Перспектив у пожранных нет

Виктор Евлогин 29.01.2019 15:29 | Общество 36

В Италии партия известного комика Белле Грилло «5 звёзд» собрала на выборах в 2013 г. 25% голосов, а в 2018 году 32%, став одной из ведущих сил правящей коалиции. В Британии 2008 г. мэром Лондона стал Борис Джонсон, по кличке Клоун — экстравагантный, непричёсанный персонаж, ведущий юмористического шоу. Потом этот Борис ещё сделался министром иностранных дел Соединённого Королевства. Характерен и пример комика Йона Гнарра, избранного мэром Рейкьявика. Тот назвал свою политическую силу «Лучшая партия» и в остро сатирической форме спародировал деятельность исландских политиков.

1. Клоунизация: выборы во всём мире теряют смысл.

Например, «Лучшая партия» позиционировала себя как «открыто коррумпированная» и торжественно обещала не выполнять своих предвыборных обещаний. А обещала эта партия своим избирателям бесплатные полотенца в бассейнах, белого медведя в зоопарке, «Диснейленд» в аэропорту Рейкьявика и «очищение в политике». Так вот исландский комик и победил. Отметим успехи профессиональных актёров – Рональда Рейгана, Арнольда Шварцнеггера и впечатляющий электоральный рывок наших дней, от комика Владимира Зеленского, растолкавшего тройку лидеров президентской гонки на Украине, не мог не породить потока комментариев.

Это какая-то чума и кошмар искренних демократов: побеждают порнозвёзды и боксёры, власть теряет не только сакральность, но даже и минимальное уважение к себе. Она превращается в презираемое сборище каких-то комедийных персонажей, в общей совокупности курьёзов доказывая главное: ДЕМОКРАТИЯ, КАК ЕЁ ПОНИМАЛИ КЛАССИЧЕСКИЕ ДЕМОКРАТЫ, УМЕРЛА. Она смердит и разлагается, вырождаясь во всё менее значимое и менее увлекающее людей шоу. Выборные процессы оторвались от жизни, они ничего не решают и ничего не меняют, клоуны мутузят друг друга сами по себе, а народы живут сами по себе. Но кто тогда всем управляет НА САМОМ ДЕЛЕ?

2. Реальная власть: кто решает и распоряжается?

Мировой экономикой правит «суперорганизация» из 147 связанных между собой компаний, выяснили швейцарские ученые[1]. «Реальность настолько сложна, что мы должны отойти от догм, будь то теории заговора или свободного рынка. Наш анализ основан на реальных данных», — цитирует издание швейцарского ученого Джеймса Глэттфелдера.

Швейцарские ученые опирались на базу данных Orbis от 2007 года, в которой записаны 37 миллионов компаний и инвесторов со всего мира. Из них эксперты выбрали 43 060 компаний, принадлежащих транснациональным корпорациям, и выявили их общие активы. На основе этого они построили модель распределения экономического влияния транснациональных корпораций, в том числе через владение фондами, участие в прибыли. В результате ученые выявили ядро из 1318 компаний с взаимными владельцами: каждая из этих компаний связана с другими компаниями, среднее число аффилированных партнеров составляет 20. И хотя доходы 1318 компаний составили 20% от общемировой операционной выручки, через свои фирмы они владели большей частью мировых «голубых фишек» и предприятий реальной экономики, обеспечивающих около 60% от мировой выручки.

Продолжив распутывать паутину собственности корпораций, команда ученых выяснила, что большинство «нитей» идут от «суперорганизации» из 147 компаний: их активы пересекаются друг с другом, что фактически позволяет им контролировать 40% глобального корпоративного богатства.

«По сути, менее 1% компаний контролируют 40% всей сети», — говорит Глэттфелдер. Большинство из них — финансовые институты. В топ-20 вошли Barclays Bank, JP Morgan Chase & Co, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley, UBS, Deutsche Bank.

Американские идеологи возразили швейцарцам, что «лозунг протестующих на Уолл-стрит о том, что 1% людей владеет большей частью земного богатства, лишь отражает логическую фазу самоорганизации экономики».

Ежегодный доклад организации Оксфам публикуется регулярно для Всемирного экономического форума в швейцарском городе Давосе, в рамках которого происходят встречи политических деятелей и бизнесменов со всего мира. Он утверждает, что 62 самых богатых человека мира владеют половиной всех богатств, которые вообще принадлежат человеку. По сути, они и правят планетой Земля в очень узком кругу! При этом в 2010 году половиной мировых богатств владели 388 человек[2].

Именно Оксфам предсказала, что большинство мировых богатств будет сосредоточено в руках 1% населения планеты. Этот прогноз сбылся в в 2015 году (1% миллиардеров имеют столько денег, сколько в сумме имеют 99 процентов населения всех стран)[3].

3. Что всё это значит?!

Либерализация власти, то, что я называю «клоунизацией» власти неразрывно связана с либерализацией экономики, отрывом власти от рычагов и механизмов принятия экономических (прежде всего, распределительных) решений.

Тут всё просто и понятно даже ребёнку: серьёзные вопросы должны решать и будут решать «серьёзные» люди. Вопросы второстепенные, несерьёзные, малозначимые – может решать хоть клоун, хоть боксёр, хоть фигуристка. Никаких проблем с этим нет: даже самое дурацкое шоу никого не убьёт и не покалечит – пока остаётся в рамках шоу. А не нравится – не смотри, переключи канал. Ведь эти клоуны всё равно не решают существенных в твоей жизни вопросов.

Отрыв распоряжения людьми от распределения благ сводит роль власти к роли массовика-затейника в доме отдыха. Во-первых, ты не обязан ему подчиняться, он же тебе не начальник, а обслуживающий персонал. Во-вторых, если речь идёт о шуточной ерунде, то почему бы с ним за компанию и не подурачиться? На отдыхе-то?

Между тем подлинная лояльность кому-либо и чему-либо строится на двух основаниях:

1) Уважение, авторитет к источнику.
2) Распределение из него материальных благ.

Либо ты ничего не получаешь на руки, но искренне убеждён, что обратившаяся к тебе организация – священная, сакральная, и её просьба – тоже священна для тебя.

Либо ты достаточно циничен, чтобы презирать приказчика, но заинтересован материально сделать, чего он хочет. Ему дело, тебе деньги.

Власть-клоун не имеет ни того, ни другого. Распределяет блага всё равно не она, а глобальные банкиры, а потому и вся покупная лояльность наёмников достаётся не формальной власти, а банку. Ну, а считать клоуна священным и праведным – тоже может лишь сумасшедший.

За демократической клоунадой, всё более и более плоской, грубой и примитивной, стоит нечто весьма ужасное: номинализация всех и всяческих форм представительной власти. Президенты и парламенты превращаются на глазах в звук пустой, в лишённую реальной власти фикцию, собрание марионеток.

Неужели человечество так долго и мучительно, кроваво вырабатывало формы представительных властей, их разделения, общественного контроля, профилактики самоуправства и узурпации власти – чтобы в итоге передать все представительские функции кучке никем не избранных и иным образом не уполномоченных теневых банкиров?

+++

Процесс начался не вчера, и суть процесса – «если не можешь предотвратить процесс – постарайся его возглавить». Долгая борьба за представительные институты по умолчанию велась за реальные институты власти. Если бы речь изначально шла о номинальных институтах, о «зиц-председателях» — тогда этой борьбы не стоило и начинать.

Номинализация представительства – самое худшее, что может произойти со страной и властью. С одной стороны, все поводы для борьбы снимаются: вы хотели парламента, вот вам парламент. С другой стороны, все реальные, по настоящему значимые вопросы уходят в тень, во мрак, в какие-то сговоры участников келейных заговоров.

Болтуны болтают, правители правят, и нигде эти два процесса даже не пересекаются. Поскольку болтуны с призрачной властью ничего не решают – можно терпеть любой уровень критики в их адрес. Их можно менять, ставить хоть на час, хоть через час – и никакой катастрофы управления от этого не случится. Ведь пересадить пассажиров в автобусе – совсем не то же самое, что поменять на сложном участке гонок водителя. Пассажир не влияет на движение, сидя на передних креслах, не будет влиять и если пересядет на задние…

+++

В реальности существуют лишь власть распределительная, которая может подкупить человека, и власть сакральная, в служении которой человек видит смысл своей жизни.

Сегодня человека не случайно делают ни во что не верящим циником и продажным шкурником – чтобы его легче и дешевле было подкупить, и чтобы его вера углами в процессе пропихивания не царапалась.

Если человек не обладает ни фанатизмом, ни национальными распределительными системами, то превращается в «окончательную слизь» — то есть в полного заложника глобальных финансовых воротил. Они решают, сколько он будет зарабатывать, и они же – во что ему верить (точнее, делать вид, что верит).

Такая система идеологически безумная и цивилизационно-бесперспективная.

Идеологически её оформить никак нельзя, технически невозможно. Оттого всякая проамериканская власть не может сформулировать своих целей на рациональном языке.

Почему мы избираем одних, а правят нами совсем другие? Почему максимальные объёмы собственности у ничтожного меньшинства, у которого, с точки зрения демократического мифа, минимальная власть? Ведь, по сути, власть большинства была бы властью бедняков, потому что чисто демографически бедняков всегда больше… Почему те, кто нами правят – не хотят легализовать себя как власть и выставляют каких-то клоунов вместо себя? Неужели их лица так чудовищны, что они боятся нам их показать? Почему чем больше формальных свобод, тем меньше реальных прав, и т.п.

Если финансовая сторона (подкуп) у проамериканских властей самое сильное место, то идеологическое их оформление – самая слабая их часть, всегда и везде. Дело не в том, что они не могут найти умных людей и как-то сформулировать базовые идеи, а в том, что их базовые идеи (бесконечное доминирование ничтожного меньшинства) нельзя даже технически сформулировать рациональным языком.

Вопрос «зачем они всё это делают?» остаётся открытым для всех, включая и самих банкиров. Ведь они управляемы биологическим хватательно-поглотительным инстинктом, а он сформировался до появления разума и членораздельной речи. Простейший организм не знает, зачем он жрёт всё съедобное, сколько бы его ни было – простейшему нечем об этом думать. Если вы посадите амёбу или вирус в питательную среду, то они начнут там всё жрать и копировать самих себя делением в силу инстинктов доразумного происхождения.

Как можно инстинкт описать рациональным языком? Скажем, половое влечение предполагает продолжение рода, но если свести его к продолжению рода, то это будет уже не инстинкт, а технологическая операция, и всего несколько раз в жизни. Но инстинкт же не сводится к этому! Он зудит постоянно, и менее всего в этом зуде думает о продолжении рода, у инстинкта совершенно иные приоритеты мотиваций.

Рациональное выражение хватательно-поглотительного инстинкта – это стремление сделать потребительскую норму гарантированной на всю оставшуюся жизнь. Человек обогащается, потому что боится, что завтра не будет сегодняшнего сытного обеда. И пытается с помощью денег, иных форм накопления – забронировать за собой сегодняшний сытный обед до самой смерти.

Но нельзя же свести к этой рациональной матрице одержимость всепожиранием у мировых банкиров! Их стремление поглотить всё сущее – не имеет рациональных мотиваций, это глубинный и первобытный инстинкт из позвоночного мозга, лишённый ограничителей.

+++

Отсюда главная особенность момента: парадоксальное для всей предыдущей истории расщепление идейных людей, вдохновляемых принципами — и наёмников, стимулируемых оплатой.

Поскольку все деньги мира в руках очень узкой группы людей, никак не могущих, да и не желающих легализовать свой статус (а группа узка до ужаса и нелегитимна до кошмара!) — получается, что всё сопротивление глобальной тирании носит босяцкий, висящий в воздухе, безресурсный характер. Получается, что все наёмники, кто бы они ни были — на корню скупаются той единственной сверхмалой группой, которая единственная в сложившихся условиях по-настоящему владеет деньгами.

Но сформировав колоссальную наёмную армию, эта сверхмалая и нелегальная группа мироправителей при всей своей финансовой мощи удивительно слаба с точки зрения идей, идеологии, какого-то рационального объяснения мира и своих действий в мире.

Это — безмозглый паразит, который, разросшись, довёл мозг своего носителя-донора до крайнего истощения, близкого к некрозу. Паразит мозг носителя убивает, а сам думать не умеет. Паразит управляем низшими хватательно-поглотительными инстинктами, которые и вырастили его в многометровый бычий цепень, превративший заражённого им человека в дистрофика с угасающими чувствами и мыслями.

С одной стороны, сопротивление сверхмощной корпорации, владеющей всеми деньгами мира — представляется безнадёжным: это всё равно, что спорить с пищей, в знак протеста отказываясь её принимать. Такой протест (голодовка) приведёт к смерти, и только. С другой — управление сверхмощной корпорации планетой — тоже безнадёжно. Эта корпорация не имеет миссии — даже такой, какую присваивали себе феодальные короли или племенные вожди.

Она играет на всех человеческих слабостях, но не имеет даже смутного собственного представления о будущем человечества. Она обволакивает человечество своей желудочной тканью, расщепляет и утилизирует всё — от вершин культуры до самых простых и бытовых удобств.

То есть мы имеем власть, которая, с одной стороны, самодержавна, абсолютна, на которую никак не могут и не способны влиять никакие выборы-референдумы. А с другой стороны — эта власть не имеет идеологического лица или вообще какого-нибудь лица. Она не имеет внятной позиции и способности к легализации себя хоть в какой-то упорядочивающей форме.

Проблема не в том, что все демократические институты, ничего не распределяя и утратив сакральность — не власть. Проблема в том, что и за кулисами демократического шоу реальная власть пребывает на пещерном уровне тёмного неолита, не пытаясь конвертировать своё всемогущество в какой-то свой вариант светлого будущего потомков.

Человечество долго в таком состоянии полной непредставленности интересов миллиардов граждан всех стран (ставших фиктивными) долго существовать не может. В реальности у этого мира нет уже не только прав человека, но даже и каких-то суверенных прав отдельно взятых государств. Жизнь человека, жизнь городов и районов, жизнь целых государств ничего не стоит: их унижают и уничтожают совершенно буднично, по приказу «центра лояльности», 62 мироправителей, имеющих все деньги мира, и никакого официального статуса.

В последние годы даже формальное правовое обеспечение процесса отставлено за ненадобностью: мировая финансовая закулиса решила, что и так все всё знают, всем всё видно, и всё уже схвачено, поэтому заморачиваться с правовым оформлением своих поступков не хочет. Президентов якобы суверенных государств назначают извне в грубой форме, признавая их «законной властью» раньше, чем они сами о себе такое заявят.

Геноциды приняли гигантские масштабы — а мера и степень умолчания о колоссальных геноцидах поражает воображение своей тотальностью: это уже антиутопия, какое-то «Мы» из романа, пророчившего человечеству тиранию неслыханную, запредельную, такую, что человек превращается в биоробота… Над выборами смеются уже все в открытую: и те, кто якобы выбирает, и те, кого якобы выбирают. Произвол мировых финансовых центров дошёл до пика самодурства, превращая банкиров в подобие олимпийских богов из мифов Древней Греции.

Перспектив — ноль. Какие перспективы у оленя, которого терзает лев? Лев насытится, кости оленя растащат гиены — собственно, всё. Говорить о перспективах, о дальнейшей судьбе, о том, как дальше строить жизнь в отношении оленя, пожираемого хищником — просто нелепо. А теперь поставьте на место оленя — человечество…

И вы поймёте в каком глубоком анусе мы оказались с либеральными фокусами и «перестроечными» кривляниями демшизы.


[1] К такому выводу пришли ученые Швейцарского государственного института технологий в Цюрихе, проанализировав данные более 43 тысяч компаний, пишет британский The New Scientist. Работа швейцарских ученых принята к публикации в научном журнале PloS One.

[2] Данные для исследования основываются на информации из ежегодного списка миллиардеров по версии журнала Форбс, отчёта Global Wealth Report от банка Credit Suisse.

[3] Доходы этих 62 человек за 5 лет выросли на половину триллиона долларов, при этом 3,6 миллиардов человек за это период в общей сложности потеряли триллион долларов. Каждая группа людей, 62 человека и суммарно все остальные люди, имеет по 1,76 триллиона долларов.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора