люди с состоянием от 5 миллионов долларов, не включая стоимости основного жилья) разбогатели в прошлом году на 22 — 27 процентов, добившись состояния 1,2 триллиона долларов, или 73,5% ВВП страны. Но заработанные деньги не остаются в российской экономике, а продолжают уходить за границу. В то же время доходы граждан падают пятый год подряд, продолжает расти и количество бедных».

«Наша Версия» пишет в материале от 9 января 2017 года: «В одном из последних номеров «Нашей Версии» мы подняли тему зарплат руководителей сырьевых государственных корпораций России, сравнив их доходы с коллегами из стран Запада. Сравнение оказалось явно в пользу отечественных топ-менеджеров, чем вряд ли стоит гордиться. Их гигантские доходы слишком нарочито контрастируют не только с уровнем жизни подавляющего большинства россиян, но и с зарплатами рядовых сотрудников этих же компаний, а также с результатами их работы.
Начнём с самого принципа установления размера зарплаты руководителю госкомпании. Если вы думаете, что его определяет государство, то ошибаетесь. Как правило, должностной оклад и бонусы для главы госкорпорации определяются решением совета директоров. Сколько будут получать другие топ-менеджеры, определяет в большинстве случаев руководитель компании. К окладу добавляются ещё и доплата….

Средняя зарплата директора фирмы – 600 тыс. рублей, средняя зарплата члена совета директоров компании – 1,17 млн рублей. Напоминаем: не в год, а в месяц!
И, наконец, доходы топ-менеджеров. Точных данных по «Газпром нефти» найти не удалось, но если ориентироваться на уровень доходов топ-менеджеров в головной компании, «Газпроме», то в среднем они составляют около 312 млн рублей (5 млн долларов) в год, или 420 тыс. долларов в месяц. И это при том, что у «Газпрома» с каждым годом всё растёт корпоративный долг».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора