Главный выбор (фундамент антигитлеровской коалиции)

Александр Леонидов 12.05.2020 14:37 | Альтернативное мнение 160

Как же так получилось, что одни формы капитализма оказались союзниками СССР во Второй мировой, а другие – врагами? Почему капитализм не смог (хотя очень старался) создать единый фронт? Чтобы понять это основательно – нам придётся начать издалека, излагая всю ОТЦ[1] в её диалектической связи с социалистическими учениями, религиозными культами и биологическими инстинктами.

Дело в том, что всё мышление и поведение человека распадается на естественное и сакральное (грубо говоря – зоологическое и храмовое). Человек себя ведёт либо как животное, либо руководствуясь заповедями. Всё в мире для него – или еда, или святыня. Святыню есть нельзя – это табу. Древний человек считал убийство ближнего само по себе – вполне допустимым, но только не в храме. Античные обвинения даже забавны – когда обвиняют не в убийстве, а в том, что жертва убийства укрывалась в храме – и это ей не помогло. Что, конечно же, святотатство. А так бы было ничего – обычные дела. Если бы не в храме…

Чувство священного в человеке формирует высшие отделы его психики (т.н. «сакралии») и противоположно зоологическим инстинктам[2].

В итоге вся цивилизация – это раздвоение (в том числе и болезненное) психики человека на его биологическую и социальную составляющие. Человек служит себе, как зверь, но отчасти и своим святыням – откуда появляется самоотверженность, противоречащие зоологическим инстинктам ответственность и чувство долга и т.п.

И вот вопрос: в какой мере человек остаётся зверем, а в какой – служителем культа (и его эстетической стороны – культуры). Это сказывается на его хозяйствовании: оно частично ориентировано на особь (эгоизм заработков), частично на всё человечество (храмовое служение и подобные ему формы реализации сакрального служения).

Конечно, НИКАКАЯ форма цивилизации без САКРАЛЬНОГО СЛУЖЕНИЯ невозможна и немыслима. Зверь – всегда паразит биосферы, он стремится побольше взять и ничего не отдавать, он неспособен на восходящее созидание (преемственность и поступательность мегапроекта для множества поколений). Даже если зверь приносит пользу – то не в силу внутреннего выбора, а по причине внешних факторов воздействия.

Зверь – приспосабливается к среде, мыслящее существо её преображает. Оттого мыслящее существо критически настроено к текущим реалиям (стремится их преобразить), животное же принимает их некритически, какие есть, приспосабливаясь к тому, что есть. Зверь далёк от одобрения или восхищения, само разделение добра и зла у него сведено к выгодам особи.

Этим обусловлена замкнутость зверя в самом себе: ворон живёт 300 лет, но зачем – не знает, и каждый воронёнок начинает с ноля, получив от родителей только базовые инстинкты вида.

Смысл жизни может придать только САКРАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ (поклонение безусловным святыням). Только оно же может отделить абстрактное добро от личной выгоды, и обобщённое понятие зла – от лично ощущаемой боли.

Это очень важно. Ведь прежде, чем служить добру – нужно понять, откуда само представление о добре взялось у вас в голове? И прежде, чем успешно бороться со злом – необходимо понять, как сформировались в голове представления о том, что зло есть зло? Почему, например, убийство человека нам омерзительно — а не воспринимается как положительная практика выживания сильнейших? Если бы оно не было нам омерзительно – то мы бы его не запрещали законами, а наоборот, поощряли бы, как социал-дарвинисты…

+++

К ХХ веку христианская цивилизация расщепилась, распалась на враждебные формы. Одна форма – номинальное христианство, которое признаёт христианские ценности на словах, но не следует им на деле (консервативный капитализм). Лицемерие и двуличие такого номинального христианства породило движение реалистов, порвавших с формальным христианством (социалистов). Эти люди создали практическое христианство[3] — которое следует христианским ценностям на деле[4], но не на словах (атеистический социализм). В обоих случаях (и в номинальном христианстве и в практическом христианстве) возникает конфликт слова и дела. Религия без социализма лжива и двулична, социализм без религии бессмысленный и необоснованный. Они могут идти только в комплекте. Когда же они не идут в комплекте – то раздвоение слова и дела производит фашизм, соединяющий слово и дело в рамках социал-дарвинизма.

В фашизме слова не расходятся с делами: здесь террор ведут, его же и провозглашают. Здесь борьба за существование и выживание сильнейшего, а добро и зло меняются местами[5]. Капитализм ведёт террор в темноте, при свете дня от него отрекается. Социализм вёл себя противоположным образом: исполнял заповеди, но отрекался от их источника.

И то, и другое (надстройка без базиса и базис без надстройки) – должны были закончиться, и закончились – цивилизационной катастрофой. Вне полной комплектности цивилизация разлагается.

Фашизм выступает и наследником, и продуктом этого разложения христианской цивилизации. Он подчёркивает право силы, триумф воли, приоритет зоологических инстинктов, отрицая как лицемерие буржуазного гуманизма (всё более и более пустой демагогии), так и идеологическую необоснованность практики коммунистов. Если у вас Дарвин вместо Бога – почему же вы тогда не в SS, а в компартии?!

+++

Германский гитлеризм 30-х-40-х годов ХХ века есть радикальное, фундаментальное отрицание ТРАДИЦИОННОЙ МОРАЛИ, лежащей в основе как коммунистического пафоса, так и демократической демагогии. В лице Гитлера капитализм глянул на себя в зеркало – и ужаснулся увиденному.

Неготовность целого ряда буржуазных наций порвать одним ударом со всей ТРАДИЦИОННОЙ МОРАЛЬЮ – привела их в антигитлеровскую коалицию (о чём сегодня многие из них, «дозрев», жалеют). Но что такое, по сути, английский или американский капитализм? Это «тех же щей пожиже влей», относительно гитлеризма. Количественные отличия, конечно, имеются, качественных – нет. Западные вожди сожалели не столько о поступках Гитлера, сколько об его откровенности: зачем он не прикрывает свои истребительные программы фиговым листком буржуазно-демократической демагогии? Зачем осуществлять их так открыто и бесстыдно?

+++

«Английский мир» (по аналогии с «русским миром») – это очень сложное и огромное сооружение, альтернативная (на мой взгляд, тупиковая) ветвь христианской цивилизации. В основе – весьма вольно переработанные, но всё же изначально христианские «сакралиты».

«Английский мир» нельзя, конечно, рисовать одними чёрными красками: за века истории в нём нашлось место не только геноцидам, пиратству и работорговле (хотя и от них никуда не уйти) – но и высшим озарениям творческого духа, подлинным подвигам гуманизма, грандиозными, вызывающими восхищение, техническими свершениями. Другое дело, что капитализм (агрессивная частная собственность, выстроенная на захватном праве) всякое техническое достижение ставит в итоге на службу злу – но это проблема не одних англоязычных. Это – общая для всех людей проблема зверя в человеке, рептилии, живущей в спинном мозге.

Последовательный крах германских рейхов в ХХ веке ликвидировал германскую альтернативу цивилизации, и выдвинул в соревновании цивилизационных форм лишь две из множества стартовавших 5 тыс. лет назад, на заре истории. Все бегуны сошли с дистанции, остались лишь два претендента на чемпионский титул: русские (православные) и англоязычные (наследники англиканства).

Мировая, человеческая цивилизация уже не может пойти каким-то третьим путём! Никакой третьей дороги нет:

— есть русское, православное начало, породившее в своём «генезисе форм» социализм с его историческими ответвлениями (например, великий Китай сегодня – наследник не только Мао, но и Сталина!);

— и есть, условно говоря, «англиканское», претендующее указать человечеству собственный путь.

Понятно, что современные Франция или Южная Корея – это часть «английского мира», что Франция (при всём уважении к ней) – сама по себе не есть никакой «третий путь», а лишь эпигон английских разработок в области социальной организации (так ведь не про кулинарию же речь!).

Англичане и русские – это два уникальных явления в мировой истории, у которых на всякий вопрос есть собственный ответ. Ни у кого другого такого полного спектра ответов на ВСЕ вопросы нет.

+++

Если из России вырос СССР, как перспективная форма восходящей цивилизации (рельсы развития по которым можно добраться до геологической и космической мощи человеческого разума и духа), то из англоязычия вырос американизм XXI века, превращающий скотство и содомию в единственное содержание и единственный смысл человеческой жизни. «Английский мир», при всей его мощи и величии, зашёл в тупик. Он не сломлен чужой силой, наоборот, с точки зрения военной стратегии, он всех сломал и подавил. Но его цивилизационное поражение ярче всего выявилось в его стратегической победе!

Победитель-то оказался скотом, лишённым всех высших отделов человеческого духа! Победитель не имеет никакой программы, кроме навязывания грабительских «реформ» грабительскими же войнами, с целью прибрать к рукам имущество им убитых. Раз за разом. Снова и снова. Никакой созидательной, перспективной, восходящей программы жизнеобустройства американизм в себе не несёт.

Допустим, он добьётся своей цели: уничтожит Сирию, как уничтожил Ливию, уничтожит Венесуэлу, как уничтожил Югославию. И что дальше? Коммунисты на завоёванные территории несли свой коммунизм, а Ваал-стрит всюду несёт только одноразовую утилизацию ресурсов и наций, с последующим опустыниванием ландшафтов.

Какова цель капитализма и его «демократии» в XXI веке? Всех убить, всё отнять? Другой нет, а эта – для цивилизованного человека непонятна. Что за цель-то такая?! Вместо цели развести сады на Марсе – цель превратить Землю в марсианскую пустыню?

+++

Причина безыдейности и бездуховности, нарастающей безмозглости и членовредительства «нового Содома» — очень проста, если знать ОТЦ. В борьбе с «этими русскими» и обаянием их идеалов (действенным в лучшие годы от Гаваны до Ханоя) – Американская Империя сделала ставку на человеческую низость. Она стала поощрять зверя в человеке, откармливать и растравливать его звериную ярость, алчность, хищность, тупую агрессию.

Сделав так – победила. В буквальном смысле слова на весах борьбы перевесила мозги срамными органами. Но геополитическая победа такой ценой стала цивилизационным поражением. Никакой светлой перспективы у тех, кто сделал главную ставку на тёмные инстинкты — нет и быть не может.

«Вы разожгли этот огонь: вы в нём и сгорите!» — пророчествовал знаменитый Сан Саныч Богомолов в далёком 1989 году. И как в воду глядел.

Одолев СССР, «английский мир» вместе с тем одолел и лучшее в самом себе. Ведь чтобы эффективно бороться с коммунистами – нужно прежде всего убить «коммуниста в себе». А это, с точки зрения социопатологии, совсем не безобидные шутки: убьёшь в себе сакралии, чувство святого – и останешься со Зверем один на один. То есть всякая деятельность человека приобретает разрушительно-эгоистический, истощающий окружающую среду характер.

Скандально-известный либерал Д.Быков, чуткий, как барометр, уже показал нам публично: современный Запад, на который он держит нос, принимает в Гитлере всё за исключением ненависти к евреям. Из всех пунктов разногласий с Гитлером у современных западников остался только «еврейский вопрос». Всё остальное (вроде плана «Ост») – «не преступление, но подвиг».

Западный капитализм, вытравив из себя пережитки, аллюзии и паллиативы христианства, дозрел до гитлеризма, плавясь в горниле социал-дарвинизма. Он теперь уже «с пониманием относится» ко всему, что в 40-е годы его возмущало до тошноты. Поступки США и их ставленников-марионеток не оставляют сомнений, на чьей стороне воевали бы в середине ХХ века нынешние США. Свою «ошибку» они уже начинают оплакивать…

+++

Капитализм по своей природе (с точки зрения ОТЦ) есть гибрид рабовладения и коммунизма. Это очень склонная к распаду в ту или иную сторону зона «совместного проживания» носителей противоречивых начал. Столь же «разнонаправленным» было и историческое движение капитализма, дёргаясь то к высшим идеалам, то к низшим практикам. При капитализме часть людей уже отрицает зло, но другая часть, по силам не меньшая, его активно утверждает.

Смешиваясь, их практики создавали чересполосицу свободы и рабства. В одном месте глянешь – триумф гуманизма! В другом – каменный век. Часто с фасада видно одно, а на заднем дворе совсем другое.

Эта неустойчивая смесь должна была куда-то преобладающе сместиться. Она могла сместиться в светлое будущее, изживая в себе пережитки рабовладения и первобытного зверства. Но могла сместиться и в мрачное прошлое, принеся высшие идеалы в жертву низшим инстинктам.

И это не столько вопрос производительных сил – сколько вопрос человеческого выбора между святыней и животностью. Человек обладает свободой воли, и в любой момент может (волен) сменить приоритеты. Но идеология ему, конечно, в этом «помогает». Ведь всякий фанатизм – это внутренняя присяга внешнему культу.

В середине ХХ века ряд буржуазных наций сделали выбор в пользу традиционной морали, ужаснувшись виду и облику социал-дарвинизма, ими же сто лет и пестуемого теоретически.

+++

Дело в том, что нельзя, конечно, считать совсем уж фикцией демократические традиции на Западе. Они там были – но не как часть капитализма, а как нечто, развивающееся параллельно его хищничеству и цинизму.

Нашим союзником по антигитлеровской коалиции была (и остаётся) демократическая традиция Запада.

Штука (и фокус) в том, что она враждебна и противоположна капитализму и неконтролируемой частной собственности.

Капитализм создаёт безработных – а демократическая традиция создаёт пособия для безработных.

Капитализм убивает – демократическая традиция требует прекратить убийства.

Капитализм разоряет – демократическая традиция требует оставить всякому человеку средства к существованию.

+++

Проблема демократических течений в англосаксонском мире – отсутствие экономического базиса. По сути, они лишь дух, чистая идея – витающие поверх капиталистического производства. Они могут критиковать производственные отношения – но не могут и не умеют сами ничего производить.

Откуда корни демократической традиции?

Как может возникнуть человеколюбие в зоологической среде борьбы за существование?

Откуда взяться солидарности в мире фильма «Гараж», где каждый рвёт гараж у другого (и ладно, если гараж, а не последний кусок хлеба)?

Откуда вообще может взяться идея общности в зоологической среде взаимного истребления?

А это — вклинивание религии в зоологию. Есть зоомахия – борьба животных за существование. А есть религиозные табу и заклинания – которыми во все века истории хищных зверей пытались заклинать, завораживать (с большим или меньшим успехом).

Демократическая традиция на Западе, в том виде, в каком она там сложилась – паразит капитализма. Она его ругательски ругает (как подросткок-максималист пронырливого папашу), но в то же время обречена жить за его счёт, на его деньги.

(Продолжение следует)

_____________________________________________________________

[1] ОТЦ – Общая Теория Цивилизации, изучает единые для всех форм цивилизации явления и практики.

[2] Инстинкт поглощения, инстинкт доминирования, половой инстинкт, инстинкт самосохранения, группа инстинктов физиологических отправлений организма, инстинкт экономности действий (инстинкт успокоения, засыпания после достижения зоологического комфорта организма, созданный для экономии силы животного организма).

[3] Любопытно отметить, что термин принадлежит О. Бисмарку. Железный канцлер называл социалистические реформы в германской экономике «практическим христианством».

[4] Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольский, исповедник и выдающийся хирург так описывает один из допросов в своих воспоминаниях: «На допросе чекист спрашивал меня о моих политических взглядах и о моем отношении к Советской власти… он поставил вопрос ребром: „Так кто Вы — друг или враг наш?“ Я ответил: „И друг и враг. Если бы я не был христианином, то, вероятно, стал бы коммунистом. Но Вы возглавили гонение на христианство, и поэтому, конечно, я не друг Ваш“. Вот фрагмент допроса епископа Луки: «… Я тоже полагаю, что очень многое в программе коммунистов соответствует требованиям высшей справедливости и духу Евангелия. Я тоже полагаю, что власть рабочих есть самая лучшая и справедливая форма власти».

[5] М. Горький Жизнь Клима Самгина: «Однажды Варавка вдруг рассердился, хлопнул тяжелой ладонью по крышке рояля и проговорил, точно дьякон: « Чепуха! Всякое разумное действие человека неизбежно будет насилием над ближними или над самим собой». [Об учении Льва Толстого]: « Наивничает граф, Дарвина не читал».

— Дарвин — дьявол, — громко сказала его жена… — Он внушил, что закон жизни — зло.

— Довольно, Анна, — ворчал доктор, а отец начал спорить с учителем о какой-то гипотезе, о Мальтусе…»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю