Ключ незажигания

Николай Выхин 29.03.2018 9:30 | Экономика 144

Помню, в давно минувших зим морозные уфимские деньки выйдет (покойный ныне) мой папа, и начнёт заводить «жигули»… Давно было, а как сейчас в глазах стоит: поворот ключа, машина жалобно сипит, кашляет — но не заводится… Отец снова, снова поворачивает ключ зажигания. А она снова зудит беспомощно — «не могу, мол»… Нет уж давно ни отца моего, ни тех «жигулей» лупоглазых, а память осталась. Всплывает, когда читаешь такое: «В июне исполнится четыре года с того момента, когда был принят Федеральный закон №172 «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Однако документ, призванный планомерно и мощно развивать экономику, бездействует до сих пор. Почему?» — сетует Ю.Скиданов в «Парламентской газете». Разрядилась машинка-то… Не заводится с ключа…

Как пишет уважаемый Ю. Скиданов, один из наиболее компетентных экономистов-обозревателей федерального уровня —

«На очередном заседании Временной комиссии Совета Федерации по мониторингу экономического развития попытались разобраться, почему же стратегическое планирование, краеугольный элемент любой развитой экономики, в нашей стране до сих пор не вышел из состояния некоего теоретического упражнения на вольные экономические темы, несмотря на то что юридическая основа в виде базового закона давно создана. Проблема в том, что бездействует профильное министерство экономического развития, как считают многие сенаторы».

Чтобы машина поехала — мало одного ключа. Нужны и зажигание, и сцепление, и много ещё чего. Аналогия более чем уместная, если мы говорим о Минэкономразвития РФ, недавно соблазнами своими погубившего небесталанного поэта-русофоба Улюкаева… Действующий прямой аппарат Минэко — 17 тысяч 700 сотрудников, не считая привлечённых косвенно, в режиме аутсорсинга. Чем эта армия занимается — непонятно, ибо в стране как не было планирования экономики, так и нет. Какое уж там развитие — хотя бы управление и согласование наладили…

Но тут нужно понимать, что есть два вида деятельности: деятельность для результата и деятельность ради самой деятельности. Например, печка: она же никуда никакой локомотив не толкает, смысл её — обогревать собравшихся вокруг неё. Можно привести и много других примеров, когда деятельность существует ради себя самой, без результата. Минэкономики — далеко не единственная контора в стране, лишённая целеполагания.

Например, смеются, что мы лидируем с большим отрывом по числу полицейских на душу населения во всём мире.А чего смеяться-то? Экономику ликвидировали, людей куда-то девать нужно? Вот их и распихали, куда могли: одних в полицию, других в Минэкономики, третьих в вахтёры, четвёртых в охранники продуктовых магазинов и т.п. Их раздутые штаты нельзя сокращать, пока не появится какого-то приложения их силам — иначе получим гуманитарную катастрофу…

Так вот, если принимать деятельность ради деятельности, а не ради результата (который и не преследуется и даже не провозглашается целью) — то МинЭко трудилось четыре года очень бурно. Оно носило воду в решете до полного изнеможения клерков.

«Если судить по выступлению Артёма Шадрина, директора Департамента стратегического развития и инноваций министерства. Цифры и факты он привёл впечатляющие: разработаны отраслевые стратегии развития, а также общая концепция промышленной безопасности, генеральная стратегия размещения объектов электроэнергетики, определены основные направления деятельности Правительства. Всё в соответствии с требованиями Федерального закона №172.

А ещё создана федеральная информационная система, в которой зафиксировано около 157 тысяч (!) документов, которые регламентируют порядок и цели стратегического планирования от федерального уровня до муниципалитетов. Невольно возникает ассоциация с цитатой классика о «ста тысяч одних курьеров».

Понятие «стратегическое планирование» на уровне, скажем, сельского поселения звучит как-то не очень естественно, о чём не преминули заметить выступившие критики доклада, в том числе опытнейшие производственники, организаторы стратегического планирования в масштабах громадного народного хозяйства СССР — сенаторы Владимир Долгих, Герой Социалистического Труда СССР ( в том числе и за увеличение мощности Норильского ГМК), и Николай Рыжков, последний председатель Совета Министров СССР. Старички-то помнят, как оно было, когда люди были ещё людьми, а не вторичными приматами-дегродами…

А вот бойчак Артём Шадрин весьма оптимистичен, пообещав, что

«механизм стратегического планирования с проектным управлением и бюджетным планированием будет распространен на основной объём бюджетного финансирования, что позволит отойти от стандарта и быть готовым к разным ситуациям и факторам».

Такой оптимизм члены Временной комиссии не разделили. Приглашенная на заседание Вера Ганзя, член Комитета Госдумы по бюджету и налогом, чётко сформулировала претензии к деятельности Минэкономразвития: обилие разрозненных ведомственных документов не способно заменить единый стратегический документ, который определял бы и регулировал развитие экономики на основе системы индикативного планирования.

Она привела пример со ссылкой на материалы Счётной палаты РФ и её аудитора Василия Росляка: в регионах не могут организовать долгосрочное планирование из-за отсутствия соответствующего документа и методик.

На самом деле, думаю, не по этой причине. Отмазываются региончики-то… Отмазка им нужна — потому что не хотят они на местах плана. План — это ответственность. Когда он оглашён («План-закон»!) — то всем сразу видно, где, кто и как его не выполнил. Так что это неудобно и дискомфортно. Гораздо проще ссылаться на «непостижимую волю рынка», и канючить трансферты из центра. И кредиты в банках брать на регион: так, что взял и пользуешься ты лично, а отдавать региону…

Звонче всех прозвучало выступление Вячеслава Штырова, члена Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности. Он предложил создать единый научно-прогностический центр, соединяющий стратегическое планирование научно-технического прогресса и экономического развития, отказавшись от бесплодной, как выразился сенатор, «игры в фантики, биржи и валютные спекуляции». Человек позанимался обороной и безопасностью — и понял, чем пахнут шутки спекулянтов. Они-то потом в Лондон и Ниццу сбегут, а тут останутся от них руины и пепелище…

По правде сказать, орлы приватизации не знают, как быть. Советский Госплан был штабом с полномочиями. Он выпускал логически связанную совокупность административных директив, регламентирующих, как и что делать десяткам тысяч предприятий. То есть приказывая произвести 100 000 пар валенков, он одновременно приказывал — кому обеспечить для этого войлок, а кому — электричество на станки подать…

А без этого что приказывать-то? Ну, прикажи мне сейчас произвести миллион пар валенков, хоть под угрозой расстрела — что я буду делать? Плакать буду. Умирать — страшно. Расстреляют меня за эти валенки, я и рад бы выкрутится — но как выкрутишься без материалов, без ресурсов?!

Даже если органу, осуществляющему «индикативное планирование и создание экономических стимулов для бизнеса в тех сферах, где он может быть эффективен» дадут полномочия «бездельных карать сурово, усердных награждать», которых сегодня у него нет — то что? Всякое производство, кроме усердия исполнителя, требует ещё ресурсной базы. Приказываешь копать — дай хотя бы лопаты, если экскаваторов нет. Приказываешь сеять — укажи, где взять семена…

А пока…

Как отмечает Скиданов —

«Модельное составление бюджетов, которое на первый взгляд стало элементом стратегического планирования — фикция, так как имеющиеся финансовые ресурсы подогнали под конъюнктурное определение, а Минфин стал главным плановым органом, хотя бухгалтерия и долгосрочные прогнозы вкупе со стратегической экономической политикой совершенно разные виды деятельности».

Скажите, мне одному приходит на память строфа из знаменитого «Верескового меда»:

…Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!»…

Забыли хищные орлы приватизации, как жизнь делается, от земли и сохи выводится. Тырить — совсем другое искусство, нежели производить. К счастью, живы ещё Рыжков и Долгих, старенькие-престаренькие, может, несмотря на возраст, припомнят, как оно у ЛЮДЕЙ делается?

…Гневно король промолвил:
«Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!»…

Враг поджимает, а мы ничего не умеем выпускать, только от врага товары принимать в обмен на сырьё недр… Если так дальше, то правильно понял товарищ Штыров в комитете по обороне и безопасности, каюк нам придёт!

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора