Как в Российской империи финансово стимулировали аристократию

Алексей Волынец 5.04.2019 18:01 | История 58
©Glasshouse Images/Alamy Stock Photo/Vostock Photo

Российская империя была сословным государством, в котором вершину социальной пирамиды венчал самый привилегированный слой – дворянство. На исходе XIX века закрепленная законом сословность все еще ярко проявлялась повсюду, даже в банковской системе. 21 апреля 1885 г. от имени царя Александра III был издан «Высочайший рескрипт, данный Благородному Российскому Дворянству» – определение сословия писалось именно так, заглавными буквами.

Составленный в самых пышных и торжественных выражениях «рескрипт», если отбросить его средневековую риторику и выражаться более деловым языком, предписывал вполне современное мероприятие – создание особого ипотечного банка. Однако новый банк должен был кредитовать исключительно дворян, при том не всех, а лишь потомственных представителей «поместного землевладения». Этой мерой Александр III пытался упрочить пошатнувшийся при его отце авторитет монархии среди самого привилегированного сословия. Показательно, что действующий в то время министр финансов Николай Бунге и все последующие главы Минфина выступали против сословного банка, однако противиться воле самодержца не могли.

«Рескрипт» о новом банке обнародовали в особый день – в 100‑летний юбилей «Жалованной грамоты дворянству». Этим документом дворяне при сохранении всех привилегий были освобождены от главной обязанности – пожизненной госслужбы. Спустя век новый император подчеркивал преемственность такой политики даже в банковской сфере. «Во внимание к нуждам дворянского поместного землевладения, во многих местах расстроенного оскудением хозяйственных средств и затруднением кредита, Мы повелели Министру финансов приступить к учреждению особаго Дворянскаго Земельнаго Банка…», – гласил «рескрипт» от имени царя.

Задачи нового банка определялись пышно, но туманно: «Дабы дворяне более привлекались к постоянному пребыванию в своих поместьях, где предстоит им преимущественно приложить свои силы к деятельности, требуемой от них долгом их звания…» В реальности Дворянский банк должен был обеспечивать льготный кредит под залог земли. Кредит действительно получился льготным – на срок до 49 лет под 5,75% годовых. В то время коммерческие банки при залоге недвижимости выдавали ссуды не меньше чем под 7,5%, а прочие государственные банки при аналогичных сделках – под 8,5%.

Новый банк находился в подчинении Министерства финансов, но работал на принципах сословного самоуправления – Минфин назначал управляющего и директоров региональных отделений, при которых создавались советы из выборных представителей губернских дворянских собраний. Для первичной организации Дворянского банка из казны выделялось 3 млн руб., а в дальнейшем, чтобы профинансировать льготные кредиты дворянам, государству самому пришлось прибегать к долгосрочным займам на внутреннем и внешнем рынках.

Согласно утвержденному царем положению, деятельность банка распространялась только «на Европейскую Россию». Объемы деятельности нового банка были внушительны – только за первые два года он выдал кредитов на 140 млн руб. К исходу XIX века у него в залоге числилась треть крупнейших дворянских имений, почти 20 млн га сельхозугодий. При этом кредитование дворян становилось все более льготным. В 1890 г. срок займа увеличили до 66 лет, а Николай II сразу после вступления на престол понизил ставку до 3,5% и разрешил выдавать дворянские кредиты наличными.

Внешне деятельность последнего сословного банка выглядела вполне успешно, но не оказывала положительного воздействия на российскую экономику. Ведь льготные кредиты Дворянского земельного банка не имели целевого назначения – вместо того чтобы настойчиво превращать полуфеодальные поместья в развитые сельхозпредприятия, полученные от государства займы тратились «благородным сословием» в основном на непроизводственное потребление, зачастую вне России.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора