«МАШИНЫ СЧАСТЬЯ» И «ПОДЖИГАТЕЛИ» ИРРАЦИОНАЛЬНОСТИ

Александр Леонидов 26.06.2019 12:22 | Общество 93

Почему бы нам не жить по уму? Интересный вопрос, правда? Почему у нас шла и продолжается вся эта свистопляска безумия, вместо того, чтобы собрать мудрых людей, и выстроить разумную жизнь? Смешно, но либералы именно так себе это и представляют: мол, сходятся люди с проектами, и самый мудрый, убедив всех, выбран. Получается, что в США только два мудреца – Х.Клинтон и Д. Трамп. «Выбирать» американцам выпало из этих двух маразматиков, потому что остальные, видимо, ещё глупее! Или действуют иные механизмы, которые не позволяют уму сочетаться с властью?

Все люди понимают: если бы нами правили самые мудрые из нас – то, конечно, мы бы не знали ни горя, ни регресса. В теории, казалось бы, все хотят разумной власти… Вот только на практике всё валится из рук, и каждый новый «выбор» чудовищнее и нелепее предыдущего.

Подарю писателям-фантастам некоторые сюжеты.

Например, о правительстве, состоящем из святых. Не обязательно христианских – буддийские, скажем, тоже подойдут. Святые отличаются мудростью и добродетелью. Они знают, как обустроить жизнь наилучшим образом и предлагают всем этим заняться. Но злые люди, пользуясь тем, что святые в ответ на пощёчину подставляют другую щёку, начинают измываться над правительством святых самым гнусным образом. В итоге выгоняют это правительство, попутно подравшись между собой. И воцаряется власть наиболее сильного и наглого подонка, победившего всех…

Второй сюжет – некоторым образом связан с первым. Может быть – продолжение темы.

Действует очень скверное правительство. В плане созидания – совершенно ни на что не способно. Умеет только подавлять. Но зато подавлять умеет мастерски! И любой протест ему – как об стенку горох! Митингующих расстреливает, заговорщиков вычисляет и карает, а когда приходят с мудрыми проектами, предлагая обсудить – плевать хотело и ничего не слушает. Такой вот тупик. Но устойчивый тупик: на подавлении можно очень долго держаться…

Понимая, что умные, но слабые люди во власти долго не продержатся, понимая, что глупые, но жестокие и кровожадные, могут держаться там безмерно долго – человек выходит к осознанию важной вещи. Сперва в теории – потому что не знает, как воплотить это на практике.

Он понимает, что мудрость сама по себе ноль, а сила сама по себе – отрицательная величина.

И нужно силовое преобладание мудрости. Чтобы мудрец был достаточно мудр, и умел строить будущее, и был достаточно силён, чтобы защитить построенное от дураков и выродков. Это легко сказать, но как сделать? Это ведь похоже на «за всё хорошее, против всего плохого»…

Выборы, которые задумывались как ристалище мудрецов – оказываются полем битвы двух всем (а в первую очередь американцам) очевидных маразматиков, Клинтон и Трампа. Понятно, что при таком «выборе» — «оба хуже». Но почему миллионы людей пришли именно к такому выбору?!

Если говорить о практике – то искомое силовое преобладание мудрости означает возможность мудреца опереться на умную и энергичную, вооружённую образованием и энергией массу. Это же только в сказке так бывает, что богатырь один орду побивает. А в жизни важны не только доводы мудреца, но и способность аудитории их понять.

И если такой способности нет (или она утрачена в ходе деградации людей) – тогда мудрец разговаривает со стеной. Какой бы объективной ценностью не обладали его идеи – субъективно, на данном уровне развития данного общества, они воспринимаются лишь как бессвязный непонятный лепет.

Силовое преобладание мудрости – это сплочённость вокруг неё вооружённых знанием и энергией её носителей. Именно они, своим сплочением и вооружением, делают законопроект – действующим реально законом, инженерный проект – стройкой века, а социальный проект – бытовой практикой.

Со стороны это выглядит, как идеократия, выступающая против звериных начал в человеке и других идеократий. Так создаётся центростремительная сила, объединяющая людей в обществе и мешающая центробежным силам растащить их, дать им разбежаться в разные стороны.

+++

Мудрость бывает сама по себе – как чистая идея. Например, электричество не придумали – оно было в природе всегда. Разные люди в разные века мечтали и проектировали использовать электричество с пользой. Но, хотя электричество всегда было рядом с человеком – общество должно было дорасти до понимания его полезности.

В связи с этим открываем интереснейшей парадокс: электроприбор существует сам по себе, как предмет, и в то же время, существует только в контексте цивилизационного уровня общества.

Например, если мы возьмём электрический тостер туда, где нет сети, то тостер одновременно и будет, и не будет. Физически он же никак не изменился! Каким мы его положили в рюкзак, таким там и лежит, до последней молекулы. Но в то же самое время (вот ведь парадокс!) – как тостера, его в тайге не существует.

Его некуда подключить, и по назначению он работать не может. Хотя технически в исправном состоянии. Так он есть или нет?! Почему в нём ничего не изменилось – а тостером он быть перестал?!

Объясняю парадокс: любой прибор существует как чистая, абстрактная идея – согласно своей схеме сложения. Когда мы принесём тостер туда, где будет электросеть – он «снова станет» тостером, потому что с точки зрения схемотехники никогда не переставал быть тостером.

Но, кроме этого, любой прибор имеет ограничения в использовании, связанные не с ним самим, а с его средой. Попав в руки первобытных дикарей тостер может стать даже предметом религиозного поклонения – вот только тостером быть не сумеет никак.

Идея тостера (или компьютера, или чего угодно) – действенна только в том контексте идей, которые породили, в том числе и тостер (или компьютер, или кофемолку). Вырвать идею тостера или лампы накаливания из общего контекста породившей их идейной среды невозможно. Их идея, отдельно взятая, будет абсолютно непонимаемой (хотя, теоретически, верной).

+++

Понимая это — мы думаем и о другом. О связи идейного фона с живыми носителями идей. Конечно, идею можно записать, изложить в книге-самоучителе, передать даже без прямого контакта учителя с учеником. Но ведь мало написать Самоучитель – надо ещё, чтобы его читатель обладал способностью понимать, разбирать написанное!

У нас социологи и особенно экономисты проблему сводят к поиску умного решения, которого, якобы, никак не получается достичь. Между тем, умные решения валяются вокруг нас, как осенняя листва в парке, как электричество вокруг первобытного человека.

Вопрос же не в том, чтобы придумать и запустить «машину абсолютного снабжения», это при современной инженерии довольно просто. Вопрос в том, как защитить эту машину от врага, грабителя, хулигана, психопатов разного вида. Как сделать, чтобы вся эта публика (долгое охвостье интеллектуального ядра человечества) дала машину бесперебойного снабжения вначале достроить, а потом бы не сломала её?

Кроме мудрости абстрактной, каменно-скрижальной – бывает ещё живая мудрость в понимании конкретного человека, толпы людей. И там она совсем не та, которая в мире чистых идей. Цивилизационный уровень, снижаясь в голове людей, неизбежно тащит вниз и всю окружающую их инфраструктуру.

Мало создать системы, оберегающие людей от горя, нехваток и бедствий: куда сложнее внушить людям внутреннее понимание ценности этих систем.

Свергают правительство зачастую не те, кто умнее, не те, кто лучше, не те, кто адекватнее этого правительства. А просто те, кто могут это сделать. Могут – значит делают. Атаковали – и захватили. Зачастую решает не только сила, но и простая случайность: правительство так-то было сильнее кучки атакующих, но подставилось, встало неловко, спиной повернулось…

Проблема ещё и в том, что часто наиболее упорны в борьбе за власть конченые садисты и параноики.

Что отличает профессора Собчака от другого профессора 80-х годов? Другой профессор жил себе, веселился, любил семью и друзей и особо не размахивался, вполне довольный своим положением. А Собчак был одержим чёрной, разъедавшей его похотью власти, он был одержим бесом захватного права. Отодвигая от рычагов решений всех других профессоров, своих вчерашних коллег, он рисковал и собственной, и, тем более и охотнее, миллионами чужих жизней. Собчак ради своей вонючей личной звериной власти-доминирования похоронил и собственную страну, и перспективные формы прогресса, воплощённые в этой стране.

Там, где нормальный человек, в силу сдержанности и скромности, отойдёт – садист и параноик ломится, не щадя ни других, ни себя. Такие, как Собчак, в своей поганой жажде лично властвовать, упиваясь доминированием – устроили истории заворот кишок, выбросили нас из ХХ века в какое-то тёмное Средневековье.

Но почему у общества не нашлось сил их остановить?!

Силовое доминирование мудрости должно опираться на широкую массу вооружённых идеей и силой мудрецов. Слабые умники не могут спасти ситуацию – они слишком быстро сдаются и умывают руки, а потом сидят, всё понимая, но ничего не делая. А растленные идиоты – губят всё, отзывчивые на любой призыв любого собчака…

+++

И какой смысл нам обсуждать «машину изобилия» — из каких узлов и деталей её собрать – если мы не обсудим сперва, как защитить её от собчаков и дудаевых с басаевыми? Если тот или иной дегенерат придёт ломать нашу «машину всенародного счастья» — что мы противопоставим?

В Норвегии, при всех её недостатках, и в силу огромного множества причин, зачастую не связанных с самой Норвегией, к 90-м годам сложился самый высокий уровень жизни в мире. Казалось бы, учиться и завидовать? Но норвежцы ведут себя, как идиоты: сами вымирают, толпы диких мигрантов разрушают их города и инфраструктуру, превращают вчера процветавшую страну в руины… А у норвежцев нет ни сил, ни концепции, чтобы этому опустыниванию потребительского рая противостоять.

А тогда зачем он нужен? Зачем мне или вам потребительский рай – если в любой момент он приманит своим изобилием врага, который отберёт его у нас с вами, да ещё и нас убьёт вдобавок!

«Машина изобилия» — это не сказка. Современная высокотехнологичная птицефабрика, да и вообще – сельхозферма, поистине фантастика, ставшая былью. При правильном обращении такая птицефабрика обеспечивает немыслимое, невообразимое изобилие яиц и курятины. Но кто обеспечит ей самой правильное обращение с ней?!

Нас пичкают идиотскими концепциями «свободного рынка» — при которых пачками закрываются и превращаются в руины эти самые «машины изобилия», немыслимого технического совершенства птицефабрики (и всё остальное). Полная победа над нищетой, которая маячила перед человечеством в близкой перспективе – отодвигается «свободным рынком» надолго и в никуда. Концепции, выдуманные преступниками для удобства ограбления – стали господствующими в мире теориями!

Свободные выборы часто приводят не к победе самых мудрых, а к победе самых агрессивных, нахрапистых, наглых, и, чаще всего, психически неадекватных (оттого гиперактивных, стремящихся к власти маниакально).

+++

Уголовщина нашла, что противопоставить идее рационального Разума. Она противопоставила ему идею Свободы.

Свобода – это тщательно оберегаемое право человека на неразумные решения. Потребность в таком, в определённой степени, есть у любого живого существа, и у меня, и у вас, но следует понимать природу свободы и не слишком увлекаться правом на безумные поступки.

Безумный выбор требует передышек, отката и корректировки общими нормами разума — а когда он обеспечивается 30 с лишним лет, переходя во всё более и более тяжёлые формы безумия (от Порошенко к Зеленскому, например) — это, конечно, чревато гибелью всего живого.

Ведь рациональность, как таковая, никакой свободы в себе не содержит. Правильный ответ – всегда один (при множестве ошибочных). Логика действует (если действует) с необходимостью, которая суть есть противоположность свободе. Как можно голосованием установить верность или неверность таблиц Пифагора или Менделеева? Наша поддержка ничего им не прибавит, а наше отрицание – ничего у них не отнимет.

В рациональности нет свободы. Ты делаешь то, что нужно – как велит тебе Разум. В рациональности нет никакой свободы – как нет её в вычислениях. Нет свободы ученика в школе (иначе нет школы), нет свободы служащего в армии (иначе нет армии) и т.п. Много вариантов поведения может появиться, только если уравнять в правах верное решение с ошибочными.

То есть в разумном поведении нет свободы, в свободе нет приоритета разумного. Но и очищенные от свободы рациональные решения неоднородны. Они делятся на локальные и глобальные, узко-специфические и предельно-обобщённые. Этот сложнейший вопрос мы разберём во второй части нашего исследования..

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора