«Зовите меня просто — Ильич»

Александр Майсурян 21.12.2017 6:40 | История 148
19 декабря отмечается день рождения Леонида Ильича Брежнева (1906—1982). Странно вспомнить, как при жизни в народе смеялись над этим руководителем, притом, что для своей эпохи он явно был не худшим руководителем, а может быть, и лучшим из возможных. Кстати, и над дикцией его тоже смеяться не стоило, так как она была результатом фронтового ранения — как-то над таким обычно не принято смеяться…
Между прочим, между двумя Ильичами, первым и вторым, как ни странно, несмотря на все отличия, было и кое-что общее: оба предстают в воспоминаниях людьми немножко чудаковатыми, экстравагантными, даже в чём-то эксцентричными. Конечно, в официальных образах обоих эта черта была залакирована почти до блеска, но в действительности…
Вот посмотрим для примера на эту фотографию, где Леонид Ильич запечатлён с президентом Югославии Иосипом Броз Тито.
Головные уборы советского генсека, маршала Тито и некоторых других украшены сосновыми веточками. Это не просто украшение, а знак успешной охоты. Оба они были заядлыми охотниками. Вот, кстати, ещё один охотничий снимок двух лидеров. Заметим, что веточек на шляпах ещё нет — охота продолжается…
Помощник генсека А. Александров-Агентов рассказывал о дружбе двух лидеров, которая завязалась ещё в 1962 году на острове Бриони: «Многое в стиле личной жизни Тито… импонировало Брежневу.
Недаром ведь он некоторое время даже носил перстень, подаренный ему Тито. Символичен был и финал. Когда в мае 1980 года Тито умер, сам уже совершенно больной, Брежнев, пренебрегая советами врачей, вылетел на похороны и… мужественно отстоял свою вахту у гроба ушедшего товарища».
Перстни были частью образа Тито ещё с 40-х годов, и многих советских гостей они тогда шокировали своей буржуазностью. «Мы обратили внимание, — вспоминал художник Борис Ефимов, — у него на пальце было кольцо с большим бриллиантом. Который пригодился потом, когда уже надо было на него рисовать карикатуры». Вот, кстати, карикатура Б. Ефимова 1951 года, на которой руку Тито унизывает сразу несколько перстней:
А в отношении Леонида Ильича Евгений Чазов вспоминал: «Однажды… у него на руке появилось массивное золотое кольцо с печаткой. Любуясь им, он сказал: «Правда, красивое кольцо и мне идёт?». Я удивился — Брежнев и любовь к золотым кольцам! Это что-то новое. Возможно, вследствие моего воспитания я не воспринимал мужчин, носящих ювелирные изделия вроде колец. Что-то в этом духе я высказал Брежневу… Посмотрев на меня почти с сожалением, что я такой недалёкий, он ответил, что ничего я не понимаю и все его товарищи, все окружающие сказали, что кольцо очень здорово смотрится и что надо его носить. Пусть это будет его талисманом».Но, возвращаясь к первому снимку, пожалуй, более интересны револьверы в кобуре, которые висят на поясе у Леонида Ильича. Что это за револьверы? Это бутафорские (!) кольты, которые Брежнев получил в подарок в 1973 году от американского артиста Чака Коннорса (1921—1992). Вот этот актёр в разных кинообразах:
А здесь он с Леонидом Ильичом в июне 1973 года, во время визита Брежнева в США.
Для американской стороны стала некоторой неожиданностью любовь советского генсека к ковбойским фильмам. Когда Брежневу с самолёта показывали Гранд-каньон, он вспомнил, что видел этот каньон в голливудских вестернах. Брежнев припомнил один из таких фильмов, назвал имя актёра Чака Коннорса и оживлённо изобразил впечатлившую его сцену: как герой Коннорса ведёт огонь от бедра сразу из двух револьверов-кольтов. «Брежнев любил американское кино, — писал дипломат А. Добрынин, — но в основном лишь ковбойского жанра. Эти картины он часто смотрел дома и знал актёров».
Тогда Брежневу решили устроить встречу с понравившимся ему актёром. Переводчик Виктор Суходрев (на снимке он стоит между Коннорсом и Брежневым) так описывал этот эпизод: «В ворота вошёл крепкий, жилистый мужчина в джинсах и ковбойке, в котором я сразу узнал того самого Чака Коннорса, героя многих голливудских вестернов. Брежнев сразу встрепенулся и буквально кинулся ему навстречу. Тот, конечно, тоже выразил радость и протянул Генсеку два кольта, сказав, что именно с этим оружием он снимался в одной из картин, которую, как оказалось, Брежнев видел. Он, правда, добавил, что кольты, в общем-то, бутафорские и могут стрелять только холостыми патронами. Брежнев радовался, как ребёнок…». А. Добрынин: «Брежнев не без гордости показывал эти пистолеты в Москве своим коллегам, а при полёте из США домой надел этот пояс и «демонстрировал» ковбойские приёмы с пистолетами, которые он видел когда-то в кино».
Ещё Коннорс подарил Леониду Ильичу ковбойскую шляпу, а генсек в ответ преподнёс ему самовар.
Фотография с Тито свидетельствует, что и позднее, уже в СССР, Брежнев продолжал надевать это ковбойское оружие, несмотря на его очевидную бесполезность на охоте, так оно ему пришлось по душе.

А свидетелями следующей встречи Брежнева с Коннорсом стали миллионы телезрителей. Это произошло через пару дней, когда Брежнев покидал Америку. Среди толпы провожающих он заметил артиста. «Оттеснив охрану, — писал историк Рой Медведев, — наш генсек бросился к Коннорсу и обнял его. Брежнев не был низкорослым, но огромный американец был выше Брежнева на 20-25 сантиметров. Он также обнял Брежнева, приподняв его при этом от земли. Поскольку отъезд Брежнева передавался «Интервидением» прямо в эфир, советские телезрители были в недоумении, не поняв этой неожиданной выходки Брежнева. Не смог сразу понять её и комментатор».
Вот эта сценка, озадачившая многих советских телезрителей (кажется, я и сам её помню, хотя мне в тот момент исполнилось всего 4 года — старшая родственница, смотревшая вместе со мной проводы Брежнева и объяснявшая мне происходящее, замялась, не понимая, с кем это Леонид Ильич так сердечно прощается):Леонид Ильич пригласил артиста в СССР. Вскоре тот действительно приехал в Москву. Ему устроили великолепный приём…Конечно, могут сказать, что вся эта любовь к безделушкам типа кольтов, американскому кино и тем более к дорогим украшениям — это опасные симптомы того, что в советское общество потихоньку просачивались буржуазные привычки и ценности. Возможно, так оно и было… А с другой стороны, гораздо более опасные буржуазные «ценности», вроде прямого культа денежного мешка, презрения к «быдлу», к труду и знаниям, в эпоху Брежнева в СССР всё-таки не побеждали. Зато они очень скоро победили, когда его не стало…

UPD. Мне ИЗВЕСТНО о кольтах, подаренных генсеку годом позже, в 1974 году, от американского президента Форда. Однако на снимке с Тито (1973 года) запечатлены не они, а именно подарок Коннорса. (Что мне, между прочим, подтвердил и личный фотограф Леонида Ильича, сделавший этот снимок). Вот эти «фордовские» кольты, сделанные по специальному заказу. Можно видеть, что они совсем не похожи на те, о которых идёт речь в посте… Хотя идея их создания возникла с лёгкой руки всё того же Чака Коннорса, когда о его подарке генсеку стало известно.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Партия нового типа
Центр сулашкина