ОСНОВНОЙ ЗАКОН

Лев Вершинин 26.03.2020 14:44 | Общество 67

Попросили  прокомментировать ситуацию с гастарбайтерами в российских аэропортах. Цитировать не буду, в тексте все сказано (детали  здесь), а сама ситуация комментария, безусловно, заслуживает, ибо аэропорты лишь малая часть огромной проблемы, которая может стать остро актуальной…

Не помню, писал ли я об этом, но года с полтора назад по работе довелось мне ознакомиться с «полузакрытыми» (не секретными, но и не для всех) социологическими штудиями, касающимися стратификации центральноазиатских диаспор в Москве и глубинке. Поскольку ознакомление

было в рабочем порядке, обойдусь без нюансов, но они не так важны. Важно, что выходцы из бывших совестких республик Центральной Азии для  российского бизнеса все равно, что, допустим, украинцы для Эстонии, то есть, послушная, усердная, дешевая и неприхотливая рабочая сила. Это

ни для кого не секрет. Куда менее известно, что кыргызские, узбекские и таджикские диаспоры, — притом, что для многих россиян все трудовые резервы на одно лицо, — «внутренне» очень разные, как и стратегии их миграции. Кыргызы, например, в основной массе,едут с дальним прицелом: оседать,

интегрироваться, понемногу становиться «россиянами кыргызского происхождения». Среди них высок процент образованных, много специалистов всех профилей, они (об этом пишут редко, но пишут) создали свои «анклавы» во всех отраслях инфраструктуры, могут позволить себе выбирать работу

(тем паче, что работодатели «свои»), имеют собственную «кассу взаимопомощи», и вообще, чувствуют себя достаточно уверенно, так что, нынешняя ситуация для них, безусловно, драма (а для кого она не драма?), но не трагедия. А вот с узбеками и таджиками — иначе. В подавляющем большинстве

они — «вахтовики», приезжают на сезон, для заработка, чтобы по осени вернуться домой. И вот у них все, что они зарабатывают, делится на несколько частей. Сначала отделяется «байская» доля (10-20%, как кому повезет), что-то (порядка 30%) уходит на самое дешевое жилье и еду, еще около 40%

сразу уходит семьям, переводом, а все остальное (10-20%) лежит в загашнике на всякий случай. Но, понятно, не на такой, как сейчас, и еще недели полторы назад, когда российские власти еще всяко отрицали возможность «жесткого карантина», а Ташкент уже закрылся намертво, в связи с чем,

люди начали «застревать», один из лидеров узбекского землячества, г-н Баратов (я о нем наслышан, и он человек очень в теме) аккуратно заявил о том, что тенденции нехороши: «Кто  сюда едет на работу, они же не имеют миллиарды в запасе, и если это затянется, и они не смогут выехать,

месяц-два, потом это может перейти в социальный взрыв, если они не смогут зарабатывать деньги, а запасы скушают. Это опаснее. Так что закрытие границ чревато и такими ситуациями взрывоопасными, поэтому месяц ещё можно потерпеть, а вот второй уже сложно будет»,

а спустя пару дней заговорил жестче:  «У некоторых нет денег, но за квартиру платить нужно, кушать нужно. Так давайте государственную помощь оказывать, создавать пакеты с сухпайком. Пусть МЧС ходит и по квартирам  пакеты раскидывает, чтобы люди с голоду не помирали,

чтобы не было социального взрыва», и тогда это многих возмутило: дескать, с какой стати должна компенсировать Российская Федерация, а не Узбекистан? — но сейчас, когда ужесточение становится реальностью, а фирмы будут стремительно закрываться, говорить поздно, нужно думать.

И вот представьте себе: нормальные работящие люди. В основном, молодые. Их сотни тысяч тольно в Москве, они абсолютно чужие россиянам по культуре и ментальности, у них нет собственных инфраструктур, нацеленных на выживание (только на транзит туда-сюда и трудоустройство),

и все, чего они хотят, это отработать столько, сколько положено по договору, затем уехав домой, чтобы спустя сколько-то времени вернуться на очередную «вахту». И вдруг — такое. Работы внезапно нет и не найти, двери домой закрыты с обеих сторон, а денег в кармане мало, причем,

с каждым днем (кушать-то надо) все меньше, и за крышу над головой платить надо, какая бы халупа ни была, — и что делать? А люди, повторяю, молодые, практически неграмотные, чужие в чужом краю, внезапно обернувшимся ловушкой, — и при этом спаянные традиционными «скрепами». И?

Ага. Усман Акрамович точно осветил проблему, жаль только поздно. Да и вариант, предложенный им, по сути, не вариант, — Российская Федерация не в том положении, когда можно позволить себе раздавать бесплатные пайки, тем паче, предоставлять жилища или вывозить всех желающих

за свой счет, тем паче, что там и не примут. В теории, можно, конечно, предложить временно поработать за еду, но не думаю, что такое предложение будет понято. А какие варианты есть еще? Не знаю. Но насчет возможных перспектив полностью согласен с лидером «Ватандоша», — и даже если

каким-то образом  масштабный взрыв все же смогут купировать, всплеск преступности неизбежен. Правда, если рассуждать «по-сурковски», из такого расклада  власти тоже могут выжать некий позитив, науськав напуганных местных на «оборзевших чужаков», —  такая технология на какое-то время

облегчит положение властей, позволив зажать гайки, но это уже технологии не на завтра, и надеюсь, до такого не дойдет. Однако иметь в виду надо. Как надо иметь в виду и тот факт, что проблема куда шире «мигрантской». Потому что  «массы» в целом, пусть и дурные, и доверчивые, но инстинкты-то

никуда не денешь, — и лично я, читая о внезапном (в контексте новых реалий)   скачке спроса на патроны и бейсбольные биты, не могу избавиться от ощущения, что в глубинах коллективного подсознательного (как и в Штатах) уже зародились смутные образы ситуаций, когда высшим правом

станет право накормить семью и отбиться от претендента на еду. Поймите меня правильно: взлети спрос только на патроны, я бы и на миг не подумал бы о таком, — максимум, об охоте на мелкую дичь (кролики там, собаки, кошки, голуби etc.), — но когда расхватывают биты, это уже явно нечто иное…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю