ПЛЕННИКИ МИФА…

Александр Леонидов 23.03.2020 12:36 | Общество 151

Суть весьма популярного мифа состоит в том, что до 1914 года у человечества в целом, и у России в частности всё было прекрасно, развивалось и процветало. Затем с цветущим миром нормальной жизни случилась катастрофа 1-й мировой войны, обернувшаяся немыслимой и невообразимой, а главное – бессмысленной (смысла так никто из воюющих и не понял) бойней. Оголтелое безумие германского милитаризма усугубилось для России «большевистской катастрофой», после которой страна якобы сошла с орбиты «нормальной жизни» и превратилась из восходящей усиливающейся, перспективной державы в «чёрную дыру», наполненную кошмарами.

Миф предполагает, что страны, не затронутые «красной чумой» развивались вне и помимо её влияния, её давления – так, как они и без неё, сами по себе развивались бы. Часть человечества рухнула в «красную бездну», часть в «коричневую чуму», но была и часть, которая нашла в себе силы и мудрость никуда не рушиться. Она-то и создала пресловутую «нормальную жизнь», к которой надобно теперь прильнуть: «тут-то и жизнь хорошая начнётся».

Можно ли рассматривать этот миф, как единственную гипотезу историософии?

+++

Чисто теоретически необходимо рассмотреть и другое предположение. То, что я рассказал выше – это точная калька с пропаганды англосаксов. А что, если было совсем не так? Ну, гипотетически, ради объективности, рассмотрим и другой взгляд на события ХХ века.

К 1914 году (который так вдохновляет нашего президента[1]) человечество прочно и окончательно зашло в тупик. К началу ХХ века капитализм, калечащий человека физически, нравственно, духовно и психически, не случайно, а вполне закономерно разродился величайшей мировой бойней, потому что, вопреки мифам западничества – всякий потенциал развития человеческой цивилизации был внутри него уже исчерпан.

Мы (род людской) не могли уже развиваться – потому что погрязали в пучине нарастающих рыночно-конкурентных извращений и взаимного истребления. Эта система не могла никуда «плавно перейти» в ХХ веке: единственное место, куда она «плавно соскальзывала» — это бесконечная и тотальная мировая война (вначале I-я, а потом и гитлеровский фашизм как ЕДИНСТВЕННОЕ, к чему ведёт эволюционная логика капитализма).

То, что носители «белого» мифа называют «развитием» — на самом деле было к 1914 году развитием истребительных средств человеческого взаимного уничтожения. Технический прогресс рыночных отношений сводился к планетарному Освенциму и Бухенвальду, создавая всё более и более «совершенные» орудия убийства, подавления, насилия, террора и шантажа.

+++

Изучение современных деструктивных практик капитализма помогает нам методом аналогии изучать и мир в начале ХХ века, до советского социализма. Что же мы видим сегодня, и обязаны увидеть тогда?

Капитализм – общество нездоровое в прямом, физическом, медицинском смысле. Его общественное устройство порождает по нарастающей (по мере разворачивания его внутреннего потенциала, освобождённого от внешней «красной» угрозы) физические увечья человека. Полным ходом идёт формирование калек[2] с полной или частичной утратой телесного здоровья[3].

И рыночное потребление, и рыночная медицина в равной степени идут по иррациональной линии платежеспособного спроса, прилагая все свои усилия не там, где они объективно нужнее всего, а там, где в состоянии побольше платить. Кормят, расселяют, обеспечивают не нуждающихся – а только тех, кто в состоянии заплатить. Что касается лечения, то богатых буквально «залечивают», вымогая у них платежи, выдумывая несуществующие болезни и затягивая лечение существующих. Бедными же не занимаются вовсе, превращая бедность в рассадник заразы и источник эпидемий.

Комплексная борьба с заболеваниями на рыночных основаниях и невозможна, и нежелательна рыночной медицине: неплатежи создают для вирусов и бактерий бреши, лучшим лекарством у фармакологической мафии считается не самое эффективное, а самое дорогое. Болезни не блокируют – с ними вступают в «партнёрские отношения».

Исконно-рыночные потребности – снижение себестоимости продуктов и продление у них срока годности. Это неизбежно ведёт в любом обществе к ИНДУСТРИИ ФАЛЬСИФИКАТА пищевых продуктов, которые дешевле, дольше хранятся, и даже вкуснее (за счёт усилителей вкуса), но катастрофически ненатуральные.

Это приводит к хорошо нам знакомой эпидемии ожирения в широких слоях народов, экономящих на покупке еды, патологическим последствиям для всего организма, к тому, что трупы на Западе перестали разлагаться, законсервированные продуктовыми консервантами!

Но натуральные продукты слишком дороги для рыночной экономики: они плохо хранятся, быстро портятся, труднее в производстве и сбыте, не обладают усиленными раздражителями вкусов (какими обладает ядовитая химия). Поэтому при рыночных отношениях, как ни крути – натуральные продукты вытесняются вредным контрафактом.

Любая проверка по любому из продуктов из современной торговли неизменно вскрывает чудовищный процент фальсификата продовольственных товаров – потому что рынок иначе не сможет функционировать.

Но не только вредные продукты, неизбежные при рыночных отношениях, калечат человека физически. Не в меньшей степени на ухудшении здоровья масс сказывается ПОСТОЯННЫЙ СТРЕСС, который вечно и неизменно создаётся рыночным азартом и страхом, рисками в конкурентной и угрожающей банкротством экономике.

Мы должны отметить, как неизбежность капитализма, дикие условия труда в этом стрессе: то чудовищные переработки «на рывке», то наоборот, тягостное и вынужденное безделье в состоянии безработного. Эти резкие перепады плачевно отражаются не только на психическом состоянии жителей рыночных стран, но и влияют на их физическое здоровье.

+++

В условиях капитализма простой, незащищённый человек разрушается не только физически (постоянно наращивая число калек), но и психически, что есть взаимосвязанный процесс. Капитализм как система рыночных, конкурентных отношений, не может, да и не стремится избежать роста (настоящей эпидемии!) психических заболеваний.

Его неотъемлемое следствие, как до 1917 года, так и в современности —

нарастающее помешательство человека внутри буржуазной субкультуры. И это очень широкий спектр от постоянно нарастающего (в прогрессии!) количества маньяков-убийц, потрошителей, насильников, педофилов, до гей-парадов и однополых «браков». До 1917 года всё это органично входило в хорошо изученную субкультуру «декаданса» (то есть гниения, разложения), которая, как вы понимаете, психического здоровья своим современникам не добавляла (как и сегодня не прибавляет его).

Пытаясь как-то примирить свою исходную человеческую природу и религиозно-нравственные нормы с окружающим пиром несправедливости, оргией надувательства, властью криминала – человек в прямом и буквальном смысле слова сходит с ума. Ведь в основе человеческой природы, равно как и всех мировых религий – «золотое правило нравственности»: не желай другому того, чего не желаешь себе».

В базовой основе капитализма, неустранимо в его рамках прямо противоположное: подсовывая другим то, чего себе и своим детям не хочешь, и бери себе то, чего другим недоступно. В мире озверелой конкуренции счастье и будущее твоих детей – это несчастье, обделённость и отсутствие перспектив у чужих детей!

Когда человеческая природа (сформированная тысячелетиями родо-племенного коллективизма, стадной солидарности) и впитанная с детства религиозная проповедь сталкиваются с этим, когда формальное христианство пытаются лицемерно с этим сочетать – человек, естественно, сходит с ума. Иначе он не может выбраться из ловушки неразрешимых противоречий, которые ему задаёт капитализм:

-Хочешь жить хорошо – будь плохим; будешь хорошим, добрым, честным – будешь жить плохо, или вообще убьют…

Вы хотите понять, откуда берутся маньяки, расстреливающие случайных людей на улицах и в кинотеатрах? Вы хотите понять, откуда берутся Джеки Потрошители и Гитлеры? Так вот отсюда они и берутся!

Иррациональная власть денег (при которой любая должность, звание, статус или диплом – лишь проплаченный ценник) разрушает рационально-логический аппарат анализа в человеческой голове. Нас принуждают жить во враждебном окружении «человек человеку волк», при этом пытаясь имитировать общественные отношения, гражданскую солидарность и т.п. Чего же удивляться, что человеческий разум буквально раздавлен этим противоречием публичных деклараций и негласной, но очевидной практики?

+++

Коснувшись такого свойства капитализма, как «фабрика маньяков и психопатов», производимых в «промышленных масштабах», мы переходим к неразрывно с этим связанными процессами духовно-нравственного разложения человека в условиях рыночных отношений.

Нетрудно заметить, что все базовые нормы как человеческой морали, так и духовности находятся в антагонизме с принципами успеха этого общества. То, что делает человека нравственным и духовным – при капитализме сделает его нищим и обобранным. Напротив, то, что сделает его при капитализме авторитетным, успешным, состоявшимся, добившимся самореализации – в корне противоречит духовным практикам и нравственным устоям. Об этом говорят Ветхий Завет[4], Евангелие[5] и Жития Святых. Например, поход за Истиной заставил Серафима Саровского выйти из торгового сословия[6], что было безусловно понятно как ему самому, так и его окружению, и даже не обсуждалось.

+++

Отдельная сторона, объясняющая тупиковость капитализма для человечества цивилизации – неизбежный при рыночных отношениях КРИЗИС ПОЗНАНИЯ и деструкция образования, школы, науки.

В основе преемственности и поступательности познания, обучения, свойственных человеческой цивилизации лежат принципы «ланкастерской школы»: научился сам, научи другого, ученики учат друг друга. Только таким путём знание многих становится знанием одного: все стремятся свои знания передать всем. И возникает коллективный разум человечества, основа его абстрактного мышления и цивилизации, культуры.

Но разве выгодно человеку делать умнее, образованнее другого человека в условиях рыночной конкуренции? Разве это не означает создавать и усиливать собственного могильщика? Если я честно передаю всё, что знаю и умею, другому – то в итоге этот другой сможет всё то, чего могу я! А для меня это не только прямой убыток, но – в условиях ожесточения конкуренции – иногда и напрямую погибель!

Знание – сила, сказал Ф.Бэкон. Силой можно поделиться с другом, но не с врагом же! Если человек человеку друг, товарищ и брат – тогда нет проблем поделиться знаниями. Но если человек человеку волк, то я знаниями буду усиливать собственного пожирателя…

Поэтому пока есть конкуренция частных собственников, претендующих на один и тот же источник сырья, рынок сбыта – будут востребованы технологии насаждения:

1) Невежества

2) Безумия

Идеальный покупатель, равно как и идеальный конкурент на рынке – безмозглый и безумный человек. Именно с такими можно получить максимальную прибыль — потому что они не понимают ни цен, ни стоимостей, ни жизни, ни реальности, ни вообще ничего.

Так чем же будет заниматься школа и система образования в рыночных условиях? Зачем гадать – смотрите на современную «школу ЕГЭ»! Не стоит громоздить умозрительных конструкций, если перед глазами живой и действующий пример.

Вместо знания и понимания рыночная школа насаждает невежество и безумие. Её задача – сформировать «лоха», который ничего не понимает и всему верит. Такой «лох» — подарок мошенникам.

Для себя верхушка пытается выстроить отдельную систему образования, узкую, элитарную (точно так же, как для себя они пытаются выстроить отдельный рынок продовольствия, очень дорогостоящего, но натурального).

Но не могут люди, которые постоянно возятся с чумой – в итоге не заразиться чумой. Не могут люди (из мошеннических «элит»), в таких массовых масштабах насаждая невежество и безумие, дегенеративную «поп-культуру» для дебилов и дегенератов – не заразить в итоге всем этим собственных детей!

Встав на путь поощрения темноты и полоумия широких масс населения, правящие «элиты» неизбежно и сами втянутся в эту воронку тьмы.

+++

Каков же итог?

Вопреки западническому мифу о «норме капитализма» и «чёрной дыре» социализма, мы говорим на основании фактов: христианская цивилизация, развивавшаяся 2 тысячелетия (очень сложно, извилисто и драматично) – к ХХ веку могла двигаться или в социализм, или никуда.

Ложно само по себе понятие «нормальная жизнь», применяемое к капитализму: нормальность требует нормы, а какая же норма в обществе, где нет ограничений ни обнищанию, ни обогащению? Понятно, что такое общество контрастов обречено быть НЕНОРМАЛЬНЫМ в прямом и буквальном смысле слова.

Согласно западному мифу, 1-я мировая война есть непонятное и чудовищное несчастье, уничтожившее перспективы России.

А нам представляется, что всё наоборот: ВНАЧАЛЕ с человечеством случилось чудовищное и безысходное несчастье, оно зашло в тупик – а ПОТОМ, вследствие этого, и произошла (иначе необъяснимая) 1-я мировая война.

Она не есть случайность, убившая «нормальный» капитализм: она есть (как и гитлеровская Германия, и современный неофашизм) – неизбежное следствие тупиковости всех линий капитализма.

Если говорить в двух словах – того катастрофического расхождения общих правил и частных практик, при котором каждый пытается навязать другим одну модель поведения, а себе «разрешает» прямо противоположную.

На таком расщеплении ума нельзя построить НОРМАЛЬНОЙ жизни. Если каждый ведёт себя не так, как положено всем – то, конечно, «Великие Депрессии» обречены заканчиваться мировыми войнами, а мировые войны в перерывах между военным истреблением – «Великими Депрессиями».

——————————————————————

[1] Трагедия начала ХХ века – раскол общества как результат Гражданской войны. Потери от этого были колоссальными. В 1914 году Россия развивалась очень высокими темпами, но позднее фантастический потенциал Российской Империи был уничтожен, считает президент России Владимир Путин. «Мощь России была просто огромной». Выступая на встрече с представителями общественности Крыма и Севастополя, которая прошла в рамках рабочей поездки в Южный федеральный округ, президент России напомнил, что Октябрьская революция была «прологом к огромной внутригосударственной трагедии». Гражданской войне, в которой погибли миллионы людей. «Если бы не было этого раскола, если бы не было Гражданской войны, какими темпами в 1914 году развивалась Россия? Темпы роста экономики России были выше мировых, и самыми высокими в 1914 году, темпы роста нашей экономики. Поэтому если бы такая тенденция сохранялась, то, знаете, в политике нет сослагательного наклонения, но точно можно сказать, что мощь российского государства была бы просто огромной, просто огромной», – отметил президент.

[2] 28 января 1914 г. пламенный монархист и русский националист М.О. Меньшиков писал так:

«…недостаток питания, одежды, топлива и элементарной культуры… отражаются крайне выразительно на захудании человеческого типа в Великороссии… русский человек во множестве мест охвачен измельчанием и вырождением, которое заставило на нашей памяти дважды понижать норму при приеме новобранцев на службу.

Еще сто с небольшим лет назад самая высокорослая армия в Европе (суворовские «чудо-богатыри»),- теперешняя русская армия уже самая низкорослая, и ужасающий процент рекрутов приходится браковать для службы…

Неужели ничего не значит наша постыдная, нигде в свете не встречаемая детская смертность, при которой огромное большинство живой народной массы не доживает даже до трети человеческого века? …За последнее полстолетие (как раз эпоха капитализма в России – прим. ред.) вполне сложилось начавшееся уже давно физическое изнеможение нашей когда-то могучей расы… все кривые народного благосостояния резко пошли книзу.

Малоземелье, ростовщический кредит у кулаков и мироедов, разливанное море пьянства… стремительный рост налогов, еще более стремительная распродажа национальных богатств в руки иностранцев и инородцев, — все это повело к упадку и духа народного, и физических сил его… Потянулся длинный ряд голодных лет и холерных и тифозных эпидемий. Они объясняются не только физическими причинами, но и психическим упадком расы, пониженной способностью бороться с бедствиями и одолевать их…

[3] И. Бунин констатирует на начало XX века: «Господи Боже, что за край! Чернозем на полтора аршина, да какой! А пяти лет не проходит без голода. Город на всю Россию славен хлебной торговлей, – ест же этот хлеб досыта сто человек во всем городе. А ярмарка? Нищих, дурачков, слепых и калек, – да всё таких, что смотреть страшно и тошно, – прямо полк целый!» Низкий уровень гигиены лишь увеличивал число хронических инвалидов и умерших во время периодически повторявшихся эпидемий. Описывая в той же повести ужасающую антисанитарию деревенской жизни, Бунин писал, что зимой в деревне неизбежно начинались «повальные болезни: оспа, горячка, скарлатина».

[4] Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище, и при нем тревога. Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть.

(Притчи 15:16-17)

[5] Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное Из Библии. (Евангелие от Матфея, гл. 19, ст. 24; Евангелие от Луки, гл. 18, ст. 25).

[6] Серафим Саровский (в миру Прохор Мошнин) родился в 1754 году в Курске, в семье богатого именитого купца Исидора и его жены Агафии Мошниных. В монашестве святой носил одну и ту же одежду зимой и летом, сам добывал себе пропитание в лесу, мало спал, строго постился. Около кельи Серафим развёл огород и устроил пчельник. На протяжении нескольких лет аскет питался только травой снытью.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю