Будущее: цели и методы

Александр Леонидов 16.11.2018 20:47 | Общество 57

​Представьте, что идёт чемпионат по шахматам. Как и положено на чемпионате – одни выигрывают, другие проигрывают. Нервничают все. Победить мечтают все. Но речь идёт о победе по правилам игры в шахматы. И вот Некто, осознав, что безнадёжно проигрывает – смёл решительным жестом все фигурки с поля и дал в морду своему оппоненту. И шахматной доской сверху по темечку добавил. А потом ногами, пинками добил. Возникает вопрос: он победил? Ответ двоякий: как шахматист, нет, не победил. И своим поведением доказал, что по правилам чемпионата выиграть не в состоянии. Но с точки зрения зоологической – да, победил. То есть повалил на землю очкарика-гроссмейстера и пинками добил.

Эта аналогия весьма уместна, когда мы говорим о роковом треугольнике «Цивилизация-СССР-США». Шёл турнир, подобный шахматному. Турнир за честь первенства в человеческой цивилизации. Как и любой турнир, он представлял из себя соревнование методов при достижении единой цели.

Люди с разными целями не могут соревноваться. В принципе. Это понимает даже тот, кто далёк от спорта. Как лыжнику соревноваться с боксёром? Как пловцу соревноваться со штангистом? У них же цели разные! То, что для одного желанный рекорд – для другого вообще ничто. Зачем боксёру развивать скорость на лыжне? Зачем пловцу тянуть рекордный вес, как это ему поможет быть первым среди пловцов?

Цивилизацию и прогресс тоже можно представить в виде особого вида спорта (такого комплексного многоборья) – на котором разные атлеты конкурируют за первенство. Видели, как бегуны бегают? У них у всех один финиш. Вопрос лишь в том, кто из них первый прибежит. И ни в чём больше. Если бегун побежит в другую сторону или вбок, то его отрыв от конкурентов будет стремительно нарастать, но никто ему этого за победу не засчитает. Да, он впереди всех, но бежит-то он в другую сторону!

В роковом треугольнике «Цивилизация-СССР-США», по правилам цивилизации, соревноваться должны были не ценности и цели, а скорость их достижения! Такое соревнование при любом победителе продвигало человечество в целом вперёд.

Допустим, соревнуются два конструкторских бюро: какое первым сделает космический аппарат. Страсти кипят, эмоции бурлят, но кто бы из КБ не выиграл – в итоге у страны появится космический аппарат. Для каждого из конструкторов первенство очень важно, для страны в целом – не очень.

Это есть речь идёт о чести первенства по единым правилам игры.

Если у двух сверхдержав одинаковые цели – то одна к ним придёт первой, а другая – второй. Но в любом случае они на финише соединятся, понимаете?

Из этого исходили прекраснодушные сторонники теории конвергенции систем (социализма и капитализма): взять у каждой системы то, что в соревновании показало себя лучше, и соединить в общей идеальной конструкции.

Ведь проигравший шахматист не только проигрывает: он получает от победившего шахматиста очень ценный и практический урок игры в шахматы. И потому с точки зрения стратегической, долговременной, выигрывают оба шахматиста, потому что оба набираются опыта и мастерства.

Но это, конечно, если речь идёт об игре в шахматы по правилам! А не в том случае, если тебе дали по голове шахматной доской и добили ногами…

+++

Наша цивилизация имеет несколько базовых маркеров, которые отличают её от животного мира и от неживой природы.

— Прежде всего, это письменность. Мы, безусловно, уже 5 тыс лет являемся цивилизацией книги. Добавляя сюда видеосъёмку, аудиозаписи – в широком смысле скажем: это процесс фиксации и архивирования текущего опыта с преемственной передачей его от человека к человеку.

— Далее, много тысяч лет цивилизацию от дикости отличает стремление к нравственным ориентирам справедливости. Если бы людям было наплевать на справедливость – то зачем сочинять какие-то обобщённые законы, предписывающие единые правила для множества исполнителей?

— Извлечение огня из кремня, катящих свойств колеса из окружности, мощи из рычага, начало эпохи извлечения Силы из Знания. Бесчисленные достижения естественных наук можно свести к этому обобщающему моменту: извлечению некоей силы предмета, заключённой в знании предмета.

В трёх словах, цивилизация есть борьба за память, понимание и справедливость. Мы не знаем ни одного цивилизованного общества, в котором такой борьбы не велось бы с использованием самых разных носителей и дидактических приёмов. Соответственно, забвение, невежество и несправедливость – главные враги человеческой цивилизации.

Но кое-что досталось человеку от биологической природы – совершенно независимые от цивилизации (и её уровня) инстинкты любой (не обязательно человеческой) биологической особи. Таковы инстинкт доминирования, поглощения, половой похоти, инстинкт стремления к снижению напряжения организма, и др., которые существуют в совершенно не пересекающейся с цивилизацией плоскости, но одновременно с ней.

То есть, например, мужчину влечёт к женщине независимо от того, с каменным ли он топором, или пультом от синхрофазотрона. И это иррациональное вкрапление в цивилизацию, которое цивилизованные общества всегда расценивали, как опасное, всегда стремились локализовать и контролировать.

В половом акте или поедании мяса нет ни памяти, ни понимания, ни справедливости. Как нет их и в халтуре – инстинктивном стремлении биологического существа снизить тягость своей деятельности, укоротить и облегчить её, даже ценой снижения качества работ.

Так вот на протяжении тысячелетий социальное и биологическое сочетались в каждом из людей. Государство традиционно стояло на стороне социального начала (для чего и возникло – ведь животным оно ни к чему), и традиционно враждовало со звериными инстинктами в человеке.

Эта традиция многих веков поставила в очень неудобное положение США в середине ХХ века. Его конкурент на руинах фашизма забрал себе всё социальное как своё родное и системное. Америке не оставалось ничего другого, кроме как вооружиться оставленным: биологическим, зоологическим началом в человеке.

Проигрывающий концептуальное соревнование, пошедший в борьбе с фашизмом на поводу у своего конкурента, приняв все советские концепции прогресса и общественного устройства, игрок понял: на концептуальном поле цивилизационных идей выиграть не сможет.

И тогда он решил прервать игру ударом оппоненту по голове…

+++

Для человечества не так уж и важно, вы или мы первые выйдем в космос: главное, что человечество туда выйдет.

Для человечества не так уж и важно, вы или мы первые победим голод и нищету: главное, что её повсеместно стремятся победить.

Для человечества не так уж и важно, вы или мы первые войдём в Берлин: главное, что все участники антигитлеровской коалиции стремятся туда войти.

+++

И вот то важное, что я хочу довести до вас: кроме первенства на поле той или иной команды есть ещё и само поле. Понимаете? Кроме соперничества детей за любовь отца – есть ведь и отец, любовь которого все дети стремятся заслужить. Кроме команд в игре – есть ещё и общие для всех команд правила игры!

В ХХ веке соперничество держав идёт по вполне определённым и достаточно строгим правилам цивилизации. Цель обозначена единой; вопрос лишь в том, кто первый добежит. И, как в спорте: не беда, если не прибежишь первым, будешь вторым. За проигрыш в этой игре не вешают и не расстреливают.

Это и пытался озвучить Горбачёв, когда завёл свою шарманку про «общечеловеческие ценности». Которые предполагались у всех правительств, а оказались в итоге далеко не у всех.

Изначально антисоветская пропаганда (и много лет!) строилась по принципу «они достигли наших целей быстрее нас». И в таком виде она, конечно же, добивалась уважительного внимания. Понятно, что своей цели мы хотим достичь как можно скорее. И если кто-то нас научит в этом деле ускорению – будем только благодарны.

Другое дело – когда нам предлагают стремиться к чужой и чуждой нам цели. А нам она вообще зачем?! Мы же хотели получить побыстрее то, что нам нужно. А не ускорить получение того, что нам не нужно.

Авиаконструктор (например) — интересуется опытом другого авиаконструктора. Потому что у них единая цель — строить самолёты. Но зачем авиаконструктору опыт серийного маньяка?! Допустим — маньяк очень опытный, умелый, душит девушек в подворотне ловко, следы заметает мастерски… То есть как маньяк он весьма эффективен. Но зачем его эффективность авиаконструктору?!

Тот момент, когда западники коварно сместили целеполагание – мы, откровенно сказать, проморгали. Речь-то шла о том, чтобы сделать жизнь человека в обществе умнее, добрее и благополучнее!

А потом вдруг оказалось, что это чепуха по сравнению с мировой «демократией» и вечными зоологическими ценностями социал-дарвинизма! И уже не надо стремиться жить умнее, и добрее – не надо, и благополучия никто уже не обещает, а наоборот, учат, что нищета и бесправие рабочих – инструмент развития экономики, предприимчивости и инвестиционной привлекательности…

Скажите, я один вижу тут фундаментальное противоречие мотивов и результатов «реформ»?

То есть человек, который хотел жить лучше, стал в итоге жить хуже – он же должен признать ошибку в своих действиях, не так ли? Если он пошёл по шерсть, а вернулся стриженым, то зачем теперь убеждать, будто он изначально хотел постричься?

+++

Они не достигли наших целей быстрее нас. У них вообще не было ничего подобного нашим целям! Они попросту эксплуатируют звериное начало в человеке, то самое, которое толкнуло вандалов разрушить Рим, а монголов – сжечь Киев.

То, что вся цивилизация в человеке подавляла, глушила и удаляла – они наоборот культивируют, насаждают и стимулируют.

+++

На самом деле – все ведь всё знают! И мы, и они, и люди во всех странах мира. Исключение сделаем разве что для сумасшедших (которых всё больше) – они единственные, кто не понимают происходящего.

А люди вменяемые – всё понимают. Потому что ничего сложного в оценке цивилизационного уровня на шкале цивилизации нет!

Цивилизованный грек знал Гомера. Культурный средневековый итальянец знал Гомера + Данте.

Образованный европеец конца XIX века дополнил формулу:

Гомер + Данте + Достоевский

Отсюда нетрудно вывести и формулу будущего цивилизации (если оно есть):

Гомер + Данте + Достоевский+ N+ N‘+ N»…=>

С одной стороны, не убывающая, с другой – постоянно растущая сумма духовного наследия.

Что случится, если формула перестанет нарастать? Кризис цивилизации. Что случится, если формула станет убывать? Тем более, кризис цивилизации.

Это очевидные и азбучные вещи, но они оказались совсем не очевидны для пост-советской эпохи торжествующего маразма. Эпоха торжествующего маразма не без животного удовольствия стала обнаруживать «ненужное» и выбрасывать один сегмент цивилизации за другим.

То, что раньше разрушалось лишь в страшных войнах, и оценивалось как трагическая утрата – стало разрушаться в мирной жизни, тихо и обыденно, и без какого-либо осмысления.

+++

На мой взгляд, культура обслуживает цивилизацию, и не может существовать сама по себе, вне главной цивилизационной идеи. Она не может существовать как бессвязный набор красочных и изящных безделушек, превратившись из храма в музей – потому что в храме она была необходима, а в музее – она начинает казаться посторонним для жизни излишеством.

Если человек не стремится больше построить великое общество будущего – зачем ему хранить память и опыт обо всех предыдущих попытках усовершенствовать жизнь и человека? Как фотоальбом чужой тебе семьи, в которой ты никого лично не знал? От такого «хлама» человек избавляется – иногда с вызовом, сжигая книги, но чаще тихо, без апломба, вынося книги на помойку: «мне они больше не нужны».

+++

Для цивилизации с её преемственностью поколений всё конкретное малоценно, потому что может быть применено лишь сиюминутно, а потом потеряет актуальность. Напротив, всё абстрактное, содержащее в себе широкое обобщение мысли, символизм – сверхценно, потому что его применение не исчерпывается сиюминутной одноразовостью, может снова и снова становиться актуальным для грядущих поколений.

Современность прямо противопоставила себя цивилизации. Она удивительно равнодушна ко всему, что не обладает сиюминутной выгодностью. Чем шире обобщения мысли – тем менее они интересны нашим современникам, которые оказались страшно далеки от торной дороги цивилизации. И угрожают сделаться её могильщиками.

Ведь человек, не оставивший сына – обесплодил не только себя, но и сотни предыдущих ему предков. Точно так же человек, не продливший преемственность культуры на одно поколение – аннулировал усилия сотен поколений собирателей, хранителей и искателей. То, что сыну не передал отец – не передал сыну и дед, и прадед, и пращур.

Зоологизация, применённая США в борьбе с СССР – выходит далеко за рамки текущей геополитики.

Когда для людей:

— всё, что веками считалось наиважнейшим в жизни, стало неважным,
— и наоборот, всё, что веками слыло презренно-маловажным, вдруг обрело сверхважность;

То происходит опрокидывание всех устоев человеческой цивилизации.

+++

То есть победа Запада произошла не внутри цивилизационного поля – а за счёт выхода за пределы цивилизационного поля. Проигрывающий в шахматы применил бокс. У него нет никакой концепции развития цивилизации, и никакой концепции сохранения её наследия.

Ибо как развитие, так и простое сохранение предусматривает комплекс обязательных действий, а культ свободы строится на необязательности любых форм поведения.

Если вы станете всякий раз спрашивать у детей – много или мало они хотят выучить материала – ответ очевиден.
Как и всё будущее цивилизации, вытекающее из этого ответа…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора