Озверение: докопаться до причин!

Александр Леонидов 20.02.2018 6:21 | Общество 65

​Член Комитета Госдумы по образованию и науке, академик, руководитель ряда научных учреждений, в числе прочего – ещё и лауреат Нобелевской премии по физике Жорес Алфёров поделился своими мыслями о развитии науки. Гений физики, к сожалению, проявляет непростительную наивность в вопросах общественных наук, откровенно перепутав причины и следствия происходящих негативных процессов. И в этом он не одинок. Социопатология, как научная дисциплина, пока находится в зачаточном состоянии, и подавляющее большинство людей, не только физиков, но и социологов – постоянно подменяют местами причины и следствия.

За следствие хватаются как за яркую очевидность, причину упускают как нечто малое, незаметное и неоднозначное – в итоге у них … Ну, впрочем, не будем, как они, пустословить, глянем на фактическом материале.

Жорес Иванович констатирует очевидность, отчасти переходя на язык газеты «Экономика и мы»:

«Огромную роль в развитии человеческой цивилизации в целом, а науки и научно-технических исследований в частности, играло соревнование СССР и США. К сожалению, реформы 90-х нанесли огромный удар по экономике страны. Мы уничтожили научно-техническую державу, об этом не надо забывать. Думаю, что у нас ещё до сих пор не отдают себе отчёта, какой величайшей трагедией для мировой цивилизации был развал Советского Союза».

Безусловно, развал СССР и того дела, которое он призван был воплощать – стало величайшей трагедией мировой цивилизации. Но поспорил бы уже в абзаце констатации: не реформы нанесли удар по экономике, а экономика нанесла удар по реформам…

Экономику стали понимать как шкурную целесообразность, а понимая её так – «распилили» все перспективные начинания по принципу: «лучше копейка в своём кармане, чем мильон в общественном».

Вся история человечества отражена в совокупности реформ, и являет (по крайней мере, внешне) процесс реформирования общества. Оглядываясь назад, я прекрасно понимаю (с расстояния лучше видно), что советскому обществу в 1985 году очень нужны были правильные реформы. Не такие, какие устроили, а правильные, во многом противоположные устроенным…

Когда начиналась «перестройка» — в ней было намешано много всего, в том числе были и весьма верные нотки без фальши.

Например, великолепная идея о госпредприятии, которое совмещает выполнение планового задания (базовая гарантированная работа и зарплата) с рыночным сбытом сверхплановых избытков производства. Так можно было совместить преимущества плановой и рыночной экономик, стабильность, гарантии – и личную заинтересованность, материальное стимулирование трудящихся.

Но по реформам ударила экономика (не реформы по экономике!) – потому что экономисты-атеисты сели и рассчитали: добыть рубль воровством гораздо легче, чем трудом во благо общества. Ну, этот факт и до них был широко известен, это они для себя открытие сделали, не для мировой общественности…

Ну, а когда экономисты открыли это для себя, то все положительные, здравые стороны реформирования советского (находившегося в глубоком кризисе, прежде всего духовном[1])- полетели на помойку. Вся экономика стала изучать только одно: как воровать больше, быстрее и безопаснее для вора. По-другому и не могло быть, учитывая те факторы, о которых мы постоянно пишем в «ЭиМ»…

Поймите, что я или вы можем считать клептоманию социопатологией, социальной психопатологией (т.е. массовым безумием) – но вор-то её таковой не считает. Наоборот, для вора дурак – именно честный, а дурак – любительский, но всё же психиатрический диагноз. Таким образом, в воровском обществе не клептомания, а именно законность воспринимается как социопатология…

Не понимая этого, Жорес Алфёров делает из цивилизационной катастрофы краха СССР очень странные и порой по-детски наивные выводы.

Он, например, считает:

— В науку пойдут, если она будет приносить хорошую зарплату… Не устаю повторять: наука должна быть востребована экономикой и обществом. Агитацию за науку надо чётко формулировать, что её достижения продолжают определять развитие человеческой цивилизации. Это нужно доносить до молодёжи, но она должна чувствовать, что будет заниматься научными исследованиями не на голом энтузиазме… Не устаю повторять: наука должна быть востребована экономикой и обществом.

Словом, в голове у многоуважаемого Жореса Ивановича деньги порождают науку. На самом деле, конечно, школьнику, который сегодня учит историю, легче понять, чем Алферову, учившему историю давным-давно: всё наоборот!

То есть: не деньги порождают науку, а наука – деньги.

Ведь вначале не было никаких денег, если помните. Потом люди стали выдумывать разные устройства – то да сё, и в итоге, для удобства обмена ими изобрели условные значки. Их и назвали «деньги». Если механизм делает деньги (значки учёта, мнемонические единицы для памяти в обменах) — то наивно думать, деньги сделают механизм. Образование, конечно, производит из себя диплом, но диплом не производит из себя образования…

Жорес Иванович повторяет старую песню наших генералов научного Массолита в их грибоедовском доме, тех, кто привык шаманить на тему науки и выколачивать себе финансирование. Дайте, мол, нам денег, и будет вам наука. Много денег – много науки!

Это так же наивно, как думать, что приписка гектара или 10 гектаров на бумажке кадастрового плана – в реальности вызовет расширение земли. Ты можешь приписать какое угодно количество гектаров на бумажке, и даже, может быть, продать несуществующие гектары в рамках финансовой афёры, но в реальности гектаров сколько было, столько и останется.

Тезисы Алферова столь же просты, сколь и непригодны. Первый из них заключается в том, что денег мало, а второй – в том, что распределяет деньги не тот. Вот забрали бы у вконец дискредитировавшего себя Медведева распределительный половник, дали бы Алферову – тут-то для науки и жизнь хорошая началась…

Но в реальной жизни это конечно, не так, хотя я не сомневаюсь, что Алферов распорядился бы деньгами лучше Кудрина или Медведева, Набиуллиной или посажённого ныне Улюкаева.

Психофон общества таков, что просто вместо одних проходимцев, вьющихся вокруг Медведева, появились бы другие проходимцы, вьющиеся вокруг Алферова. Было время, когда наука финансировалась приоритетно.

Как вспоминает сам Алферов — «…когда после Великой Отечественной войны очень многие из моих сверстников шли в науку, это было не просто «ах, как это интересно!». Мы знали, что будем хорошо зарабатывать и займём видное положение в обществе». С одной стороны, такое признание его не красит, с другой — бонус ему за честность!

Но важно посмотреть, чем это кончилось. Приоритетно финансируемая наука (академики в СССР замещали роль нынешних олигархов) — не только не предотвратила то, что Алферов называет «величайшей катастрофой цивилизации», но и активно поспособствовала катастрофе. Наиболее оголтелые хищники приватизации вышли именно из лабораторий, из академической среды. А в целом вся интеллигенция стала губкой, впитывающей прозападную зоократическую идейную грязь…

Развивая в человеке интеллект, вы в добром развиваете добродетель, а в злом — злодейские наклонности. Умный злодей страшнее тупого. И нелепо говорить, что нужны длинные и прочные ножи в руках. В руках кого? В зависимости от того, в чьи руки попадёт нож (интеллект) — сложится и роль этого ножа в быту…

Кто сказал, что увеличивая платежи мошеннику можно сделать мошенника честным человеком? Не наоборот ли?

Реальность в том, что воры сидят в разных сферах, и пытаются друг у друга украсть кошелёк. Представитель любой отрасли яростно убеждает нас, что нужно все прочие отрасли обобрать и держать в чёрном теле, его же отрасль, наиважнейшую, золотом осыпать. Что врачи, что учителя, что сельчане, что промышленное лобби, кого не возьми – все поют одну и ту же песню: «надо у всех деньги отобрать, и нам отдать»…
-Отнимите у тех, отдайте нам… Отберите у этих — отдайте нам…

И представители науки в этом ничем не отличаются от других отраслей. Тоже орут во всё горло – «дайте нам денег, и мы вам хорошо сделаем»…

+++

Вопрос же во внутренней мотивации человека. Если человек намерен служить – то у него одна матрица и модель поведения. Если же человек намерен заработать – то у него и матрица другая, и вся модель иной конфигурации.

Заработать можно на чём угодно, в том числе и на науке. Предмет не важен, важно другое: заложенное в модель и матрицу поведения презрение и отвращение к этому предмету заработка. Работа для такого человека – досадная помеха и нежелательное побочное явление при получении заработка. Он ведь чего хочет? Освоить выделенный бюджет, забрать деньги. В идеале это выглядит так: пришёл, сложил деньги в кейс, и ушёл. Но поскольку жизнь далека от идеала, то приходится изображать какие-то ненужные и противные для человека действия, чтобы проверяющие отвязались. Если проверяющие сталинской закалки кремни – то обмануть их симуляцией дела трудно (но можно, Ландау и товарища Берию обмануть ухитрялся).

А ну как проверяющие сами пришли зарабатывать (а не служить)? Тогда и для них проверка жулика – тоже досадная помеха перед получением зарплаты… Им, поскольку им важно не дело, а заработок – хочется побыстрее отвязаться от проверяемого. А самый лучший вариант – чтобы он был не просто бесполезной помехой, а приработком! Тогда ты и зарплату получаешь, и с проверяемого прибыль дополнительную…

Согласитесь, это хребтовая анатомия коррупции – неизбежна для скептика, стремящегося, прежде всего, заработать деньги, как можно быстрее и легче их добыть. Для того, чтобы отдаваться делу настоящим образом, служить делу, а не себе самому, нужен фанатизм, вера во всевидящее око, в то, что ты не пузырь био-квашни, а по образу и подобию Абсолюта… Всё то, от чего так успешно отучали людей советские кафедры «научного атеизма»…

+++

Дело же не в том, что нужны вот деньги, а их нет. Дело в том, что их не хотят тратить на алферовскую отвлечённую (фундаментальную) науку те, кто стал их хозяином. Как говорил Чубайс – «денег у нас много. Очень много». Но он имел в виду – «не про вашу честь».

Чубайс считает учёным не Алферова а самого себя. Мол, во сколько раз я умнее академика физики? Сумма Нобелевской премии (она кстати, в пост-советское время постоянно уменьшается год от года) — 1,3 млн. долларов.

Жорес Иванович один раз получил эту сумму в жизни, а у Чубайса – каждый месяц такая нобелевка в виде легальной, белой зарплаты! Чубайс каждый месяц получает нобелевскую премию – так как же он может считать умнее себя тех, кто её один раз в жизни огрёб?!

+++

В теории познания (гносеологии) чубайсов и собчаков учёные неизбежно предстают как никчёмные люди, дураки и побирушки. Дело в том, что большинство чубайсов и собчаков вышли именно из советской научной среды, и эту братию знают подноготно.

Мы умны — говорят чубайсы и собчаки – мы всё для себя сделали по науке подлинной, науке жизни, мы каждый месяц имеем нобелевскую премию за ум. А эти пустые и глупые существа приходят к нам на порог, вымогают подаяниие, врут про какие-то чудеса, которые они могут сотворить…

— Ну так и сотворите, для начала, первое чудо – сами себе денег украдите где-нибудь! Если вы даже этого не можете – то вы суть глупы и зачем вам жить – ума не приложу…

Это отношение к фундаментальной науке, которое так обижает Жореса Ивановича, согласитесь, неизбежно созрело в рядах атеистических умников, причём советского ещё периода.

В понимании атеистического умника одни люди дело делают, а другие ерундой занимаются.

Постепенно «дело» стягивается до своей английской кальки «бизнеса». А под «ерундой» начинают понимать не только паломничества по святым местам, но и заморочки по поводу всяких бозонов Хиггса. Что те, что другие, в понимании «деловых», занимаются глупостями, то есть делами загробными.

Паломник пытается за гробом спасти душу, про которую неизвестно, есть ли она вообще. А учёный пытается даровать благо, которое то ли получится, то ли не получится (от неудач никто не застрахован) далёким потомкам, про которых неизвестно, будут ли они вообще…

То ли дело Чубайс: взял, украл миллиарды, и даже в тюрьму не сел: вот это наука, вот это голова!

Люди, которые не верят в душу – естественно, воспринимают душеспасительные дела как пустосвятство тёмных обскурантов. Д.А. Медведев в сердцах так и сказал учителям:

-Вам мало денег?! Так идите в бизнес!

Учителя же к нему приставали, что они сеют разумное, доброе, вечное, а для либерала это всё – поповщина. Не хотите – не сейте, никому оно не нужно, это ваше вечное! Фомку в руки и сейфы вскрывать – одну ночь поработали, на всю жизнь пенсию заработали…

Даже то ничтожное и позорное финансирование, которое выклянчили себе у власти викингов (чтобы жёстче не сказать) учителя, учёные, врачи бесплатной (всё менее бесплатной) медицины – это уступка с неохотой. Люди, которые заняты «делом» (то есть обустройством семейных дворцов и личных трёхпалубных яхт) очень раздражаются, когда к ним пристают со всякого рода вечным и общечеловеческим. Всякую абстракцию они, по заветам Оккама, презирают, называют «пафосной» и считают, что она не к лицу прагматику.

+++

Если Жорес Иванович думает, что денег нет или их мало – он очень заблуждается. Деньги есть во всех смыслах.

В самом буквальном: 22 триллиона рублей на депозитах в российских банках преют без дела, потому что у собственников не хватает фантазии – на что их потратить.

Добавьте к этому миллиарды долларов, которые вывезли из страны и зачем-то разместили в западных банках (где их непременно украдут тамошние жулики). Добавьте к этому миллиарды, которые потрачены на чудовищные в своей бессмысленности предметы роскоши, выброшены в унитаз во всех смыслах, до прямого включительно…

В научно-теоретическом: деньги есть отражение благосодержащей территории. Они подобны зеркальному отражению или тени. Это только в сказках вампиры не отражаются в зеркалах и не отбрасывают тени. А в реальной жизни – есть предмет, есть с неизбежностью и отражение его…

Есть территория России – значит, и деньги есть. Они же не сами по себе! Они как бы план, который срисовали с местности: вот тут плодородный чернозём, там медные руды, там золотая жила, там нефть, там газ, там лес, там река – и рыба, и гидроэнергия в одном флаконе… Если земля никуда не делась – то куда же денутся деньги, её отражение?!

А если их украли, в том смысле, что нашими ресурсами, содержащими в себе блага, пользуемся не мы, а наши и не наши жулики – то это же не вопрос денег. Это вопрос социальной психологии: почему мы это допустили и почему мы это терпим? Когда мы говорим, что у нас нет денег, то на самом деле:

-Либо у нас нет мозгов, и мы не понимаем, как нас обирают
-Либо у нас нет воли, и мы всё прекрасно понимаем – но ни на какое действие решиться не можем.

В современной жизни обильно представлено и то, и другое, причём часто переплетаясь. Так что не заикайтесь про деньги!

Деньги есть: человека нет.

Понимаете, Жорес Иванович? Не деньги потеряны, человек потерян, то есть феномен человека, отличный от феноменологии зверя, хищника, скота.

Деньги-то никуда не потерялись, вон они лежат, руку протяни… А кто руку протянет? Зверь, хищник, скот? Так он УЖЕ и протянул, и УЖЕ взял. Это же его депозиты преют без дела!!!

+++

Жорес Иванович говорит, что мы все должны вести агитацию за науку, должны чётко формулировать, что её достижения «продолжают определять развитие человеческой цивилизации».

А кому это без агитации непонятно?! Покажите мне такого человека, который не верил бы в пользу науки для цивилизации! Даже Чубайс, традиционный жупел патриотов, и тот скажет: да знаю, я знаю, что наука – это цивилизация и наоборот…

Проблема же не в незнании. А в неверии. Человек же должен верить, что существует, помимо его и его шкуры, какая-то там общечеловеческая цивилизация… А может, враки всё это? А может, только я и есть, со мной Вселенная родилась, со мной и исчезнет?

А коли так – зачем же я буду себе в ущерб для каких-то неведомых потомков корячиться?! Цивилизации надо? А кто она такая, эта цивилизация?!

В годы моего детства цивилизация носила псевдоним «советская власть», как Россия носила псевдоним «СССР». Ну, были такие заморочки эпохи – я сам автор, сам всё время под псевдонимами пишу, мне удивляться не приходится. Дело же не в том, каким именем автор подписывается, а в содержании.

Эта советская власть (псевдоним общечеловеческой цивилизации) была самовлюблённой, как Нарцисс. И постоянно чего-то требовала от человека, мотивируя, что ей это нужно:

-Советской власти нужно то… Советской власти нужно это…

Очень может быть – думал мужик, что ей это позарез потребно. А мне-то это нужно?! Вот ведь в чём вопрос!

К примеру, помещице Марфе Васильевне нужно, чтобы крестьянин Никифор возил ей дрова. А ещё – приносил на завтрак яичек из курятника, муки с урожая, грибов и ягод из леса, и т.п. Никто и не спорит с тем, что помещице Марфе Васильевне всё это нужно. Но чем мотивирован Никифор?

Верой? Надеждой на встречную милость? Любовью? Страхом наказания? Или просто привычкой, инерцией действия?

Цивилизация у Алферова, как и Советская Власть – говорит, что ей нужны от человека жертвы его личного времени и достатка. А на что это требование обопрётся в человеке, скажите мне?

На холодное, но гранитное чувство долга (привет Канту)? Это одно. На пламенное фанатичное самопожертвование, самосожжение за веру? Это другое. На рациональные расчёты дальновидного ума? Это третье.

А может так быть (так и вышло) – что нет опоры. Ни чувства долга, ни горения верой, ни дальновидности рассудка. А осталась одна психология азартного картёжника или ломающегося наркомана…

Объясняя ему, что азартная игра есть бессмысленная игра с нулевой суммой, в которой в итоге всё равно всегда выигрывает только казино – вы стучитесь в открытую дверь. Объясняя наркоману, что наркотики вредны для здоровья – вы тоже стучитесь в открытую дверь. Они это и без вас оба знают.

Но ведь и пропаганда науки по-алферовски – это такая же пропаганда здорового образа жизни среди алкашей. Что им говорить – они и сами прекрасно знают. И водку давно ненавидят. Только «слезть» с неё не могут…

Приватизацию в РФ прокляли все. Даже те, кто в ней участвовал. Даже те, кто от неё выиграл. Даже те, кто её проводил(!) – и те умудрились внести свои три копейки правды, утверждая, что она была нечестная, несправедливая, уродливая…

А мы продолжаем ругаться на 90-е, не замечая, что оппонент давно ушёл, и что мы спорим со стеной, которая и не думает нам возражать, ибо ей и думать-то нечем!

Страна не может слезть с иглы приватизации не потому, что кто-то в ней считает 90-е годы прогрессивными и благими. Она не может слезть, потому что массы психически и интеллектуально, и духовно деградировали, и эта дегенеративная экономика – оказалась им впору…

Как сетует наивный Жорес Иванович «в желаньи правды и добра»:

— Сейчас возрождение социалистической экономики — бесконечно сложная задача.

А я убеждён, что это не только не бесконечно сложная задача, но и вообще не проблема. Экономика – лишь шкала, которая отражает умственный и психический уровень развития людей. Или, наоборот, их деградации. Я не думаю, что измерить линейкой высоту «бесконечно сложная задача» — если эта высота есть. Экономику вообще ни возрождать, ни создавать не нужно (да и невозможно) – она слепо и прямо отражает состояние человеческих мозгов.

Если появятся люди, достойные социализма, то и социализм появится автоматически, сам собою. Коммунизм высшей пробы был среди монахов Оптиной Пустыни (и не в ней одной) – а она основана ещё в феодально-крепостнических реалиях, в 1768 году! А там благодать жила – которой приезжие дышали, как ароматом – несмотря на крепостнический строй вокруг!

Ну, а построить социализм (благодать отношений) среди крыс или волков – задача не просто сложная, но и невозможная. Что, вы заставите волков капусту кушать? Даже если и заставите — они не привыкнут к капусте, они сдохнут. И раньше чем от голода – от тоски сдохнут…

Все эти наивные детские рассуждения – мол, надо вначале принять правильные законы, а потом появятся правильные люди, не учитывают совершеннейшей очевидности: законы появляются из людей, а не люди из законов! Человек пишет бумажку, а не бумажка человека, неужели не очевидно?!

+++

Можно щедро профинансировать российскую науку. Это тем легче сделать, что шуганутое, с явными склонностями везде прятать заначки, российское властное сообщество – большую часть денег (ресурсов, средств) заныкало без дела. Оно как Каштанка – украло у хозяина куриную ножку, спрятало её в грязи и пыли под шкапом, и теперь больше всего боится, что хозяин найдёт ножку и съест…

Но эта забитая и пуганная власть – не является инопланетной, и не опирается на штыки иностранных оккупантов. Эту власть произвёл из себя, из своей среды методом отбора – наш народ.

Снова вопрос о причинах и следствиях: не власть производит народ, а народ производит власть, плоть от плоти, и мысль от мысли своей[2].

Как показывает жизнь, власть может опуститься до уровня самого примитивного, до уровня зоологического бандитизма – несмотря на XXI век. А что, скажете, на Украине сейчас власть уровнем выше каннибальской, первобытно-племенной?!

То, что власть дошла уже до крайних стадий дегенеративного процесса атавизации – ничуть не связано с проблемами её финансирования, и даже наоборот. Уж кто-кто, а власть финансируется всюду в первую очередь, и львиной долей! Что, она благодаря этому демонстрирует неуклонный прогресс форм?!

Ещё раз повторю: можно щедро профинансировать хоть науку, хоть балет. Поднять науке финансирование сразу в 10 раз – государство не обеднеет… Но это приведёт (к ужасу наивного Алферова) только к одному: у научной верхушки станет в 10 раз больше дворцов, яхт, роскошных пентхаусов в Москве и во Флориде, и т.п.

Потому что если человек настроен зарабатывать, а не служить – единственным продуктом его деятельности всегда будут только заработки. А у заработка денежного – два главных конкурента: чужие заработки и собственно дело.

Потому что если есть 100 рублей, то лучше забрать их себе все, а не делить на троих. И лучше, конечно, забрать их целиком, не выделяя из них на невозвратные расходы какую-то часть…

А у нас все успехи учёных измеряются Нобелевской премией, то есть в долларах. При этом нобелевка – в отличие от Ленинской или Сталинской премий – только деньги и ничего кроме денег. За ней не стоит ни государство, ни партия. Нобелевский комитет – это частная лавочка наследников жулика и афериста А. Нобеля…

+++

В точности по теореме Гёделя – рациональное обоснование фундаментальной науки не может быть заключено в ней самой. Никакая рациональная система не может быть обоснована сама на себе, как не может Мюнхгаузен сам себя за косицу вытащить из болота, какой бы крепкой не была его рука. Дело же не в силе руки!

Наука не может доказать человеку своей пользы, основываясь только на своей пользе. Человек-то ищет пользы не для неё, а для себя! Вы принесёте фармацевтам копеечное лекарство от рака – и радостно заорёте: «вот, спасение миллионов жизней!» А они вас пристрелят: это для вас миллионы спасённых жизней, а для них миллионы потерянных доходов!

Понимаете, фармацевты занимаются формально исцелением болезней, для того и приняты обществом, но фактически они зарабатывают деньги. Борьба с болезнями – для них только прикрытие заработка, отчуждения материальных благ у других людей в свою пользу.

Именно поэтому богатые на Западе живут в среднем на 15 лет меньше бедных: на бедных просто плюнули и оставили в покое, а богатых пичкают порошками, и главное, чтобы порошок был подороже, а какое действие он произведёт – дело уже десятое…

Если эту, достаточно известную схему перенести на человечество в целом – то мы увидим, что зарабатывающий человек – враг цивилизации не по недоразумению, а по сути. Он отчуждает.

Он возделал железную дорогу не для того, чтобы поезда хорошо ходили, а для того, чтобы вагоны грабить… Наука (настоящая, полезная) для такого человека – не в том, чтобы поезда мимо шли, а в том, чтобы они под откос валились.

+++

Очень может быть, что общечеловеческой цивилизации его поведение и ненужно, и вредно. Только он не хочет думать про какую-то там абстрактную общечеловечность.

Он мечтает откусить своё, кусает – успешно, или промазав, но независимо от его личного результата, цивилизация разваливается.

Она – требует жертв. Она – система, которую нужно пополнять, отрывая от себя. Если делать наоборот – то получится как у всех видов живых существ получилось, кроме человеческого вида.

То есть: дикая саванна, первобытные джунгли.

Финансирование науки или образования тут совсем не поможет. Для растленного жулика рост знаний означает лишь более изощрённые и более опасные для общества способы грабежа и разбоя…

+++

Вера нужна. Вера, которая автономные и враждебные био-объекты связывает в нетленное тело Христово («церковь – собрание верующих и тело Бога», я тоже не сразу, читатель, понял эту странную на вид аллегорию в Православии).

Только у этого единого человечества-тела появляется экономика (которую некоторые называют социализмом).

Только у него появляется коллективный, но единый разум, который называют цивилизацией и культурой.

Только у него появляется общее на все клеточки воля, которую называют прогрессом.

Рассыпьте тело на крошечные краткоживущие белковые комочки, которые бешено конкурируют за питательные вещества – и ничего, кроме крысиной возни, вы не увидите…


[1] Проблемы в советском снабжении были, но не будем потакать мифу об их громадности. Снабжение работало, как часы, доводя до всех и каждого всё необходимое для жизни в точные сроки и в выверенном объёме. Советское общество в сфере потребления, по сравнению с нынешним, просто жировало, хотя, конечно, нельзя дать всем всё, и сколько не дай – человеку всегда мало, и он постоянно требует больше, лучше, быстрее. Так уж он устроен. В любом случае – отнюдь не голод и нужда убили советское общество, в этом ручаюсь, как живший там, и могу лично свидетельствовать. «Перестройка» стала ярким примером того, как люди с жиру бесятся.

[2] Неугодная народу власть может въехать в страну только одним образом: в обозе иностранной армии. Все остальные власти – наш, может быть, неосознанный, но выбор.

Шизанутая, шуганутая и долбанутая власть – страшное зеркало, в которое мы не хотим смотреть. А ведь в своё возмущение «коррупцией Сердюкова» — обыватель чаще всего вкладывает свою неудовлетворённую зависть. В одобрение приговорам Улюкаева и Белых – свою удовлетворённую зависть. За которой стоит признание: «на их месте я вёл бы себя так же…»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора