СУДЬБА-ИНДЕЙКА

Лев Вершинин 7.03.2020 12:08 | Общество 65

А между тем, великий человек продолжает расставлять слоников по надлежащим полочкам. В частности, говорит он, альтернативы сложившейся в Российской Федерации системе управления нет, потому что «У нас нет устойчивых политических партий, которые, скажем, в Европе столетиями росли, но даже там сбои очень большие в парламентской системе«.

И таки да. В свое время, когда классические политические партии  формировались, они представляли те или иные группы «третьего сословия», стремящиеся законсервировать достигнутое (тори) или расширять набор прав (виги). У каждой партии была мощная социальная поддержка в тех или иных слоях населения, осознанно готовых поддержать ее и словом, и делом, была ясная и четкая идеология, были лидеры, готовые ради торжества своих идей идти до конца.

Сейчас не так. Социальная структура изменилась, граждане атомизированы, раздроблены, в условиях принципиально новых информ-технологий и репрессивных аппаратов сопротивление масс уже не угроза,  да и возглавлять их некому: во всем т. н. «цивилизованном мире» установилось торжество внеидеологической олигархии, тесно связанной с замкнутыми «политикумами», и партии превратились в ширмочки, прикрывающие кулуарную возню неантагонистических кланов.

В такой ситуации т.н. «сменяемость власти» тоже, разумеется,  лишь декорация, создающая видимость демократии, но в российских условиях даже декорации стали докучливыми обузами,  и: «Сейчас, действительно, может быть, важнее даже стабильность, спокойное развитие страны. Но потом, когда мы наберем… Страна наберет побольше уверенности в себе, побольше ресурсов… Тогда точно совершенно нужно, безусловно, обеспечить сменяемость власти«.

Очень интересный момент. Уникальный геостратег не просто четко заявляет, что сейчас ни о какой «сменяемости власти» не следует и мечтать. Это само собой. Но обратим внимание на оговорку: «когда мы наберем… побольше уверенности в себе, побольше ресурсов«. Это «мы«, явно выскочив из подсознания, было мгновенно исправлено на «страна наберет«, но из песни слова не выкинешь, и вывод очевиден: у них сейчас нет ресурсов и нет уверенности в том, что они

могут позволить себе поиграть с такой бирюлькой, как «сменяемость«. Вот потом, «когда мы наберем» (когда они наберут), тогда можно и «обеспечить«. Но до тех пор, безусловно, только «стабильность». Без «сменяемости«. Ради «спокойного развития«. И хрен с ним, с тем, что до ситуации, когда у страны (включая даже их самих) нет ни ресурсов, ни даже уверенности в себе до такой степени, что их же спикеры рангом пониже вынуждены признавать переворот переворотом.

Впрочем: «Дело не во мне. Мы же вносим поправки в Конституцию даже не на пять, не на десять лет, минимум лет на 30, на 50. Поэтому я считаю, что нужно на будущее«. То есть, великий человек не для себя старается и  не отвергает сменяемость в принципе. Он очень четко очерчивает сроки, — «минимум лет на 30, на 50», — иначе говоря, дает понять, что как только замкнутая Система упрочится окончательно (к третьему поколению), сменяемость дозволят.

И что важно, раскрыта и крайне интимная тема личных мотивов: «Любой человек, если бы он оказался в моем положении, уверен, воспринимал бы это не просто как работу, а как судьбу«. Согласитесь: исповедально. Как в мемуарах Черчилля и Де Голля. Только Черчилль определял власть, как «ношу«, Де Голль, как «долг чести«, в понимании же национального лидера РФ  власть — это судьба, от которой не уйдешь. Или, проще, фарт, а с фарта только лох спрыгнет…

UPD.
Всем, кто упрекает в необъективности, требуя переписать заметку не по дайджесту, а по полной стенограмме. Я могу. Без проблем. Но не уверен, что это вас обрадует.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю