Господня армия сопротивления (Russian Edition)

Евгений Сергеев 8.09.2017 7:02 | Общество 23

Учитель (режиссер) обратился в ФСБ с заявлением относительно ряда организаций, которые по его мнению, под вывеской борьбы с его фильмом, создают обстановку беспрецедентного экстремизма. Также Учитель просит проверить деятельность депутата Поклонской на предмет возможной причастности к этой деятельности.

Учитель, увы, живет как будто не в России. В нашей стране одно и то же событие может быть признано терактом или сугубой бытовухой. Террорист из Сургута проходит как осенний шизофреник, человек, сжегший кинотеатр в Екатеринбурге и на камеру признавшийся, что сжег его как раз по поводу фильма Учителя, проходит как хулиган с порчей чужого имущества. При этом лайк в соцсети признается актом экстремизма, а личное и оценочное мнение Кунгурова с соответствующим оформлением самозваного эксперта — вообще терроризмом. Квачкову дают дополнительный срок за видеоролик — из той же оперы.

В нашей стране все решает политическая целесообразность. И раз Поклонская имеет возможность давать оценку не виденному ею фильму, на основании чего уже горят здания (к счастью, пока без жертв) — то решения о признании этой деятельности террористической нет и не будет. А потому писать можно в ФСБ, Спортлото или Лигу сексуальных реформ. Эффект будет ровно один и тот же.

В реальности в стране уже возникли все предпосылки для террористической деятельности двух социальных групп населения, находящихся в чудовищных условиях бесправия и социальной обездоленности. Точнее, группа одна, но в силу культурных различий их возникает две. Насаждаемое религиозное мракобесие делит эту группу на экстремистов-мусульман и экстремистов-христиан. За исключением самоидентификации по конфессиональному признаку, все остальное у них общее: полная утрата ориентиров, по какому поводу они и пришли в религию, социальная дезадаптация и кромешное беспросветное будущее.

Люди, попавшие в такие условия, в силу личных качеств и ряда других факторов, выбирают одну из трех основных моделей поведения: уход в саморазрушение (алкоголизм, семейные и бытовые конфликты, наркомания, суициды), уходят в преступность или в терроризм. Естественно, есть и пограничные состояния, и смешанные виды моделей поведения, но в основном выбирается либо внутреннее саморазрушение с пассивным поведением по отношению к внешней среде, либо внешнее разрушение — эгоистическое (криминал) или альтруистическое (терроризм).

Все модели социально опасны, хотя каждая по-своему. Террористическая активность при устойчивом государстве и внятной политике не является критической угрозой, хотя говоря откровенно, все эти модели при наличии внятной государственной политики резко «съеживаются» и не представляют серьезной угрозы.

Поклонская явно стремится выйти на «оперативный простор», причем нужно понимать, что она, да и все нынешние «российские украинцы» — выходцы из другой политической культуры. Украинская политическая культура последних 20 лет, развиваясь автономно от российской, выглядит принципиально иначе. Российская основана на гипертрофированной сакрализации власти, и зачастую стыдно смотреть на неглупых, в общем-то, людей, которые вполне осознанно публично вылизывают власть во все места, оправдывают и обосновывают даже откровенно дегенеративные ее решения. Про карьеристов без ума и совести и говорить нечего — эта публика и так внушает отвращение, а уж в российских условиях выглядит совсем убого.

Украинская политическая культура иная. Что совершенно не означает — лучше. Скорее наоборот, просто по-иному. Она ориентирована на скандал. Чисто масс-культурная установка: любое упоминание, кроме некролога. Поэтому Ляшко и не стесняется своего статуса педераста (причем даже неважно, настоящего или нет): ну и что, пусть говорят, пусть смеются и оскорбляют, главное, что не забывают. Остальные ведут себя аналогично. Скандал, упоминаемость, цитируемость гарантируют узнаваемость.

Поклонская — выходец из той культуры и она, естественно, несет ее сюда. Причем возникает совершенно омерзительный сплав из самого худшего, что есть в них обеих.

Задача Поклонской — как чисто карьерная, так и идейная. Вполне возможно, что лично она верит в то, что делает, что делает ее вещью в себе, но при этом позволяет не слишком напрягаясь, двигать ее фанатизм и использовать его. Мракобесие стало очень ходовым товаром в стремительно обрушивающейся социальной ситуации в России, и оседлать деградирующие массы, возглавить их и получить мощный ресурс — это вполне рациональный мотив тех, кто продвигает идеи православного терроризма. Здесь совсем другая история, чем с ИГИЛ, поэтому называть эту конструкцию «православным ИГИЛом» некорректно даже по сути. Это своё собственное, отечественное, изобретение. Пусть в чем-то у нас импортозамещение работает. Хотя бы терроризм у нас будет своим, отечественным.

Но все это не очень весело. Без идеи терроризм не работает, а идейными управлять легко и сложно одновременно. Они способны на неожиданные решения и ходы, и как правило, в конечном итоге всегда выходят из-под контроля.

Но все это недоступно для нынешней власти. Она создала питательную среду для возникновения и исламского, и христианского (хотя логичнее ставить перед ними приставку «псевдо-«) терроризма, и поэтому бороться с этими явлениями неспособна по определению. Разве что кретинской формулой «борьбы на дальних подступах». Какую христианскую страну бомбить в таком случае придется? Разве что Уганду — там есть «Господня армия сопротивления» — террористическая организация христиан-анималистов. Осталось только понять, чем они нам не угодили.

В общем, Учитель может писать куда угодно — ситуация развивается в заданном направлении почти самостоятельно. Его фильм здесь вообще никакой роли не играет. Одичание страны ведет к одичанию общества, в котором идеи террора и физического истребления противника становятся вполне допустимыми. И всегда находятся те, кто не прочь возглавить процесс.

Эль Мюрид

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора
Видеорепортаж
loading videos
Loading Videos...

Популярное за неделю

Партия нового типа
Центр сулашкина