Как прийти к «сотрудничеству наций»?

Николай Выхин 25.10.2018 19:14 | Общество 34

Слово «сотрудничество» совершенно очевидным и обыденным образом склеено из двух слов: «совместный труд». И при формировании слова в его состав попала некоторая двусмысленность, сделавшая его любимой игрушкой всех политиков, включая самых жуликоватых. Кого не возьми по обе стороны Атлантики – все только об одном: «сотрудничество» да «сотрудничество», не надо конфликтовать, а надо сотрудничать. При этом всё время конфликтуют. И всё время говорят о сотрудничестве. Разбомбят очередную страну или город – и тут же со своим сотрудничеством снова шарманку заводят. Отчего так? Какая фундаментальная двусмысленность лежит в предложении сотрудничества, как альтернативы вражде? Давайте рассмотрим это…

Создание пирамид – совместный труд фараона, архитектора Имхотепа и рабов. Есть возражения? Фараон придумал, Имхотеп начертал чертежи, рабы таскали тяжести и умирали…

Вопрос: нужно ли такое сотрудничество рабам? Или поставлю вопрос иначе: хотели бы вы сотрудничать с фараоном в статусе его рабов, совместно с ним выстраивая пирамиду?

Сотрудничество, как СОвместный ТРУД, приветствуется всегда и всеми. Всегда и все приглашают к сотрудничеству. США, Европа – в этом не исключение. И доморощенный предприниматель тоже не исключение. Спроси хоть Д. Трампа, хоть провинциального Федю-жулика, хочет ли он сотрудничать – они заулыбаются и закивают: да, да, это наша цель, наши ориентиры! «Нет войне!» — как пишут либералы на майках. «Стремимся к сотрудничеству!».

И как бы трудно поспорить! Ну, всякий же конструктивный человек понимает, что война и драка – плохо, а сотрудничество – «карашо».

Хотя слово «сотрудничество» включает в себя только два корня – «совместный» и «труд», оно не отделимо от соглашения о разделе конечной продукции.

И любой человек, если немножко подумает – поймёт, что участвовать в каком-то труде на чужих условиях, не получая оттуда никаких плодов – глуповато, мягко говоря. Труд – он же не самоцель. Только для мазохистов приятно вскакивать по будильнику ни свет, ни заря, вместо того, чтобы под одеялом лишний часок понежится, подумать о вечном и отдалённом…

Труд – он же источник продукта. И смысл в сотрудничестве, что между США и РФ, что между деревенским лавочником и грузчиком при лавке – есть только тогда, когда итоговый продукт потребления делится между участниками труда справедливо.

Нам постоянно предлагают те же формы сотрудничества, которые предлагали рабочим-большевикам «буржуи Саблины и сахарозаводчики Полозовы»: быть хорошими, белыми, пушистыми, не агрессивными, и получать улыбки, снисходительные похлопывания по плечу, поименования «народом-богоносцем», пятаки на водку по праздникам, одобрение священников, причащающих добрых и осуждающих агрессивных…

Нам объясняют, что если мы ничего себе требовать не станем, то и конфликта никакого не будет! Это очень похоже на фразу из шуточной песни «если вы не живёте – то вам и не умирать».

В двух словах: они (враги народа) хотели и хотят, чтобы мы жили строго по их правилам. И дело даже не столько в том, что эти правила – «ихние», а в том, что по эти правила вообще не предусматривают нашего выживания, не то что достойной жизни! Это такие правила сотрудничества и «конструктивного диалога», по которым нас просто нет. В этих правилах сотрудничества по отношению к нам много «должны» и «обязаны», и нет ни одного «имеют право».

Сами по себе буржуазные выборы ничтожны, даже если (уж не знаю с какого перепою) честны. Даже если голоса подсчитают честно (что само по себе уже маловероятно) – всё равно на буржуазных выборах электорат выбирает тех, кто не решает главных вопросов.

Сидит огромная толпа пустых законодателей, содержание которой влетает в копеечку – а что она решает? Она решает, например, сколько товаров причитается на рубль, и сколько рублей должен стоить доллар? А ведь это по-настоящему важный вопрос, он решает товарную насыщенность нашей с вами зарплаты, основного источника существования!

Но этот главный вопрос – решают люди, никем не избранные. Толпа законодателей сама по себе, а наша жизнь, быт – сами по себе. Реально-важные для нас вопросы решает олигарх, завладевший градообразующим предприятием непонятными путями. И ни разу нами не избранный во владельцы градообразующего предприятия.

А те, кого всенародно избирают – занимаются вопросами, бесконечно далёкими от нашего непосредственного быта. Зарплату нам платят не они, работу дают не они, жильё предоставляют не они, и даже товарную стоимость рубля устанавливают не они. А что они там делают? Ответ на поверхности: огромное жалование получают и свои вопросы решают…

+++

Но при всей ничтожности буржуазной демократии, США хотят отнять у нас и эту последнюю игрушку. Они присвоили себе право объявлять выборы «легитимными» и «нелегитимными». То есть присвоили себе статус единственного избирателя. Они в буквальном смысле запрещают выборы в Крыму, на Донбассе – потому что им не нравится выбор тамошнего подавляющего большинства населения. Как не нравился им и выбор подавляющего большинства граждан, голосовавших за сохранение СССР…

Сотрудничество в понимании США – это когда мы с вами избираем людей, решающих только второстепенные вопросы, и только в том случае, если их кандидатуры согласованы в американском посольстве. А сколько доллару в РФ стоить в рублях – решать не нам и даже не нашему парламенту. По-настоящему важные вопросы США даже формально с нами согласовывать не хотят.

Вот такое сотрудничество. Оно очень напоминает то сотрудничество, которое предлагал народу царизм[1] перед 1917 годом. Давайте, мол, работать все вместе – но там, где мы вам скажем. А потом всё выработанное мы себе заберём. А вам оставим пустое место и море улыбок дружелюбия. И сохраним о вас самую светлую память – как много вы работали и как мало ели…

+++

Дело идёт к войне, мир сползает в войну, и во многом уже сполз – но нужно понимать, ПОЧЕМУ он сползает к войне.

А потому, что нужно или работать порознь, или честно делить выработку. То есть следовать соглашению о разделе продукции, которое должно быть и выполняться. А глобальная экономика (как, впрочем, и царская – перед 1917 годом) – создаёт цепочки разделения труда, неделимые производственные комплексы, хозяева которых забирают себе всё, а рядовым участникам не оставляют ничего. Или так мало, что слёзы наворачиваются смотреть…

Глобализм мог бы быть перспективным проектом, если бы он строился на советских, социалистических принципах эквивалентного обмена участников разделения труда. Но там, где нет эквивалентного обмена труда на труд, и при этом нет возможности выпрыгнуть из разделения труда (просто некуда!) – там глобализм чудовище и собрание каннибалов.

Вот вы китаец или малаец, и вам велели шить тапочки. И вы их шьёте с утра до ночи, без выходных, отпусков и пенсии. Вам дают за это пачку лапши в день. Потом посмотрели – чё-то жалко целой пачки! Давай будем половину давать, куда он денется? А если хорошенько подумать, то и половины много… Давай четверть ему предложим…

А в другой стране человек с привилегированным гражданством, отнюдь не перетруждаясь, живёт на пособие, которое в 20 раз больше вашей зарплаты. Ему повезло родиться в нужном месте. У него и права, и льготы, и привилегии, и разные социальные психологи вокруг вьются – комфортно ли ему живётся? Не подают ли серийному убийце Брейвику холодный кофе в норвежской тюрьме?

Вы понимаете, что такая система разделения труда – чудовищна? В ней труд без оплаты и оплата без труда. В ней ничего нельзя заработать трудом – но можно получить всё, выклянчив «правильное» гражданство…

Но нам предлагают «сотрудничество» именно в такой системе. Либералы России уже из штанов повыпрыгивали, доказывая, как же мы глупы, что не хотим слиться в экстазе любви с Западом, ценой односторонних уступок ему… Они в 2018 году на полном серьёзе спрашивают – «кто на нас хочет напасть?». В условиях, когда от страны отчленили уже 40% территории, свели к границам 17-го века. А они всё ещё «не поняли», кто на нас нападает…

+++

Очень важно понимать принципиальное тождество макро- и микро- уровней проблемы. Когда от России отторгают Украину (как Косово от Сербии) – это грандиозное историческое событие. Когда у слесаря дяди Пети в посёлке городского типа Раздолбайске отобрали зарплату – это мало кто заметит, кроме жены дяди Пети.

Но в обоих случаях:

– есть факт изъятия;
— есть те, кто изъяли с корыстной целью обогащения;
— и есть тот, у кого изъяли.

Обрекая, может быть (всю Россию или отдельно взятого дядю Петю) на гибель. Тут принципиальной разницы нет: можно убить человека индивидуально, а можно тысячу утопить на барже, разом и скопом. И то и другое кончается смертью.

Другой пример: можно украсть кошелёк, а можно воровать вагонами, составами. И то, и другое – криминальная деятельность, только разных масштабов.

+++

Стремление к сотрудничеству имеет перспективу и смысл только тогда и там, где к совместной деятельности прикладывается и соглашение о разделе продукции (и оно не глупое и не расплывчато-двусмысленное).

Если такое есть – можно конструктивно сотрудничать и с царём-батюшкой, и Петром Аркадьевичем Столыпиным, и с США, и с Европой… С кем угодно можно (и нужно) сотрудничать. Если не получается сказка «вершки и корешки», в которой одному всё время достаётся пустая ботва и мусор.

Сотрудничество как между людьми, так и между народами заключается вовсе не в количестве улыбок и не в деликатности выражений, не в интеллигентности руководителя (при всей привлекательности тактичной коммуникации). Сотрудничество предусматривает участие в результате, со-частие, от которого и произошло русское слово «счастье» (изначально – «счастливые» – те, кто имеют долю в добыче племени).

Но именно сопричастности к разделу продукта не предлагает рабочему капиталист, настаивая, чтобы «жрал, что дают». Именно сопричастности к решениям не предлагают России и США, играя роль коллективного хозяина, пытающегося нанимать коллективных батраков (сразу целые нации в статусе батрачества).

Именно поэтому как американские в частности, так и капиталистические в целом предложения сотрудничества, как бы ласково не высказывались, и как бы обаятельно не улыбались – не ведут ни к чему, кроме войны и резни.

Тот, кто всю жизнь провёл, сидя на колу – всё равно втайне мечтает и однажды воплотит в жизнь посажение на кол процветавшего при его мучениях баловня судьбы.

Если уж слезаем с колов – то все вместе.
Или – альтернатива – дальше убиваем друг друга, кто чем может…


[1] П.А. Столыпин: «Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа — вот девиз для нас всех, русских». Звучит красиво, но Петр Аркадьевич, тут только про работу сказано! Уж она и дружная, и общая, и доверчивая – а как продукт по итогам делить будем? Одним всё, другим ничего? Зачем нам такая работа – мы же на работу не улыбаться и хихикать ходим, не дружбу водить – а средства к существованию зарабатывать!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора